23:12, 10 июня 2009

Тайный дневник, ставший легендой (Анна Франк)

   Её имя стало символом, объединяющим людей разных рас и религий. На Passion.ru - трагическая история девочки, которая вела свой дневник всего два года, а читают его уже полвека. Он стал безмолвным, но важным свидетелем на самом громком суде в истории.

Тайный дневник, ставший легендой (Анна Франк)

   Её имя стало символом, объединяющим людей разных рас и религий. На Passion.ru - трагическая история девочки, которая вела свой дневник всего два года, а читают его уже полвека. Он стал безмолвным, но важным свидетелем на самом громком суде в истории.

Во время гитлеровского геноцида погибло около шести миллионов евреев.

«Несчастье нашего времени - потеря ощущения ценности одного человека, - писал поэт Вячеслав Иванов. - Мы привыкли к массовым убийствам, к насилию и террору, распространяющемуся на множество людей.

Слова героя Достоевского об одном невинном ребёнке кажутся на редкость несовременными. В газовых камерах и немецких лагерях смерти страшна именно бесчеловечная арифметика.

Чудовищна попытка уничтожить целиком часть человечества потому, что они отличаются от других - тех, кто уничтожает».

История короткой жизни Анны Франк трагична - два года ее семья скрывается от нацистов в примитивном убежище, но всех арестовывают и отправляют в концлагеря.

Знаменитый дневник Анны, написанный в укрытии, - свидетель проведённых здесь дней отчаяния и надежды одаренной девушки. Она писала его два года, а читать его будут столетия.

Читайте далее: Тайный дневник, ставший легендой

Анна Франк Анна Франк Анна Франк Анна Франк
Переезд в Голландию Побег В тайном
убежище
Арест

"Мы сами уйдём, не дожидаясь, пока нас заберут..."

Переезд в Голландию

Сестры Марго и Анна Франк

«Мой папа - самый изумительный из всех отцов, которых я встречала»,- пишет 13-летняя Анна. Отто Франк женился в 36 лет на 25-летней Эдит Холлендер, оба были евреями.

В 1926 году у них родилась старшая дочь Марго, а в 1929-ом, 12 июня, - Анна.

В 1933 году, когда национализм в Германии достиг пика жестокости, глава семейства из Франкфурта-на-Майне переехал в Голландию и устроился директором акционерного общества по производству джема «Опекта».

Позже к нему присоединилась жена. Малолетних дочерей на время, пока родители обживутся на новом месте, отправили жить к бабушке, но вскоре семья воссоединилась.

Анна ходила в детский сад, с шести лет - в школу, и в середине учебного года перешла в Еврейский лицей, в котором училась и старшая сестра.

«В нашей жизни было довольно много тревог, так как наших родственников, оставшихся в Германии, не миновали законы Гитлера против евреев. После погромов 1938-го года два мои дяди, мамины братья, бежали, и благополучно прибыли в Северную Америку, моя старая бабушка приехала к нам. Ей тогда было 73 года», - пишет Анна.

После мая 1940 года хорошим временам пришёл конец. Началась война, немцы вторглись в Голландию. Для евреев начались мучения, они должны были подчиняться законам, ограничивающим права и свободу.

Полагалось носить повязку с жёлтой звездой, не разрешалось ездить в трамвае, автомобилях, даже частных, они лишались своих велосипедов. Производить покупки разрешалось в ограниченные часы, обслуживаться только у парикмахера-соплеменника, после 8 вечера и до 6 утра запрещалось показываться на улице, в собственном саду.

Вход в театры, кино, места развлечений, бассейны, теннисные корты, хоккейное поле и спортплощадки был воспрещён. Евреям не разрешалось ходить в гости к христианам, их дети обязаны были учиться только в еврейских школах…

Летом 1941 года несчастья семьи Франк умножились - тяжело заболела бабушка. Ей не помогла операция, и в январе 1942-го она умерла. «Никто не знает, как много я думаю о ней и как люблю её до сих пор», - записала в дневнике Анна.

"Я смиряюсь и готова мужественно переносить все удары"

Побег

Анна Франк с сестрой
и матерью

…С начала июля 1942 года Отто Франк не выходит на работу. Продолжать жить в своей квартире с каждым днём становилось все опасней - евреев арестовывали, след их терялся в тюрьмах, лагерях, их угоняли в Германию.

Отец впервые заговорил об укрытии, гуляя с младшей дочерью в саду. Он признался, что уже больше года они с мамой носят к надёжным знакомым вещи, мебель, одежду, запасы продуктов.

«Мы не хотим оставить немцам наше имущество, а тем более - попасться им в руки. Поэтому мы сами уйдём, не дожидаясь, пока нас заберут», - услышала Анна.

Место укрытия до последнего часа сохранялось в тайне. Родители велели дочери-подростку наслаждаться, пока есть возможность, беспечной жизнью, заверив, что сами позаботятся о безопасности всех членов семьи.

Вскоре поздним вечером семья Франк готовилась покинуть свой богатый просторный дом. Сёстры укладывали всё необходимое в школьные сумки. Каждый был сосредоточен на своём невеселом занятии, в квартире было тихо и жарко, никому не хотелось ужинать, обстановка была «ужасно непривычной».

«Я устала до полусмерти, и, хотя знала, что сплю последнюю ночь в своей кровати, я тут же заснула и в половине шестого утра меня разбудила мама», - запишет Анна в дневнике.

За окном лил тёплый дождь, сёстры надели на себя как можно больше одежды, ведь ни один еврей не отважился бы выйти на улицу с полным чемоданом вещей.

«На мне было две рубашки, трое штанов, платье, сверху юбка, куртка, летнее пальто, две пары чулок, зимние ботинки, шапка, шарф и еще много всего, я уже дома чуть не задохнулась, но всем было не до этого…».

В брошенной квартире оставалась любимица Анны, кошка Моорче, которая должна была найти приют у соседей. Родители заранее пустили слух в своём районе об отъезде, указав неверное направление.

Под проливным дождём беглецы шли к месту укрытия. По дороге Анне рассказали, что убежище находится в конторе, где работал отец, и немногие служащие знают о том, кого надолго приютят стены складского помещения. Контора принадлежала компании по производству суррогатных специй.

Семья Франк пряталась в заднем доме здания, служившего после для хозяйственных нужд. Вместе с семьёй Франк здесь спасались супруги Ван Пелс с сыном Петером, позже здесь нашел приют зубной доктор Фриц Пфеффер.

Четверо служащих конторы связывали скрывавшихся с внешним миром, обеспечивали продуктами, книгами, покупали необходимые вещи, доставали на «чёрном рынке» продовольственные карточки, рассказывали о жизни за пределами тайного убежища.

Часть комнат и чердачные помещения, в которых ютились люди, были очень тесными. Таких же игрушечных размеров была и мебель: упоминаются стулья, которые надо было приставить к дивану, чтобы можно было на нём спать.

Скученность становится большим испытанием для всех, осложняются человеческие отношения. Анне, которая в своей семье всегда была клоуном и шалуньей, подвижной как ртуть, бывало тошно в замкнутости убежища.

В одной горькой записи дневника говорится о том, как переменились к худшему бытовые привычки семьи. Никому уже не нужна была та повседневная чистота, к которой стремились в прежней жизни.

В первых частях дневника описываются способы обеспечения личной гигиены в убежище: как по очереди ходили в уборную, мылись, что заменяло ночной горшок.

В тайном убежище нужно было сохранить себя, и выполнение этой трудной задачи начиналось с правильного соблюдения быта. Расписание дня становится способом самосохранения, дневник пишется с точной регулярностью.

Исполнить последнюю волю дочери

В тайном убежище

Дневник стал единственным
развлечением Анны

_С 1942 года (а точнее - со дня своего триннадцатилетия) Анна начинает вести свой знаменитый дневник._Поначалу это были письма, адресованные себе, потом - воображаемой подружке Китти.

Но весной 1944 года девочка услышала по радио выступление министра образования в нидерландском правительстве в эмиграции, высказавшего мысль, что после войны все свидетельства о страданиях народа во время немецкой оккупации будут собраны и опубликованы. В качестве примера он назвал дневники и письма.

Находясь под впечатлением от этой речи, Анна решила издать книгу после войны, а дневник должен послужить основой. Девочка переработала и переписала свои письма, внесла исправления.

Полной смешных фантазий начинает свою жизнь в убежище 13-летняя Анна. За 2 года, проведенных в нем, она взрослеет не только физически, ярко проявляется её иронический ум. Именно ясность ума и юмор спасают её в замкнутом пространстве.

Девочка повествует об отношениях в своей семье, общении с компаньонами, о преследованиях евреев вокруг, про которые узнаёт из рассказов преданных голландских друзей.

Анна осознает степень опасности, которая ежеминутно угрожает им в убежище. Семья прислушивается к ночным шорохам, за ночных грабителей принимает огромных крыс. Любая неосторожность может выдать присутствие евреев в складских помещениях.

Нельзя трогать укрытие окон, громко ступать и разговаривать. Сквозь щели приходилось вдыхать воздух с улицы и наблюдать жизнь соседей, движение прохожих на улице. Так хотелось вырваться на свободу, смотреть на солнце, стоять под дождём или снегом.

«Сегодня я сидела и смотрела в окно, я, можно сказать, по-настоящему глубоко созерцала Господа и природу, и я была счастлива, не могу назвать это иначе - именно счастлива... Пока у человека есть чувство счастья внутри - счастья от наслаждения природой, от ощущения здоровья и ещё от многого другого, - пока человек носит в себе это чувство, он всегда будет счастлив».

Анна понимает, насколько ей лучше, чем всем её друзьям, оставшимся в Амстердаме и разделившим судьбу других жертв нацистов. Она часто вспоминает своих подруг, раскаивается в причиненных им обидах.

Доверяемые бумаге рассуждения о реальностях времени говорят о вдумчивости автора записей дневника. Она не скользит по поверхности событий, наблюдения точны и обоснованны.

Почтовая марка,
посвященная Анне Франк

В это время Анна увлекается историей, много и быстро читает, изучает французский, сама даёт уроки голландского. Кроме этой документальной прозы, Анна пишет художественные сочинения, основанные на фактах жизни в убежище.

Когда становится невыносимо трудно в ограниченном пространстве убежища, пытается развлечься на тесном пыльном чердаке, где приспосабливается разучивать бальные танцы. Для упражнений сама шьет костюм из маминых вещей, вместо балеток надевает истоптанные тапки.

В последние месяцы жизни в тайном убежище Анна переживает пору влюблённости в Петера, размышлениям о новом чувстве посвящается много дневниковых записей.

Анна полна страхов за будущее своих близких, несколько раз покой двух еврейских семей, скрывающихся от нацистов, нарушался ворами. Все впадали в панический ужас, когда некоторое время, в основном по случаю болезни, их добрые друзья не могли приходить к ним в убежище.

Дневник, изданный после смерти автора

Могила сестёр Анны
и Марго Франк
на территории бывшего
концлагеря Берген-Бельзен

Анна не волнуется за сохранность дневника, будто знает, что записи чудом сохранятся. Так и случилось.

В последнюю минуту верные друзья спасли бумаги, валявшиеся на полу после ареста семьи Франк. Последняя запись в тетради сделана 1 августа 1944 года.

Утром 4 августа Зелёная полиция арестовала восьмерых скрывавшихся в «Заднем доме» евреев.

Уже после войны велись поиски человека, предавшего семью. Но доказать чью-либо вину не далось. Ясно одно - донес кто-то из самых близких, кому доверяли.

Арестованные четыре дня содержались в тюрьме, потом всех перевели в нидерландский пересыльный лагерь для евреев в Вестерборк. 3 сентября оба семейства были депортированы и доставлены в Освенцим.

Марго и Анна в конце октября оказались в концлагере Берген-Бельзен. Зимой там вспыхнула эпидемия тифа из-за чудовищной антисанитарии, погибли тысячи заключённых, в числе которых и сёстры Франк.

Анна пережила старшую сестру на несколько дней, дата её смерти приходится на конец февраля 1945 года. Тела обеих девушек были захоронены в братских могилах. А 12 апреля концлагерь освободили английские войска.

Памятник Анне Франк
в Амстердаме

Из восьми нелегалов_только Отто Франк пережил концлагеря._

После освобождения он через Одессу добрался в Марсель, вернулся в Амстердам и некоторое время жил там. Потом поселился в Швейцарии, женился на еврейке, потерявшей в войну мужа и сына.

Когда окончательно выяснилось, что Анны нет в живых, Мип Хис, служащая конторы, на складе которой скрывалась семья Франк, прятавшая дневник в письменном столе, не прочитав его страниц, отдала тетрадь отцу.

После долгих размышлений Отто Франк выполнил последнюю волю покойной дочери и издал её записи отдельной книгой, которая впервые вышла в 1947 году.

Отец Анны умер в августе 1980 года.

«Я не придумываю, говоря, что глядя на небо, облака, луну и звёзды, я становлюсь спокойной и терпеливой. Это средство действует гораздо лучше, чем валерьянка или бром, перед лицом природы я смиряюсь и готова мужественно переносить все удары».

Автору этих строк - 15-летней еврейской девочке - достались очень болезненные удары судьбы, которые она вынесла достойно, как и обещала в своем дневнике. 12 июня этого года ей могло бы исполниться 80 лет.

Новости партнеров
О чем говорят