О том, как закамуфлированные события прошлого влияют на настоящее и будущее, рассказывает психолог, радиоведущая, руководитель центра «Новый горизонт» Анетта Орлова.

 

Анетта Орлова психолог

Семейные тайны — это информация, которую семья скрывает от внешнего мира. Внебрачные отношения, побочные или приемные дети, преступления и наказания, суициды, наследственные заболевания, неверно разделенное наследство — все это бережно хранится в семейно-родовом архиве, часто уже в последующих поколениях проявляется самым непредсказуемым образом. Если тайны признаются и долги отдаются, то система приходит в баланс.

Как создаются тайны

Старшие члены семьи сами принимают решение о том, что надо скрыть, о каком из членов семьи рассказывать не стоит, какие факты можно исказить, дабы не травмировать детскую психику…

Обычно тайн бывает больше именно в тех семьях, которые с гордостью рассказывают о себе как о высокоморальных и образцовых.

Семейные тайны вовсе не обязательно должны быть наполнены чувством стыда или вины, часто это бывают трагические события, которые настолько ранили, что о них предпочитают забыть.

Способ открытой передачи информации от родителей к детям называется интергенерационным. Существует и более сложный способ, когда поколения, которые не совпали в земной жизни, практически волшебным образом передают послания — он называется трансгенерационным. Эта терминология предложена профессором университета Ниццы, психодраматистом Анн Анселин Шутцебергер.

Как вылезают тайны

Если мы стыдимся какого-то члена семьи и стараемся о нем никому не рассказывать, пытаемся даже не произносить его имени, он как будто бы становится изгоем, мы формируем долг перед этим человеком. Семейная система будет искать компенсацию: в этой семье будут появляться на свет дети, похожие на него, повторяющие его поступки и судьбу.

Чем сильнее были скрываемые события в эмоциональном плане, тем вероятней они напомнят о себе в последующих поколениях. Особенно сильными бывают такие события, как неоплаканный траур, нечестно распределенное наследство и брошенные дети.

По теме

В моем роду была трагедия, которая сделала тревогу нашим семейный чувством, а заболевания дыхательных путей — наследственными. Более 100 лет назад семья моей прабабушки, спасаясь от погони, пряталась в стоге сена. И этот стог подожгли! Моя прабабушка выпрыгнула из стога, скатилась вниз по оврагу и бежала несколько часов. Может быть, кто-то еще спасся, но мы этого не знаем.

Ее подобрала семья военного, воспитали как своего ребенка. Чудом выжившая девочка находилась в таком шоке, что предпочла все забыть. Она вытеснила из памяти тот кошмар — и траура настоящего не получилось. Она выросла, родила шестерых детей, но ее боль за родственников продолжала жить, у всех ее детей были проблемы с дыхательной системой: ее дочка (то есть моя бабушка) пережила туберкулез и плеврит, у моего отца астма, я долго мучилась кашлем и бронхитами, пока мы не проработали эту тему. Так проявляет себя семейная лояльность: они ведь задохнулись от дыма — и мы, задыхаясь, как бы позволяли себе горевать об их смерти. 

Это все стало понятным только после того, как я стала глубоко заниматься психологией и выстроила нашу семейную генограмму.

Объяснимая мистика

Как бы старшие ни пытались скрыть семейную историю, дети все равно ощущают ее присутствие. Часто родители начинают резко переводить темы на что-то другое, отвечают уклончивыми фразами — это сигнал для потомков: что-то не так. Особенно активно тайны выражаются через невербальный код — вздохи, выражение глаз, настроение в определенные даты…

Тайны, связанные с отцовством, — самый частый разрушитель семейных крепостей. Мужчины никогда не могут быть уверены до конца, что растят свое потомство, а не потомство соперника. Для мужчины очень важно передать своему сыну то, что он создал, завоевал, захватил. Но как много разочарований ждет мужчин на этом пути!

Часто женщина сама не знает, кто отец ее ребенка — и лишь со временем начинает узнавать в подросшем мальчике черты не мужа. Еще чаще от ребенка скрывают, кто его настоящий отец. В ситуации, если у мужа больше нет детей, женщина берет на себя ответственность за прекращение его рода — и в последующих поколениях у ее детей может быть необъяснимое бесплодие, или ее сын будет воспитывать не своего ребенка. Проще обстоит ситуация, если у мужчины есть другие дети — от этой же женщины или от предыдущего брака. В таких случаях «отработка» обычно не передается в следующие поколения.

У меня была клиентка, которая всегда приходила на прием в черном. У нее было всего три-четыре платья. В процессе работы обнаружилось, что ее прабабушку немцы убили из-за найденной в подполе шинели: она приберегала ее на зиму. Убили на глазах у бабушки. Внучке эту историю никто не рассказывал, но нелюбовь к вещам передавалась от матери к дочери. Моя клиентка узнала ее в процессе реконструкции семейной истории после разговора со своей мамой. После того как они сели и поплакали вместе, прожили эту утрату, помолились за прабабушку, энергия этого события стала уменьшаться, постепенно девушка стала раскрашивать свой гардероб в другие тона.

Чаще всего именно внуки, а то и правнуки, первыми получают ответы на семейные загадки. В первом поколении тайну хранят сознательно, дабы не испытывать страха или стыда. Во втором поколении много вопросов, но есть ощущение «запретной зоны». А вот третьему поколению достается тревога, которая заставляет искать ответы на незаданные вопросы.

Если мы хотим освободиться от негативных программ наших предков, важно узнать о них. А узнав, оплакать, попросить прощения, поблагодарить. И тогда программы теряют эмоциональную силу.