Едва повеяло весной, вы снова собрались «худеть к лету»? Остановитесь. Нам есть что рассказать.

Героиня нашей сегодняшней истории, Марина Будаева, не стала скрывать свое лицо. И тело тоже. Она не только выжила после крайнего истощения, но и стала фитнес-тренером и пропагандистом здорового образа жизни. И она знает, к чему приводит постоянная «борьба с лишним весом».

Марина Будаева
Хореограф, фитнес-тренер, спортивный диетолог

Как я начала худеть

Мне было 14 лет, когда я впервые решила «бороться с собой». Я округлилась раньше, чем мои ровесницы. У меня появились бедра и грудь, нарисовалась большая попа, а тонкая талия слишком сильно подчеркивала это богатство. Я не находила это красивым. Я хотела быть как все девочки, а все девочки в классе были, как на подбор, тростинки.

Я стеснялась своей женственности. Больше всего меня смущали мужские взгляды — не мальчишечьи, а мужские. Со мной знакомились мужчины лет 30, я нравилась, мне делали комплименты. Сейчас я понимаю, что при росте 162 и весе 53 кг, при бедрах 90 см я была очень аппетитная. Но тогда психологически мне было плохо, я чувствовала себя куском мяса, объектом для пошлых взглядов, и во всем этом обвинила свою слишком взрослую фигуру. Я хотела иметь тонкое, ровное тело. И весить 45 кг.

Окончательно меня добили слова моего хореографа о том, что мне не мешает похудеть. И все. Стала худеть.

О том, как я стала худеть

«Худеем правильно»

Я быстро разобралась, что сидеть на голодных днях — к срыву. А мне был нужен стойкий результат. Мне, конечно, помог Интернет, я прочла все, что там было на тему «Как похудеть», поставила на себе все возможные эксперименты. Я точно знаю, как работает каждая методика. Когда я сейчас это читаю, у меня разрывается сердце, я знаю, как «здоровое питание» и «советы диетологов» могут убить ту, кто дисциплинированно и с рвением будет это исполнять. Я научилась считать калории, поняла, что если питаться на 1000-1200 ккал в сутки и тренироваться, то процесс идет без особого голода.

Через несколько месяцев, к выпускному в 9 классе, я весила уже 45 кг. При весе 49 кг у меня пропал менструальный цикл. Напомню, что худеть я начинала с 53 кг, то есть всего 4 кг оказались критичными для моего женского здоровья. Я наивно полагала, что скоро все восстановится.

Домашние били тревогу, грозились не пускать меня на танцы… Я понимала, что они правы, но было до ужаса жалко потраченных усилий. Как это — отказаться от достигнутого и сознательно толстеть??? Я не только не остановилась, но и снизила суточную калорийность питания до 900 ккал, так как к 1200 организм адаптировался…

Помню, как мы уехали на море, где не было весов для еды, привычных нежирных продуктов и прочего. Родные надеялись без «контрольных инструментов» меня откормить, но эффект получился обратный: я так боялась бесконтрольно растолстеть, что почти перестала есть и плавала-плавала-плавала…

Точка невозврата

Этот кошмар продолжался долго, четыре года. Меня таскали по врачам, прописывали таблетки, я билась в истерике... Но даже болезни, атаковавшие меня одна за другой, ужасающие результаты анализов, испортившаяся кожа лица, не могли меня убедить, что надо есть. Голова кружилась почти до потери сознания. Весы показывали 37, из зеркала на меня смотрела девочка с лицом, превратившимся в красное месиво. На коже не было и миллиметра, не покрытого огромными, болезненными прыщами (поэтому я не фотографировалась — и сейчас не могу вам показать, как выглядит женское тело 37 кг). Мои руки и ноги постоянно были холодными. Все стало действительно плохо, когда однажды утром я не смогла встать с кровати. Тогда я поняла, что еще шаг — и конец. Позже один из врачей после осмотра сказал маме: «Это какое-то чудо, что она остановилась. Еще пару килограммов, и ее не спасли бы даже под капельницей с глюкозой».

После этого я начала более или менее нормально есть. Именно более или менее — насколько позволяло мое состояние. Желудок сжался до таких размеров, что есть приходилось маленькие, но калорийные порции и как можно чаще. Иначе было больно. Я до сих пор уверена, что вытащили меня булки с кефиром перед сном. Именно это усваивалось лучше всего.

К 18 годам мой кошмар вроде бы закончился, я вернула свои стартовые 53 кг, в моей жизни появился любимый человек, у меня восстановился цикл, и я стала счастлива.

Увы, это не конец истории.

Отсроченные последствия

В 19 лет я отравилась, да так сильно, что за пару дней с меня слетело несколько килограммов. И менструальный цикл тут же снова сбился. То есть прекратился. С перепугу я быстро отъелась обратно, но он так и не вернулся. Врачи сказали, что у организма стресс наложился на стресс —и нужен избыток массы, чтобы репродуктивная функция восстановилась. Я отъелась до 56 кг… Не помогло.

Я решила, что раз ничего не поменялось, то надо хотя бы стройность вернуть. Записалась в тренажерный зал и влилась в модное течение «Фитнесняшек». Качалка, белковая диета, сушка, спортивное питание — все это стало для меня святым. Я даже выучилась на спортивного диетолога и фитнес-тренера, на данный момент успешно работаю в этой сфере. Мое помешательство продолжалась два года, я пришла к весу 50 кг, но не просто похудев, а наработав шикарные рельефные мышцы.

Вышла замуж… И снова начала ходить по врачам, потому что мечтала о беременности. Все врачи (абсолютно все!) уверяли, что жировой клетчатки недостаточно, что организм в состоянии глубокого стресса и нужна гормональная терапия.

На гормонах я поправилась до 61.5 кг. Спасибо мужу, который не просто поддержал, а делал все, чтобы мне было комфортно в новом теле. Пел дифирамбы и даже заставил меня поверить в то, что в таком весе мне лучше. Он помог мне победить свои пищевые страхи, ибо все, что не относилось к категории «правильное питание», вызывало у меня нервные приступы. Я прилагала неимоверные усилия, чтобы побороть жирофобию, сахарофобию и научиться есть беззаботно, как в детстве, не думая о калориях. Через полгода ежедневной мучительной борьбы я стала нормальным человеком. Я не вставала на весы несколько месяцев. Мне успешно отменили гормональную терапию, без таблеток мой вес опустился до 59 кг и спокойно стоял на этом весе без контроля в питании. Для поддержания организма я начала иглорефлексотерапию и гирудотерапию, познакомилась с восточной медициной. Цикл отрегулировался, кожа очистилась. Врачи говорят, что организм готов к беременности.

Но я пока не готова. Я точно не хочу повторения истории. Бывших анорексиков не бывает — это точно. Болезнь меняет свои формы, но остается глубоко в голове. В моем случае она прорывается наружу всегда, когда я получаю стресс. Она тут же заставляет меня взять под контроль свое питание, образ жизни — и только так я могу успокоиться. Однако, несмотря на всю ту боль и разрушения, которые мне принесла болезнь, я ей благодарна. Во-первых, в 15 лет я поняла, как важна семья. Когда тебе плохо, ты не нужен никому, кроме нее. Во-вторых, именно мой фанатизм определил мою профессию. В меру сил я стараюсь просвещать девушек, которые ко мне обращаются, объясняю, к чему может привести их желание «сбросить 3 кг за неделю» или похудеть на N кг, которые при их исходном весе могут быть критичными для здоровья и жизни. Я четко обозначаю, где черта, через которую переступать нельзя, и никогда не берусь за тех, чей запрос явно противоречит медицинским показаниям.

Кроме того, я стала помогать тем, кто уже попал в ловушку анорексии. Я общаюсь и переписываюсь с ними на форумах и соцсетях. Я стараюсь их поддержать и помочь выбраться из этой беды. Только пройдя этот путь, я понимаю, что испытывает человек, и могу подобрать правильные слова. А знание диетологии дает мне возможность вытаскивать людей с этого дна.

Фото: shutterstock.com, архив атора

Читайте также:

ИМТ — величайший миф диетологии

13 анализов, которые нужно сдать, если не получается похудеть