Люди делятся на тех, кто заходит в магазин, примеряет новую тряпку, оплачивает ее, просит срезать ценник и уходит со старым свертком под мышкой. И на тех, кто покупает обновку, пряча от всех, приносит ее домой, а потом, завернув в пятнадцать пакетов, убирает на антресоль так, что и не каждая моль найдет.

Между двумя этими крайностями есть, конечно, промежуточные умеренные варианты, но у них не бывает проблем с шопингом, и вообще… Не о них речь.

Носители

Я переодеваюсь сразу, мгновенно, мне кажется, что новая вещь просит и молит меня о том, чтобы ее нацепили и вынесли из магазина вон. Я просто не могу ждать подходящей погоды, настроения и случая. От этого велика вероятность, что я окажусь в крепдешиновом платье в цветочек под шубой посреди ноябрьской трясины или в свитере с веселыми белками в разгар июля. Но мне все равно!

Мне нравятся люди, которые надевают старую водолазку и выглядят на миллион, и те, кто с элегантностью кинозвезд рассекают на помятом и потрепанном шарабане. Они украшают собой вещи, а не наоборот. И мне нравятся ношеные, потертые, пожившие предметы, возможно, прожженные сигаретой, возможно, с пятном на боку. С историей, с памятью, с ощущением жизни. Нет, я не спешу надколоть все бокалы в доме и не натравливаю моль на свои меха, но и носиться, сдувая отовсюду пыль, мне не хотелось бы. Я поэтому и дорогие вещи не особенно люблю: круто, качественно, красиво, кругом зависть, а потом ты капаешь соусом на свой Lanvin — и тебя увозят с обширным инфарктом.

Накопители

Я не могу понять тех, кто покупает машину, потом полгода спит в ней и переживает тяжелый стресс от того, что на ее капот нагадил воробей. Где-то среди них и попадаются те психи, что способны покалечить за свою собственность. Любая царапина на новом кузове становится поводом для ухода в запой и разочарования в жизни.

Не спорю, автомобиль — дорогое удовольствие, мало кто может позволить себе настолько бесшабашную жизнь, чтобы купив новый Porsche, тут же впечатать его в бетонную стену и получить от этого свое странное удовольствие. Хотя, признаться, такие люди мне нравятся гораздо больше тех, кто готовы закопать тебя или себя за разбитую вазу.

Гоголь подарил русской литературе тихого и ужасного Плюшкина, Плюшкин подарил свое имя синдрому. Синдром разлетелся по свету и закрепился в головах.

По теме

Я опасаюсь этих людей. Они придумали себе бога вещей и расшибли лбы, поклоняясь ему до исступления. Это в легкой форме своего помешательства они не снимают пакет с телевизионного пульта и убиваются по испорченным вещам. Потом они сходят с ума и начинают коллекционировать носки, трусы или целлофановые пакеты. Они складывают их стопкой, горкой, пирамидкой. Забивают ими шкафы, полки и ящики. А потом они принимаются тащить с улицы все, что хоть намного напоминает носки, трусы или целлофановые пакеты.

Родственники роют Интернет, обнаруживают, что все плохо, что патологическая страсть к накопительству называется силлогомания, пытаются расчистить завалы, но не тут-то было! У маньяка ни один носок не должен пропасть зря. И плевать, что половина вещей сгнила неношеной, а до второй половины никто никогда не доберется.

У меня есть одна знакомая, которая покупает, и покупает, и покупает. У нее шкаф лопается от красивых и модных шмоток, которые ей еще и идут, как сатане. Но она их не носит. Годами ходит в трех вытянувшихся свитерах, в седых джинсах и майках с кислым Микки Маусом. У нее одна паническая атака сменяется другой, когда в преддверии корпоратива надо вскрыть целлофановый мешок и достать полинявшую от времени новую старую тряпку.

Лечиться надо

Я понимаю, что ни одно наваждение не приобретается просто так, наверняка есть какая-то причина и повод для неадекватного отношения к себе и к миру. Но, ей-богу, лучше продать половину неношеных тряпок, а вырученные деньги отдать психотерапевту и выбить эту дурь из своей головы.

Еще хорошо бы заставлять себя через «не могу» выкидывать старье хотя бы перед Новым годом, чтобы избавиться от жирной моли и расчистить место для чего-то нового в жизни. И начать уже смело и весело носить шмотки и пользоваться вещами, не боясь сломать, измять или испачкать. Возможно, немедленно переодеваться в новое и не жалеть хорошую машину — это тоже начало какого-то синдрома, но, черт возьми, гораздо здоровее ставить пятна на новые штаны, чем всю жизнь носить оттянутые треники и отгонять двустволкой воробьев от капота своего автомобиля.

И ведь за каждую — каждую! — непонятно зачем купленную вещь, за каждый неношеный или не выброшенный носок, за каждый скандал из-за разбитой чашки потом придется ответить. Потому что это не носок и чашка, а целая история. И в том, как мы обращаемся с вещами, так или иначе отражается наш характер и мир.

Эта жизнь слишком коротка, чтобы прятаться от нее в коробке со старыми носками!

Читайте также:

11 модных покупок зимы

Как одеться круто на зарплату 60 тысяч рублей 

Фото: istockphoto.com