Ольга Шелест: «Хочешь похудеть — вставай в планку!»

Откровенное интервью с телеведущей о любви, браке, детях, красоте и пластической хирургии.

Мы встретились с самой веселой и жизнерадостной ведущей отечественного небосклона Ольгой Шелест на съемочной площадке. К моменту нашего интервью она отработала пять часов перед камерой, а до этого успела принять участие в модной фотосессии. При этом не падала от усталости и выглядела абсолютно счастливой и довольной.

Полина Калинова: Ольга, в чем секрет?

Ольга Шелест: Просто это моя работа, я с удовольствием ее выполняю.

П.К.: Многие думают, что говорить на камеру очень просто.

О.Ш.: Я импровизатор, мне очень сложно учить какие-то тексты, а вот как раз импровизация — это более естественная и органичная среда для меня. Я всегда легко вхожу в прямой эфир, могу говорить на разнообразные темы, выкручиваться из разных ситуаций. Но дело в том, что такая работа — это все-таки работа мозга. Ты постоянно мыслями уже немного впереди, нежели твоя речь, поэтому устаешь и морально, и физически. В это, конечно, слабо верится. Даже мой муж, когда я прихожу и вздыхаю: «Ох, как я устала!», спрашивает: «От чего? Языком чесать?» (Смеется). Пока сам не попробуешь, ни за что не поверишь! Мне грех жаловаться. Я, конечно, не разгружаю вагоны, но любая работа — это все-таки усилие.

П.К.: Вы так похорошели за последний год! Как вам это удалось?

О.Ш.: О, спасибо! Мы буквально сегодня были на пробежке с подругой и как раз беседовали о том, как важен спорт. Все мы сидим на диетах, пытаемся похудеть с помощью разных методик, но в определенном возрасте ты понимаешь, что этого мало, чтобы быть в форме. Чтобы работали суставы, чтобы ты не скрипела, чтобы кожа была в хорошем состоянии, чтобы она «прилипала» к мышцам, а не висела, обязательно нужен спорт. А еще лучше в комплексе с массажем и всякими полезными процедурами. Ну и, конечно, важно правильное питание. Но два главных «кита», на которых стоит лишний вес — это питание и спорт в отношении восемьдесят к двадцати. Ты можешь сколько угодно бегать в зале, но если ты каждый вечер позволяешь себе десерт, то эти 2-3-4 лишних килограмма навсегда останутся с тобой. Я пришла в идеальную для себя форму незадолго до появления детей. Я была в нужном весе, в нужной джинсовой пропорции для себя. Занималась спортом, йогой, пробежками, ездила на велосипеде… И тут я забеременела. В этом состоянии хочется все время лежать на диване. Интересное положение дико расслабляет, особенно когда рядом есть любящий мужчина, который массирует тебе пяточки и носит пироженки. Все это прекрасно и замечательно. В первую беременность я еще как-то держалась, потому что жаль было терять свою хорошую форму. После родов тоже очень быстро «пришла в себя». Стала заниматься спортом, правильно питаться и довольно быстро сбросила все лишнее. А вот после второй беременности уже пришлось постараться. Я очень расслабилась и набрала неприличное количество лишних килограммов. Возможно, роль сыграло еще то, что перерыв между первыми родами и второй беременностью был небольшой — чуть больше года, организм еще не успел восстановиться полностью. Когда я закончила кормить младшую дочь, я поняла, что «аааа, что же делать, куда все это девать».

П.К.: А во время лактации тоже расслаблялись?

О.Ш.: Нет, я даже в тот период готовилась к благотворительному марафону. Соглашаясь принять в нем участие, я думала, что надо просто пробежать и сфотографироваться, но оказалось, что это довольно серьезная история: тренировки пять раз в неделю, бесконечные ОФП, стояние в планке с утра до вечера… У меня был очень хороший тренер, с медицинской точки зрения мы к этому серьезно подошли. Очень хотелось, чтобы все лишнее улетучилось поскорее, но резко сбрасывать вес было нельзя, за три месяца подготовки к полумарафону я рассталась только с пятью килограммами. Поэтому свой первый полумарафон я бежала с лишними 10 кг и на грудном вскрамливании. После него было огромное желание бросить тренировки, и почивать на лаврах. Но я полюбила бег и поняла, что вес уходит! Потом разобралась со своим питанием, прочитала уйму умных книжек на эту тему. Выяснилось, что, чтобы сбрасывать вес, у тебя должен быть постоянный уровень сахара в крови, без резких скачков. И этого будет достаточно, чтобы ты планомерно топил свой жир в течение всего дня. То есть питаться нужно небольшими порциями каждые три-четыре часа. Белок, жир, углевод — съел и пошел! У меня теперь два завтрака, обед, наконец, у меня появился полдник. И, конечно, ужин.

О правильном питании

П.К.: И кто все это готовит?

О.Ш.: Я сама! Утром я готовлю завтрак для всей семьи. В течение дня я могу забежать в кафе или кулинарию, слава богу, сейчас есть огромное количество мест, где можно купить вкусную и здоровую еду. Опять же, если у меня дома осталось что-то с ужина, то я с удовольствием возьму это с собой на обед. Я не заморачиваюсь тем, чтобы готовить себе по шесть разных блюд на день. У меня всегда с собой есть батончики, мюсли или яблочко, чтобы я могла перекусить. Следить за этим не так сложно, как кажется. И это дает результаты. Теперь все меня допрашивают: «Как тебе удалось так похудеть?» А еще я открыла для себя детоксы. Раз в месяц два-три дня я питаюсь исключительно овощными и фруктовыми соками. Не думала, что смогу выдержать, но, оказалось, что мне это очень подходит. Очищение организма от токсинов и шлаков — это очень полезно и дает небывалую легкость организму. Ну и помогает бороться с лишним весом.

П.К.: Муж поддерживает вас в этих начинаниях? Не заставляет отдельно готовить ему курицу в майонезе?

О.Ш.: Слава богу, мы уже пришли к тому, что надо отказываться от вредных привычек, которые привили нам бабушки. Мы не жарим мясо и картофан, не поливаем их майонезом и кетчупом… Муж спокойно относится к этим продуктам, а я вообще вегетарианка. Не ем мясо, рыбу. Семь лет я вообще была веганом, но после рождения детей я вернула в свой рацион молочные продукты. Кстати, муж еще очень любит сам готовить. Правда, на кухне после него, как после битвы, и наводить порядок приходится мне. Наверное, если бы он еще и убирал после приготовления ужина, то это вообще была бы фантастика. (Смеется). Ему очень нравится, как убирает Джейми Оливер — просто смахивает весь мусор со стола на пол — хоп! «Хочешь я так же буду убирать?», — спрашивает он у меня.

П.К.: За питанием дочек следите?

О.Ш.: Разумеется! Когда обе малышки немного подросли, встал вопрос: чем кормить? Детским или тем, что мы с мужем едим сами? Непонятно было, есть ли разница и чем детские продукты такие особенные. Может быть, это рекламный ход? И тут представители бренда "Агуша" обратились ко мне с предложением принять участие в сериале "AguMoms. Мамы проверят" и лично узнать все о детском питании. Конечно, я сразу согласилась. Я проверила сама "Агушу" от и до: побывала на заводе и увидела отдельные линии и абсолютно стерильное производство. Убедилась в строгом контроле — от сырья до хранения на полках. Отборное сырье, адаптированная рецептура, строгое ограничение по сахару и жиру — это понравится любой маме.

Загрузка...

Поверьте, я никогда не берусь рекламировать то, что не попробовала сама. Меня часто спрашивают: а своих детей вы «Агушей» кормите? Да! Я сама проверила ее качество! Еще я теперь точно знаю, чем детское отличается от взрослого. Забота о детском питании — это одна из моих главных задач как мамы. И мне хочется, чтобы я нигде не «накосячила», нигде им не навредила, чтобы потом мои дети не сказали мне: «Ну, мам, ну что же это такое!»

П.К.: Ну мы же так не говорили своим мамам!

О.Ш.: Но думаем! Есть некоторые претензии, прямо скажем! (Смеется). Например, к бабушкам, которые кормили прямо-таки на «убой». Когда ребенок уже с двух лет ест оливье, шашлык, борщ наравне со зврослыми. Это обязательно потом аукнется лишним весом и желудочными заболеваниями. И потом родители формируют пищевые пристрастия своих детей, с которыми в дальнейшем очень сложно бороться. Попробуй потом откажись от шоколада или газировки, или жареной картошечки! и надо понимать, что это не ты слабак, это кто-то постарался, чтобы ты любил все самое вредное. Поэтому я сделаю все, чтобы пищевые привычки моих детей сформировались в соответствии с правильным питанием.

О детях

П.К.: Вы дважды мама, что изменилось с появлением детей в вашей жизни?

О.Ш.: куда-то пропал сон! Единственное, о чем я мечтаю последние три года, это выспаться. А вообще, я не скажу, что моя жизнь как-то перевернулась. Конечно, все теперь происходит через призму жизней дочерей. Если я планирую отпуск, то я это делаю с учетом их каникул, здоровья, климата страны… Но дети дают столько веселья, столько фана, столько энергии! Мы не стали меньше путешествовать, выходить в свет, встречаться с друзьями, да и карьера развивается. Я рада, что у нас прямо очень естественно все получилось. Дети появились тогда, когда мы были готовы к ним. Мы легко сместили приоритеты в сторону детей. Если бы я была молода, то, наверное, наняла бы кучу нянь, напрягла бабушек и дедушек, чтобы они сидели с моими детьми, а сама тусила бы и делала карьеру. Но сейчас мы с мужем уже насытились событиями, впечатлениями. Мы настолько были наполнены всем, что уже захотелось все это кому-то передать.

П.К.: Дочки похожи по характеру?

О.Ш.: Нисколько! И это была абсолютная неожиданность. Наша первая дочка, Муза, очень похожа на Алексея: она спокойная, созерцательная, рассудительная. И у нас не было никаких вообще проблем с перелетами, ресторанами, посиделками с друзьями. Все говорили: «Боже, какая девочка!» Ее не видно, не слышно, она занимается своими делами, никого не дергает, ест все, что дают, без капризов, валяний на полу и так далее.

П.К.: И вы думали, что второй ребенок будет такой же?

О.Ш.: Мы думали, что все дети такие! А потом родилась Айрис. И мы поняли, как ошибались! Дочки — полные противоположности. Айрис — огонь, требование внимания к себе, энергия, она не сидит на месте, да и внешне больше похожа на меня. Музу оставил на одном месте, через час возвращаешься, она сидит и пирамидку собирает. Если оставить Айрис, то через пять минут пирамидка будет собрана, а рядом с ней девочки уже не будет! Она очень быстрая и юркая. Безумно интересно наблюдать за детьми!

П.К.: Какие таланты они уже проявляют?

О.Ш.: Сложно пока понять про способности, но вот интересы легко распознать по игрушкам. Муза — она больше творческая. Если она увидит пианино, то тут же начнет барабанить по клавишам, все музыкальные инструменты попробует, книжки все перелистает, картинки посмотрит. У Айрис, видимо, инженерный склад ума. Она очень любит собирать головоломки, что-то куда-то засунуть, вынуть, закрутить. Она очень вдумчивая. Даже если ей дать в руки сок, она выпьет его, достанет трубочку, увидит маленькую дырочку, засунет трубочку снова туда… Прямо видно, как мозг шевелится в голове. Она, конечно, любит танцевать, петь, но за компанию. А так, чтобы она сама этим занималась, такого нет.

П.К.: Ревность была у старшей дочки, когда родилась младшая?

О.Ш.: Да, был такой момент. Как мне объяснил педиатр, у маленьких детей нет сознательной ревности, а лишь на животном уровне: появился конкурент, который может забрать у меня еду, тепло мамы, в пещере уже становится мало места! (Смеется). И, несмотря на то, что Муза проявляла любовь и заботу по отношению к сестре, но в следующий момент она могла ей пальчик в другую сторону выгнуть. Если она видела Айрис у меня на руках, тут же тоже говорила, что хочет к маме на ручки. Сейчас все поменялось в обратную сторону. Если Айрис видит, что Муза направилась в мою сторону, то она тут же начинает идти быстрее, чтобы успеть первой. Отталкивает старшую сестру! Хотя они, конечно, очень любят друг друга и много времени проводят вместе за игрушками. Ждем-не дождемся того момента, когда мы сможем сказать детям: «Идите поиграйте вместе, родители поспят!»

П.К.: Вам знаком комплекс работающей мамы?

О.Ш.: У нас сложилось такое осознанное «родительство», которое не позволяет испытывать чувства вины за то, что ты, например, много работаешь. Мы накопили такой финансовый «жирок», которые позволяет нам от чего-то отказываться, на что-то соглашаться. Если муж уезжает в командировку, то я уже никуда не поеду, и наоборот. Я ротирую работу, стараюсь выбирать то, что мне интересно. В большинстве случаев делаю выбор в сторону семьи. Я, например, принципиально не работаю в выходные. Утро и вечер я обязательно провожу с детьми. Я должна забрать старшую дочь из детского сада, мы должны все вместе поужинать за столом и я сама лично должна уложить одного из детей спать. Второго укладывает муж. Иногда мы меняемся! На меня все странно смотрят, когда я с какой-то вечеринки бегу домой, потому что настало время укладывать детей. «Подожди-подожди, у нас еще торт!», — слышу я за спиной. А мне кажется, это правильно. Иначе какой смысл создавать эту семью, рожать детей, которых воспитывают няни, бабушки и прочие.

О любви

- Расстроились ли вы, узнав о том, что разводятся Джоли и Питт?

  • Конечно, расстроилась! Это же такие американские принц и принцесса, два классных человека, у них такие крутые дети… Конечно, это все внешняя картинка, никто не знает, что там на самом деле творится, кто кого лупит, кто что пьет, под чьим присмотром дети и прочее. Когда они снялись вместе в «Мистер и миссис Смит» — это был взрыв. Самая красивая женщина планеты и самый красивый мужчина! Если не мне достался Брэд Питт, то пусть хотя бы ей, а не какой-то Дженнифер Энистон! (Смеется). У них все было так правильно: сперва они притирались друг к другу, потом завели детей, поженились тогда, когда захотели сами, а не когда общество этого пожелало. Эта ее серьезная болезнь, его поддержка… Их развод как гром среди ясного неба для меня. Безусловно, я понимаю, что все случается. И, как говорят инсайдеры, должно было случиться действительно что-то очень серьезное, чтобы Джоли подала на развод, я склонна верить, что Питт где-то «накосячил». Со временем их дети напишут книги — и мы все узнаем.

П.К.: Вы с мужем вместе почти 20 лет, уж вы-то наверняка знаете секрет идеального брака.

О.Ш.: 5 ноября будет ровно 19 лет с того дня, как мы познакомились. Не знаю, за что мне это, но мой муж — это настоящий подарок судьбы. Я думаю, самое главное в отношениях — это встретить своего человека. Можно сколько угодно работать над отношениями, ходить к психологу, бесконечно уступать друг другу, пытаться уважать друг друга, но если это не твой человек, это все не работает. Когда это реально твоя половина, ты наслаждаешься отношениями, купаешься в них. Ты всегда стремишься домой, тебе хочется быть именно с ним. И вот уже 19 лет мне этого хочется, и Алексею тоже. Брак не должен быть работой, он должен быть бесконечным отдыхом. Не надо напрягаться! Мне сложно анализировать все это, но я понимаю, что я не «работаю над отношениями», как пишут в глянцевых журналах. Если бы мне было некомфортно в отношениях, я бы ушла на поиски нового и интересного.

П.К.: А как же пресловутые «часики, которые тикают», «останешься одна с кошками»…

О.Ш.: Да-да-да, всех уже расхватали! (Смеется). Среди моих подруг есть такие умницы и красавицы, которые не могут найти мужчину довольно долгое время, а некоторые мучаются с недостойными их людьми. Мне кажется, не надо хвататься за соломинку, жизнь потом все равно складывается: приходит нужный человек, а с ненужным не надо тратить свое время!

О красоте

П.К.: Как вы ухаживаете за кожей?

О.Ш.: Великий триумвират: очищение, тонизирование и увлажнение. С возрастом, возможно, ближе к 35 годам, понимаешь, что ничего не сможешь сделать с тем, что дала тебе природа. Есть генетика, с которой не поспоришь. Кто-то стареет быстрее, кому-то везет больше. Мне кажется, нужно просто помогать своей коже жить в условиях мегаполиса и защищать ее от солнца. Из-за плохого качества воды бесконечно увлажняем, надо просто найти крем, который хорошо ложится на ваше лицо, быстро впитывается, в общем, подходит вам. При этом я не понимаю, как можно покупать крем за 20-30 тысяч. Мне часто дарят такие средства, но я не вижу особой разницы между ними и кремом, купленным в аптеке за 2000 рублей. Кремы призваны поддерживать то, что у тебя есть, но никак не менять ваши данные. Поэтому надо избегать стрессов и много спать.

П.К.: А как насчет процедур у косметолога, всевозможные мезо и так далее?

О.Ш.: Ну я на три года забыла об этом, потому что два ребенка подряд, сами понимаете, ничего нельзя. Поэтому я буду только возвращаться к этим процедурам. Мне очень нравится плазмолифтинг, когда с помощью своих ресурсов ты наполняешь кожу новыми микроэлементами, веществами. На мой взгляд, это такая работающая история, которая помогает тебе выглядеть свежо и красиво. Я делала биоревитализацию — мощное увлажнение кожи на более глубоких слоях дермы. Это тоже лишь поддержка того, что дала тебе природа. Чтобы что-то изменить, тогда это к пластическому хирургу.

П.К.: Вы когда-нибудь решитесь на это?

О.Ш.: Думаю, да, когда-нибудь обязательно. У меня теперь есть знакомый пластический хирург! Я, конечно, замучила его вопросами, что же мне сделать, чтобы стать лучше, краше. Но он меня успокоил, что пока все хорошо. Сказал: вот придешь в форму, приходи, посмотрим, что и как. Сейчас ведь такие современные методики, тебе не надо снимать все лицо, чтобы заново потом его натянуть. Все делают очень быстро, безболезненно и с быстрым эффектом. Поэтому я не исключаю возможности хирургического вмешательства. Слушайте, мы скоро будем лица распечатывать на 3D принтерах. 21-й век уже наступил, уже можно не бояться пластики!

П.К.: Что всегда носите с собой в косметичке?

О.Ш.: Какой-нибудь вв-крем с spf минимум 15. Четыре года назад я поняла, что солнце, даже в минимальных дозах — это очень вредно. Большинство моих подруг уже давно поняли, что стиль «копченая курица» — это не вариант. Мы все дружно забыли про солярий, я очень-очень стала беречь кожу, потому что фотостарение наступает очень быстро, а с зеленым цветом лица можно бороться с помощью тех самых вв-кремов. Еще я ношу с собой тушь, блеск для губ и термальную воду.