Екатерина Волкова: «Не хочу быть фарфоровой куклой с большими губами!»

Самая знаменитая «мама» телевидения сегодня на Passion.ru!

Встречи с актрисой Екатериной Волковой я ждала с нетерпением. Надо признаться, что я большая поклонница сериала «Воронины», каждый раз уходя в отпуск, я скачиваю все новые серии и потом с наслаждением «тюленю» под них где-нибудь на берегу моря или у бассейна, это уж как повезет.

Мы встретились в центре города на одной из многочисленных летних веранд. Катя оказалась из тех людей, которые мгновенно к себе располагают, поговоришь с ними десять минут, а кажется, что знакомы всю жизнь. Яркая, эмоциональная и очень живая, не законсервированная в своем звездном статусе, к тому же не лишена самоиронии, что любому собеседнику сразу добавляет сто баллов. В общем, судите сами.

Н.М.: Сама понимаешь, совершенно невозможно не спросить, как ты стала Верой Ворониной?

Е.В.: На пробы я пришла в октябре 2008 года, но мне сказали: «Спасибо, до свидания». Через два месяца меня снова позвали на пробы и опять: «Спасибо, до свидания». Потом уже в конце декабря, под самый Новый год мне сообщили, что я вошла в пятерку претендентов.

До этого, надо сказать, я совершенно не верила, что могу получить эту роль. Вера — мама, положительный персонаж, а у меня было амплуа такой бизнесвумен и стервозины. Маму я играла только в рекламных роликах, на моем счету их около сорока.

А после Нового года мне говорят, что выбирают уже между мной и еще одной актрисой. Я звоню маме и говорю: «Вот оно! Представляешь, сейчас будет такой интересный долгоиграющий проект!». А мама мне: «Успокойся, все твое твоим и будет». А потом мне позвонили и снова сказали: «Нет»! Спрашиваю, почему, а мне в ответ: «Канал считает, что тебе не хватает возраста, ты не можешь быть матерью троих детей, пятилетней Маши и трехгодовалых близнецов». Мне тогда было 26.

Загрузка...

Конечно, я расстроилась, но смирилась и даже забыла. У меня появлялись другие проекты, я продолжала сниматься. Тут же появился проект «Отблески», где мы со Славой Манучаровым познакомились и работали долго, после «Отблесков» был еще проект.

И вдруг звонок, приглашают на кастинг. Возобновились пробы, опять выбирают маму, всех нашли, а маму — нет. В этот момент уже Егор (Георгий Дронов — прим. ред.) был утвержден на роль Кости. Говорят, что надо приехать завтра. Я отвечаю: «Ну, если только с 10 до 12, дальше не могу, у меня репетиция». Я приехала самая первая, а в кадр вошла в восемь вечера. Я порывалась уйти, но мне говорили: «Сиди, если ты хочешь чего-то, сиди, придумай еще одну отмазку для театра, но сиди».

Вот и вошла я с Егором в кадр в восемь вечера, потому что у него был последний съемочный день в проекте «Неудачники», куда я, кстати, тоже пробовалась и тоже на роль его жены. С Егором все очень легко получилось, он мне все рассказал, все объяснил, мы вошли в кадр и сразу все сделали. Это была сцена про то, как Вера удаляла усы, а Костя ее застал. Я должна была развернуться и «от испуга» лаком для волос в сторону брызнуть, а попала прямо ему в глаза.

На следующий день мне позвонили и сказали, что тандем сложился — меня утвердили. И тогда я поняла, что мама была права. Все, что твое — твоим и будет. Ну и вот, с 2009 года снимаем.

Н.М.: Ты уже почти семь лет Вера Воронина, образ яркий и узнаваемый, ты не боишься застрять в этом амплуа? Не будет Вера мешать Екатерине Волковой делать карьеру?

Е.В.: Отчасти она уже мешает. Мамы во многих проектах есть, но именно Воронина у всех как бельмо на глазу. Мне говорят, что я ассоциируюсь только с этим сериалом. Борис Владимирович (Клюев) тоже ассоциируется, но это же не мешает ему сниматься! И Егор снимается. У меня, конечно, есть антрепризы, есть театр, а с кино пока тяжело. Хорошо, что хотя бы на пробы зовут, но канал или продюсер отказывается.

Я жду того продюсера, который скажет: «Да плевал я на этих Ворониных, давай, иди ко мне сниматься». Получается такой замкнутый круг, сериал дает популярность, но не дает идти дальше. Видимо, придется дождаться окончания съемок, чтобы сменить имидж. Тогда все пойдет!

О гастролях

Екатерина Волкова

Н.М.: А ведь был же уже момент, когда ты едва не опустила руки? Ты даже учиться пошла на экономиста.

Е.В.: Такое было неоднократно. Но учиться пошла не поэтому. У моего папы пять высших образований, он не понимает, что это за профессия — актер. Правда, палки в колеса они мне с мамой не ставили, сказали: «Хочешь, иди и пробуй!». Они были уверены, что я не поступлю — у нас в семье никто не связан с театром, даже знакомых не было, чтобы как-то помочь. Я поступала сама, целенаправленно, я этого хотела. Родители сказали мне: «Хорошо, учись, но пообещай, что получишь образование «для жизни».

Конечно, я дала слово. И вот я закончила театральный, принесла красный диплом, а папа мне: «Помнишь, что ты обещала?» Я ему: «Нет». А он мне: «Ты обещала. У тебя послезавтра собеседование в Финансовую Академию на Лубянке». Что поделаешь, пошла, была уверена, что завалю, у меня четыре года не было ни математики, никаких других точных наук.

И вдруг я поступаю… Закончила, как обещала. Папе большое спасибо, это все-таки запасной аэродром, наша профессия не дает никаких гарантий, что все сложится. Теперь меня все спрашивают: «Вы, наверное, умеете деньги считать, грамотно откладывать!». А я честно говорю: «Нет! Я их умею только тратить!» (Смеется).

Н.М.: Съемки в сериале — это какая-то дикая нагрузка. А еще работа в театре! Как тебя на все хватает?

Е.В.: Ну, пока силы есть, справляемся. Хотя иногда устаешь так, что думаешь: «Боже мой! Сколько я еще выдержу?» Мы же ездим на гастроли с антрепризами. Недавно вот были на гастролях на Колыме, причем в таких городах, где нет даже гостиниц, где нет Интернета, туда просто невозможно провести оптоволокно. Мы поехали в такой момент, когда холод был собачий. Переезды по 11 часов, нам заказали автобус, пообещали, что переезды будут ночью, мы сможем выспаться. Вот это кайф!

Автобус отапливается, вещей у нас мало, только ручная кладь, в чемоданах реквизит и декорации. А в ручной клади… сменные футболки и белье, свитер. Все! Мы заходим в автобус, расположились, сняли куртки, потому что жарко, натоплено. Легли и уснули. Просыпаемся через 20 минут от того, что в автобусе нестерпимо холодно. Оказывается, печка сломалась. И мы, соответственно, начинаем на себя все надевать. Ни куртки, ни варежки, ни шапки не помогают, окна в инее, во льду, руки трясутся. 11 часов без печки! На улице минус 30, у нас минус 15…

Бывают места, где гостиниц нет в принципе. Есть город Палатка на Колыме, там население человек 300. Так вот там гостиниц нет вообще, нас заселяли в квартиры. Заходим в одну, а там никто не жил лет 10, даже электричества нет. Мы говорим: «Вы что, издеваетесь? Как тут жить-то?» Полдня искали квартиру, где можно жить. Но это все мелочи, это понимаешь, когда выходишь на сцену и видишь зрителя, который говорит: «Спасибо вам, что вы приехали, мы до последнего не верили».

Мы иногда приезжаем в город, а там зал на 300 мест, продано 50 билетов. Люди не верят, что мы на самом деле до них доедем, что это не будут какие-нибудь двойники или обманщики. А когда мы уже в городе, билеты раскупаются ровно за 15 минут. Очень просят, чтобы мы еще остались, а у нас же тур, мы не можем. Вот эти зрители безумно благодарные. Они слушают, они внимательные, они все время с тобой в контакте. Ради такого зрителя можно потерпеть и все гастрольные неудобства.

О мужчине мечты

Екатерина Волкова

Н.М.: Давай о прекрасном, расскажи, где ты познакомилась с мужем? Вообще где в наше время девушка может встретить мужчину своей мечты?

Е.В.: Я — в театре. У меня есть подруга Даша Сагалова, она участвовала в проекте «Танцы со звездами», Андрей тоже, но как профессиональный танцор. Вообще-то он архитектор, просто с детства танцевал, танцы остались важной частью его жизни. И вот уже который сезон подряд он участвует в этом проекте. Даша пригласила его на спектакль, в котором мы с ней играем вместе. Пришел он на спектакль к ней, а месяца через три ушел со мной.

Я обратила на него внимание, когда он вышел ей цветы дарить, спрашиваю ее: «Это кто?!», а она мне: «Андрей Карпов, свободен». На следующий день опять спектакль, в нем есть танец. Этот танец мы настолько заучили, что он буквально вбит в ноги, даже думать не надо, что делать. Выходим и танцуем, я в первом ряду. И вдруг я вижу его в зале и забываю движения! Все танцуют, а я стою и пальцами щелкаю, как полная идиотка.

Вылетаю за кулисы, говорю: «Сагалова, ну что же ты не сказала, что он будет?». А она в ответ: «Ой, я забыла, он, кстати, тоже про тебя спрашивал». В общем, так мы друг про друга спрашивали месяца три. Даша нам уже говорит: «Господи, как вы мне надоели, как в детском саду! Неужели нельзя общаться напрямую, не через меня?».

Как-то раз, когда Даша была на гастролях, я получаю смс с незнакомого номера: «Приглашаю вас завтра на урок танца». Думаю: «Что за бред, как еще урок, понедельник в театре — выходной, кто это вообще?!». А он пишет: «Это Андрей Карпов». Сразу соглашаться же нельзя, пишу: «Простите, Андрей, у меня на завтра уже другие планы». А сама Сагаловой звоню: «Меня Карпов на свидание пригласил, а я отказалась». А она: «Ну и дура! Вон он, за стенкой сидит, говорит, что позвал тебя на свидание, а ты отказалась».

Екатерина Волкова

Я походила часа три и написала ему: «Знаете, Андрей, у меня поменялись планы, есть небольшой промежуток, можем встретиться». На следующий день Даша помогла Андрею, дала ему ключи от нашего танцзала, мы пришли, потанцевали минут сорок, у нас настоящий урок был. Он так серьезно мне говорит: «Ну да, ты не бревно!». Я тогда еще не знала, что это коронная фраза моего мужа.

Сели в машины и должны были разъехаться. Я честно не помню, кто из нас кому позвонил, но только уже через 20 минут мы сидели в кофейне и болтали. Мы просидели там часов пять, до самого закрытия. Время пролетело совершенно незаметно. Мы затрагивали самые разные темы — и архитектурные, и танцевальные, и художественные. Я по всем уголкам собирала все свои познания об изобразительном искусстве, чтобы не облажаться. Андрей потом признался, что он сам сидел и судорожно вспоминал все, что знает — «Ты же закончила театральный, ты же наверняка больше знаешь».

И с этого дня мы больше не расставались, каждый день встречались, гуляли, он приезжал на съемки ко мне, помогал. А потом вдруг всплыла его школьная любовь, болезненная такая история, и он пропал. И я впервые в жизни поняла, что мне больно. Обычно я играла, флиртовала, бросала, а тут мне было так больно и обидно! Я не могла спать, не могла есть. Я в первый раз в жизни пошла к психологу! И, надо сказать, он мне довольно быстро поставил мозги на место.

Екатерина Волкова

Я внутренне выдохнула, подумала, как в анекдоте: «Ну и хрен с тобой, золотая рыбка». А через некоторое время он мне позвонил: «Нам надо поговорить, давай встретимся». Я думала, что лучше все выяснить по телефону, но он настоял, мол, нет, мне нужно тебя увидеть. Я приехала с желанием сказать: «Все, спасибо, мне это все больше не интересно», а он мне в этот момент говорит: «Я был дураком, я все понял и люблю только тебя, не уходи». Я ему говорю, что вообще-то пришла попрощаться. Он сказал, что почувствовал это и понял: если сейчас потеряю, обратно уже никогда не верну. И это правда, я обратно второй раз никогда не вернусь, никогда, как бы больно мне ни было. С того дня мы окончательно вместе.

Об отношениях

Екатерина Волкова

Н.М.: Я знаю, что он очень красиво сделал тебе предложение.

Е.В.: Да, предложение он мне сделал в Париже на мой день рождения. Он все заранее спланировал, была куча накладок. У нас никак не получалось собраться, приходилось менять билеты, у него очередной сезон «Танцев» начался, мы не сходились по дням. Но он все спланировал, да так, что я ни о чем не знала. Только видела, что он все время болтает с кем-то, я захожу в комнату, он тут же бросает трубку. У меня даже какие-то мысли стали появляться неправильные. С кем это он без конца разговаривает?

Потом мы прилетели в Париж, гуляли, дождь лил как из ведра, холодно — у меня день рождения 15 января. Нагулялись, вечером он говорит: «Пойдем ужинать». А я не хочу, я так устала, но смотрю — расстроился. Он ведь даже костюм купил! Думаю: «Ну ладно, все-таки заранее готовился».

Мы пришли поужинать в уютный ресторанчик. Фишка в том, что там все официанты — профессиональные оперные певцы, в промежутках между тем, как выносят блюда, они поют арии из опер. Это так красиво! Туда надо заранее записываться, просто так не придешь. Это место для знающих людей, для тех, кто понимает. Там все говорят только по-французски, по-английски никто не говорит. Но Андрей узнал, что есть один официант из Львова, который там работает, нашел его, уговорил выйти не в свою смену. И он вышел, разговаривал с нами на русском, все координировал.

В какой-то момент Андрей встает на колено, открывает коробочку с кольцом и делает предложение. У меня дар речи пропал, я ничего не вижу — слезы льются. Я беру это кольцо, все замерли, у них в ресторане ни разу такого не было! Мы были первой парой за 10 лет, что существует этот ресторан. Многие стали снимать на телефон, нам даже потом видео выслал один француз.

Официант из Львова ко мне наклоняется и говорит: «Ну, ты что-нибудь скажешь? Все ждут! Да или нет?» И я: «Да, конечно, да!» Вот уже семь лет, как мы вместе.

Екатерина Волкова

Н.М.: Ты говоришь, что на этапе знакомства нельзя звонить первой, нельзя сразу соглашаться на свидание… Ты думаешь, эти правила обязательно надо соблюдать? Почему это важно?

Е.В.: Понимаешь, сейчас мужчины безумно избалованы вниманием, они сидят и думают: «Да ладно, сама позвонит». Но я не раз убеждалась, что не надо звонить самой! Не надо навязываться. Мужчины расслабленные, не эта — так та, не та — так другая. Большая проблема наших мужчин в том, что они привыкли, что женщины делают все сами. Это и наша проблема, и моя в том числе. Мне проще сделать самой и показаться независимой, нежели хрупкой и ранимой. Мы это делаем сами и делаем неправильно. Я завидую тем девушкам, которые и сами все могут, но умеют притворяться такой несчастной кошечкой, у которой ничего не получается. И им помогают!

Вчера, например, иду с тяжелыми пакетами, какой-то мужчина спрашивает: «Здравствуйте, вам помочь?» Я сразу: «Нет, спасибо, я сама!». А потом думаю: «Почему я отказалась? Почему я сама? Я тащу эти два пакета, пусть даже до машины, мужчина предлагает помощь. Зачем я отказалась-то?». Мы как будто специально убиваем их инициативу на корню. Я сама, я могу, я независима.

С одной стороны, это важно, посмотришь, как мужчины уходят из семьи спустя много времени, а жена посвятила себя полностью ему и осталась потом без всего. С этой точки зрения женщина должна быть независима. Но с другой стороны, в паре все равно главный мужчина, он должен оберегать свою женщину, защищать, помогать ей.

О красоте

Екатерина Волкова

Н.М.: Ты очень красивая! Это как раз та самая красота, которой даже завидовать невозможно. Как ты ее поддерживаешь?

Е.В.: Спасибо! Никак! Впрочем, не буду врать. (Улыбается). Безусловно, в моем возрасте уже приходится ухаживать за собой. Просто так ничего не дается. Я не делала пластики, но у меня потрясающий косметолог, она же действующий пластический лицевой хирург. Я пришла к ней, когда мне исполнилось 30 лет. У меня всегда была мечта сделать поменьше нос, тогда же я решила, что мне надо подрезать тут, тут и вот тут. Она посмотрела на меня и удивленно спросила: «Что тут резать-то?». Я возмутилась: «Ну как? Мне 30 лет, пора резать!». Она посмотрела на меня и сказала: «Если резать, то не ко мне. Тебе можно поколоть гиалуронку, диспорт, сделать поддерживающие процедуры…». Так я и осталась с ней. Все это я делаю уже пять лет, я безумно счастлива, что нашла такого профессионала. Лицо — это моя работа, за ним обязательно нужно ухаживать. Еще я делаю мезотерапию, витаминные коктейли, все-таки кожа все время в гриме, она устает. Но я не «закалываюсь» до состояния куклы, у меня живая мимика. Просто уже кожа не та, мышцы не те, мы стараемся все это поддерживать в прекрасном состоянии.

Поскольку моя косметолог — действующий лицевой хирург и разбирается в вопросе, она уверена, что нужно как можно дольше избегать пластики. Как только ты начнешь, то уже не остановишься. Опять же, лицо меняется, а нам, актерам, этого не нужно. И я не хочу быть этой фарфоровой куклой с большими губами, у которой глаза не двигаются. Вот, например, в детском спектакле я играла шимпанзе. И пригласила косметолога с сыном в театр. Я вышла на сцену, а она сидит в первом ряду и хмурится. Думаю, неужели так все плохо?! Она зашла ко мне после спектакля и спросила меня: «Катя, что ты делаешь с лицом?». Оказывается, сразу после процедур нельзя так активно работать мимикой. Но я же не могу по-другому, я же шимпанзе!

Так что теперь она постоянно сама изучает мое расписание и сама назначает даты всех процедур. Она же лучше меня знает, что и когда можно делать. Но иногда я звоню ей со своими проблемами. Например, если накануне дня рождения у меня выскочил гигантский прыщ. Она сразу меня принимает, «химичит» с лицом — и все проходит. Поэтому она называет меня «ходячим геморроем». Спрашивает, не могу ли я хоть раз прийти к ней с нормальным лицом. На что я резонно отвечаю, что с нормальным лицом я от нее УХОЖУ.

Многие мои друзья, кстати, теперь тоже ходят к ней. Вот, например, одна моя приятельница до знакомства с ней летала в другие страны к самым знаменитым хирургам. Нос она исправляла в Швейцарии, грудь делала во Франции у пластического хирурга Анджелины Джоли. Но ей испортили нос, закачали гиалуронку больше, чем было нужно. В итоге вместо носа у нее на лице был шар. Она не знала, что делать, я отправила ее к своему косметологу. Она потом позвонила мне и в эмоциях сожалела, что не слушала меня раньше и не ходила к ней.

Н.М.: Биоревитализацию, нынче модную, ты уже делала?

Екатерина Волкова

Е.В.: Да, только она мне не подходит. Мы делаем курс отдельных витаминных коктейлей и ту же самую гиалуронку три раза в год. И моя кожа насыщается. Еще я пробовала фраксель. Это ад! При этой процедуре кожа сжигается лазером три раза. И нужно ее делать раз в три недели. Насколько у меня высокий болевой порог, но тут я орала даже с заморозкой! Я прямо чувствовала, как сжигали кожу.

Эффект — краснота, будто ты сгорел в солярии — у меня проходил за два дня. Потом отшелушивается — и все проходит. Но вот этот момент, когда тебе сжигают кожу — это непередаваемо. И надо это делать раз в год. Но я не могу себя заставить, видимо, теперь только под наркозом! У меня жирная кожа и пористая, вот она поры отшлифовывает как раз. И все становится идеально. Но я все равно не готова!

Н.М.: В жирной коже есть плюс, она позже стареет! Я, например, пока пользуюсь только косметическими средствами, благо работа позволяет попробовать все новинки.

Е.В.: Когда я пришла к косметологу первый раз, то спросила, что мне грозит в будущем? Она сказала, что у меня будет нависать веко, но зато не будет грыж под глазами. А еще у меня ослабели мышцы лица. Хоть я и худая, но у меня кожа отвисает, так как мышцы ее просто не держат. Последнее, что мы с ней сделали, это 3D-лифтинг. Прокололи инъекцию без всего — кожа автоматически подтянулась. Раньше я думала, что пластику первый раз надо сделать в 30, пока кожа эластичная. Но все это бред.

Н.М.: Больше ничего не хотела в себе изменить?

Е.В.: Был момент, когда я хотела сделать себе грудь. Не третий, не четвертый размер, а полный второй, чтобы носить кружевной лифчик без пуш-апа. И моя же косметолог, с которой мы давно уже дружим и общаемся семьями, посоветовала мне сходить к некоему Роману Эдуардовичу из их же клиники, лучшему в этой области. Ну я и пошла.

Представьте картину, я иду по коридору, а навстречу мне муж моего косметолога. Я говорю ему: «Ой, Рома, привет, как дела?». Он спросил меня, куда я направляюсь, я в подробностях рассказываю, что к Роману Эдуардовичу. Он кивает и уходит по своим делам. Я захожу в кабинет и вижу там его же! Я снова говорю: «Ой, а что ты тут делаешь?». На что получаю логичный ответ: «Я и есть Роман Эдуардович!». И сидит такой, играет с имплантами! И в тот момент я поняла, что я не хочу делать себе грудь. Сказала, что не готова. Так он до сих пор при каждой встрече спрашивает меня, не надумала ли я. Я говорю, что передумала. Ну не могу я раздеться перед приятелем!

Н.М.: А что же будет, если предложат сняться в постельной сцене?

Е.В.: Тут ответ прост: в постельных сценах я сниматься не буду. Ведь всегда есть профессиональные дублеры.

Н.М.: Мне кажется, у тебя идеальное тело!

Е.В.: Нет, это иллюзия! Я не дружу с фитнесом, у меня на него просто нет времени. Мой фитнес — это моя дочь. Она настоящий ураган. А ведь у меня нет няни, нет домработницы. У меня никого нет, я все сама! Видимо, за счет этого я «ухайдокиваюсь» и больше ничего не успеваю. И все лишнее самосжигается. У меня есть две карты в два фитнеса, но я никуда не успеваю. Как-то у нас отключили горячую воду, я поехала в фитнес помыться! Но я честно хочу заняться спортом. Иногда еду домой со спектакля в 12 часов ночи. Думаю, сейчас как приду домой, как возьму сумку и поеду в зал. Сил много еще! Я захожу домой — и все. Это же надо снова выходить, ехать, заниматься, потом бассейн, мокро, голову сушить… Но я понимаю, что надо, без фитнеса в наше время никуда. Будем стараться!

Читайте также:

5 актрис, которые себя не дадут в обиду
Тутта Ларсен о материнстве и карьере

Еще по теме
Загрузка...
Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...