Евгений Степанович, педиатр, отоларинголог сказал, что это один из самых часто задаваемых вопросов. Чаще только: «Можно мне на минуточку без очереди?» Вопросы про очередь мы сейчас все равно не решим, а вот соображения по поводу детского кашля мы попросили доктора записать подробно. И вот что получилось в результате.
Был поздний вечер, семья моя давно уже спала: дети — крепким сном нарезвившихся волчат, супруга — тревожным и бдительным сном вожака стаи. Я же, ощущая себя уставшим и опустошенным омегой, сидел на кухне, потирал переносицу и нехотя смотрел в экран ноутбука. «Меня, как детского врача, очень часто спрашивают, — красовалось в окне текстового редактора, — чем лучше лечить кашель у детей». Я тяжело вздохнул. По моим задумкам, этот вздох должен был стать трагическим стоном творца. Но на выходе почему-то получился неубедительный зевок графомана.
Евгений Степанович
педиатр, отоларинголог

«Боже, — мысленно взмолился я, — если я еще хоть раз соглашусь писать медицинские статьи для женских журналов, порази меня молнией. Ну или хотя бы нашли на меня саранчу». Я перевел мутнеющий взгляд на лежавшую рядом с ноутбуком книжку в яркой обложке — сборник сказок для детей. В сказках все просто: от любой хвори есть универсальное средство. Живая вода, например — никаких противопоказаний и никакой побочки.

Где-то в потаенных глубинах ванной комнаты, будто иллюстрируя тему статьи, натужно кашлял кот-астматик Семен. Он, пользуясь моей занятостью, схоронился за стиральной машинкой в надежде прогулять вечернюю ингаляцию.

— Сема, иди сюда, лечить буду, — нашел я повод для прокрастинации. Кашель кота стал глуше. Я готов был поспорить, что он уткнулся мордой в какое-нибудь полотенце, стараясь не демаскировать себя звуком.

Я вновь зевнул и подпер кулаками подбородок, не позволяя стремительно тяжелеющей голове сдаться на милость гравитации и рухнуть на стол.

Сказочные средства

Следовало посоветоваться со старшими

Внезапно я очнулся. Но почему-то не на кухне, а на лесной опушке. Я огляделся — деревья выглядели неприветливо и угрюмо. По ним было видно сразу — лес абсолютно дремучий. В центре опушки находилось именно то, что и обязано находиться на типичной опушке дремучего леса — изба на курьих ногах.

— Избушка, избушка, — прокричал я с целью соблюсти традиционную в таких случаях процедуру, — повернись к лесу задом, ко мне передом!

С жутким скрипом суставы куриных ног, явно нуждавшихся в консультации ревматолога, пришли в движение и повернули обветшалый сруб крыльцом ко мне. Я постучал в массивную дверь. Через мгновение она отворилась. В дверном проеме стояла худощавая пожилая дама вполне себе стереотипной наружности — крючковатый нос, взлохмаченные волосы, острый подбородок и тяжелый взгляд сильной и независимой женщины:

Чой-то, молодец, ты тут забыл и кто таков? На богатыря не тянешь…

— Вообще-то, — слегка обидевшись, пробормотал я, — это называется астенический тип телосложения. Я не богатырь, я врач. Пишу статью в женский журнал про то, как кашель лечить у детей.

— А-а-а, — обрадовалась пожилая дама, в глазах у нее появился нездоровый огонек, — ну так есть у меня средство замечательное. Хошь, сам попробуй! Ты горчичный порошочек возьми, насыпь его в портянки, ляжешь спать, а утром как новенький встанешь.

Женщина сделала рукой жест, приглашающий внутрь избы. Я, не двигаясь с места, придирчиво осмотрел внутреннее убранство помещения. Взгляд мой моментально выцепил внушительных размеров печь:

— Э-э, гражданочка Яга, так не пойдет. Знаю я эти хитрости: сначала от порошка ожог пяток химический, потом в печи ожог тела термический, а потом вы мной будете ужинать и на костях моих кататься. Я возражаю.

Взлохмаченная дама недовольно крякнула и пристально уставилась мне в глаза:

— Умный, да? Откель такие умные берутся? Астенического телосложения?

— Из РГМУ имени Пирогова, — не без гордости ответил я. — А вообще, если не трудно, одолжите мне ступу. Хочу по сказке полетать, материал для статьи поискать.

— Это можно, — кивнула дама, — сейчас только договор проката оформим.

Я удивился. Яга оскалилась:

— Чай мы тут в дремучем лесу не все дремучие.

Попали в сети

Сетевые фильтры

Спустя пять минут я уже летел внутри комфортабельной ступы в кузове кабриолет и с механической коробкой переключения передач. Подруливая себе метлой, я осматривал мелькающие подо мной сказочные красоты. Даже особо не лихачив, я очень быстро добрался до берега синего моря. Внизу заметил рыбачившего старика, сбросил скорость и пошел на снижение:

— Здравствуйте, старче! Что это вы такой хмурый? Наверное, совсем взбесилась ваша... Эм-м... Супруга?

— Как пить дать, с ума сошла, — пробурчал старик, забрасывая в пучину морскую невод. — Потому я уж два года как в разводе.

Затем он оглядел меня и недовольно хмыкнул:

— А ты кто, мил человек, будешь? Не из рыбнадзора часом? Если что, сети не мои. Мимо шел, да нашел.

— Нет-нет, что вы, — поспешил я успокоить старика, — я доктор. Пишу статью в женский журнал про лечение кашля у детей. Вы случайно никакого чудодейственного средства не знаете?

— А как же, — старик гордо подбоченился и попытался вопреки всем своим хондрозам сделать грудь колесом, — я человек опытный. Рыбак в шестом колене! А для рыбака что главное средство?

— Э-э-э, морепродукты? — рискнул предположить я.

— Балбес ты, а не дохтур, — старик постучал по лбу костяшками пальцев, — для рыбака главное — сеть! Ежели кашляешь, нужно йоду брать и на груди себе сеть рисовать! Йодная сеть — штука сильная!

— Эх, старче, — покачал я головой, — тоже мне средство от кашля. Максимум, немножко местную микроциркуляцию улучшит. Это если на йод аллергии нет. А если совсем маленького ребенка йодом намазать, то могут и ожоги остаться. Ты лучше, если кашлять будешь, иди к лекарю на прием.

— Тьфу, — сплюнул старик, перестав выпячивать грудь и подбочениваться, — чтоб к лекарю идти, прикрепляться надо. А енто ж геморрой один. Кстати, от геморроя сетка йодная тоже помогает. Хошь, рецепт расскажу?

— Нет-нет, спасибо, — я поспешил набрать высоту, — удачной вам рыбалочки! С йодом не злоупотребляйте! Золотой рыбке привет!

У лукоморья дуб

Двойная польза липосакции

Я устремился дальше. Ориентируясь на русалок, кем-то предусмотрительно развешанных по ветвям, я постепенно добрался до огромного дуба. Спустившись к подножию дерева и покинув ступу, я вдруг увидел знакомое лицо, а точнее морду:

— Ух ты! Семен, а ты что тут делаешь? Ты же не сказочный!

Кот Семен, соблюдая правила кошачьих приличий, около минуты делал вид, что меня не существует в природе. Но затем, все-таки обратив на меня внимание, вальяжно спрыгнул с золотой цепи:

— Привет, док. Как это я не сказочный? Очень даже сказочный. Ты же сам говорил, когда я промахивался мимо лотка, что я сказочный долбокот. А ты что тут забыл?

— Да вот, — я развел руками, — ищу материал. Пишу в женский журнал статью про лечение кашля.

— А-а, — понимающе промурлыкал кот, — про кашель я много знаю. Я в этом деле ученый. Мне всегда ингаляции помогали. Самое верное средство — чем-нибудь подышать, вмиг снимает. Хоть и вкус потом во рту мерзкий!

— Нет, Семен, — решительно отказался я, — это только для тебя ингаляции полезны. Их тебе ветеринар прописал. После обследования, между прочим. А то чуть что, все сразу за ингалятор хватаются. А тут как в вестернах — только плохие парни могут стрелять куда попало, а мудрый шериф не выхватит револьвер, если не знает в кого и зачем нужно пальнуть.

— Дело говоришь, док, — Семен повел усами, делая вид, что он ученый и ему понятны все мои аллюзии.

— Ладно, Сема, полечу дальше. Может, еще что отыщу — я по-дружески обнялся с котом, прыгнул в ступу и начал набор высоты.

Я продолжил свой полет, за время которого успел заскочить еще в несколько интересных мест и увидеть разных сказочных существ. Видел огромного говорящего барсука, который в ответ на вопрос про детский кашель предлагал мне в качестве лечения обмазываться его собственным жиром. Даже пытался втюхать несколько пробников, но я поспешно отказался, ссылаясь на недостаточную доказательную базу и нехватку времени. Хотя на самом деле мне было просто страшно представить, каким образом барсук делал себе липосакцию в кустарных условиях.

Также я пролетал мимо живописнейшего болота, где жила симпатичная курносая кикимора. Кикимора посетовала, что давно мечтает исправить форму носа, а потому копит деньги на ринопластику, продавая населению близлежащих деревень травяные экстракты и отвары. Мы немного поболтали о полезных свойствах алтея и солодки. Я согласился с ней, что это неплохие средства для лечения кашля у детей в первые дни легкой простуды, но был категорически против, когда кикимора предложила лечить ими бронхиты и пневмонии. Тогда она попыталась впарить мне несколько банок крема от морщин по сходной цене.

Полет нормальный

А он читать-то не умеет!

Наконец я подлетел к дорожной развилке в чистом поле, на которой лежала массивная, размером со взрослого человека, каменная глыба.

Возле глыбы стояли двое — здоровенные широкоплечие детины. Они задумчиво чесали затылки и явно пребывали в замешательстве. Я поспешно снизился и припарковал ступу.

— Здравствуйте, — поприветствовал я амбалов, — могу я чем-нибудь помочь?

Оба здоровяка синхронно повернули головы в мою сторону, а затем так же синхронно указали на камень и растерянно забасили наперебой. Речь их была сбивчива и малопонятна: одна ее половина состояла из междометий, другая — из непечатных междометий. Оставив попытки наладить с человеческими глыбами вербальный контакт, я присмотрелся к глыбе каменной.

На черной поверхности было высечено послание: «Налево пойдешь — девицу спасешь. Направо пойдешь — славу обретешь. Прямо — дорожно-ремонтные работы. Приносим извинения за временные неудобства».

Приглядевшись, я заметил еще одну надпись мелким шрифтом: «Предложение только для сертифицированных богатырей. Не является публичной офертой». Я повернулся к здоровякам:

— А вы, наверное, и есть богатыри?

— Ну, — задвигал квадратной челюстью один из них — эта-а... вощем... да! Я вот Муколитик Попович.

— А я, — привел в движение не менее квадратную челюсть второй, — Бронхолитик Никитич.

— Ого, — обрадовался я, — а я вас знаю! Вы же и впрямь знатные богатыри! Да еще и по теме моей статьи! Что же вас ввело в затруднение?

— Эта-а, — видно было, что Муколитик изо всех сил пытается облечь плоды мыслительных потуг в словеса, отчего лоб его покрылся испариной, — нас царь послал, эта-а, спасать дочку свою, ненаглядную Мокротушку.

«Господи, — пронеслось у меня в голове, — ну и имена у принцесс!»

— И еще, — подключился к беседе Бронхолитик, — этим велел заняться… Как его… Соловьем-Разбойником.

Кажется, я начал потихоньку понимать своих собеседников. Бронхолитик и Муколитик были отличными воинами, могучими богатырями, но интеллект явно не входил в число их достоинств. Инструкции на камнях они читать были не способны, так как грамоту не разумели. Да и кому каким заданием заняться, тоже понять не могли. Я дружелюбно улыбнулся здоровякам:

— Не кручиньтесь, ребята, я все понял. Ты, Муколитик, — обратился я к Поповичу, — иди налево. Кроме тебя, никто не сможет Мокротушку вызволить. Ты один на это способен. Только смотри не задерживайся, как только Мокротушку освободишь — вмиг домой, а то бед натворишь.

— А я? — забеспокоился Бронхолитик

— А ты направо. Там же Соловей-Разбойник. Значит он, выдыхая, свистит. Где свист на выдохе — там обструкция. А с обструкцией лучше тебя никто не справится.

— Аа-а, — поднял руку, будто ученик за партой, Попович, — а вместе нам никак нельзя?

— Ну-у, — задумчиво протянул я, — можно было бы, но только если б Мокротушку Соловей-Разбойний украл. Но это совсем другая сказка будет.

Богатыри моментально повеселели и стали наперебой осыпать меня благодарностями. Благодарности их тоже состояли из междометий и нецензурщины.

«Хорошие ребята, — думал я, заводя ступу, — только на задания их надо с умом посылать. А иначе бед натворят».

Датчик топлива замигал тревожной красной лампочкой — пора было возвращаться. Я вновь поднял ступу в воздух и направил ее обратно к избушке на курьих ногах.

Эпилог

Мы с котом договорились...

— Ну что, добрый молодец астеничной наружности, — поинтересовалась Яга, проверяя состояние возвращенной из проката ступы, — сыскал самое верное средство от кашля?

— Сыскал, — хитро улыбнулся я, — самое верное средство от кашля — это сертифицированный врач, который адекватную терапию назначит.

— А ты, добрый молодец, не дурак, — подмигнула мне хозяйка ступы, — наклонись-ка, кое-чего важного шепну!

Я наклонился и навострил уши. Яга внезапно лизнула мою ушную раковину!

— Вы что, женщина, — возмутился я, отпрянув, — я же женат.

Но она лизнула мою ушную раковину еще раз. А потом еще.

Я открыл глаза, почувствовав, что кто-то упрямо лижет мое ухо шершавым языком.

— Сема, брысь, — я решительно отодвинул от себя кота и попытался размять безнадежно онемевшие кисти рук. Все-таки это ужасно — засыпать сидя за кухонным столом. Потом всегда снится какая-то муть. Я протер кулаками глаза и уставился в экран ноутбука. «Меня, как детского врача, очень часто спрашивают, чем лучше лечить кашель у детей…»

Я задумчиво почесал подбородок. А потом решительно нажал клавишу backspace. «Нефиг искать идеальное средство, — думал я, — тем более в женских журналах. Пусть лучше ищут себе врача». Я отключил ноутбук и вышел на балкон. Уже светало. Следом за мной на балкон вышел кот.

— Вот помяни, мое слово, Сема, — процедил я сквозь зубы, — если еще раз возьмусь писать на медицинские темы в женские журналы — можешь смело гадить мне в тапки.

— Заметано, док, — радостно ответил кот.

Мы стояли на балконе и ждали восхода солнца.

Читайте также:

Надо ли лечить простуду: 6 неожиданных фактов

У вас астма, а вы и не знали