Рак излечим!

   Наша жизнь полна важных событий: мы все время куда-то спешим, стремимся к высоким целям и редко выкраиваем время на отдых. Но иногда жизнь словно включает "стоп" и мы вдруг с ужасом понимаем, что ни карьера, ни успех, ни деньги не являются гарантом нашего счастья. Безжалостным законам существования все равно, сколько мы зарабатываем и как называются наши должности. Может быть, эти истории помогут кому-то из вас сделать самые важные в жизни выводы...

   Наша жизнь полна важных событий: мы все время куда-то спешим, стремимся к высоким целям и редко выкраиваем время на отдых. Но иногда жизнь словно включает "стоп" и мы вдруг с ужасом понимаем, что ни карьера, ни успех, ни деньги не являются гарантом нашего счастья. Безжалостным законам существования все равно, сколько мы зарабатываем и как называются наши должности. Может быть, эти истории помогут кому-то из вас сделать самые важные в жизни выводы...

В канун 1 июня, Дня защиты детей, не хотелось бы говорить о грустном. Но слишком часто наши дети попадают в беду. Как мы можем помочь?

Мы мало знаем о тех, чья жизнь протекает в больничных палатах. Мы проходим или проезжаем мимо больниц в своих автомобилях, даже не задумываясь о том, что здесь, за этими окнами в эти минуты решается чья-то судьба. Жить или не жить? Здесь борются за жизнь и считают каждый прожитый день победой. Но думать о чьих-то страданиях - не хочется. Так приятно оставаться в неведении...

Вы удивитесь, но никто из наших сегодняшних героев - так же, как любой из нас - не думал и не представлял, что беда может коснуться именно его! Они не жалуются и не ноют. Они просто живут так, как советовали древние мудрецы: радуясь каждому дню, зная ему цену. Вы можете похвастать тем же? Тогда учитесь!

Эти истории рассказали о себе бывшие пациенты Республиканской Детской Клинической Больницы.

Дима Кузнецов

Марианна Степанова

Марианна Степанова

"Это было в 1999 году. Все начиналось, казалось бы, достаточно банально… Девятилетний ребенок просто ехал после летних каникул от бабушки в поезде. И ничего не предвещало того страшного, что будет впереди. Но…

...Спустя каких-то пару месяцев маме все стали говорить: “Посмотри! У ребенка явно желтуха!” Мама… А что мама? Она пошла в больницу с ребенком, там сказали, что это действительно гепатит А (в простонародье - “желтуха”).

В детском инфекционном отделении мест не было и меня положили во взрослое. Так как мы жили в военном городке, то это был военный госпиталь, где кроме меня детей не было, а вокруг только солдаты и офицеры. Болезнь протекала, казалось бы, совершенно обычно, как и у всех.

Но потом показатели крови стали резко снижаться. Врачи не знали, что и делать. Они никогда не сталкивались с этим ранее. Было сделано огромное количество анализов, которые ни о какой из известных им на тот момент болезней не говорили. “Никакой болезни не обнаружено,” - говорили они матери.

Но с каждым днем становилось все хуже и хуже… Поняв, что вылечить в нашем городке меня невозможно, доктора приняли решение перевести меня в областную больницу в Тверь. Мы приехали в Тверь. Там вообще диагноз Гепатит А был отвергнут! “Не было у вас никогда никакой желтухи”.

Но и на вопрос, что же это было, никто не мог дать адекватного ответа… Определив, наконец, что это за болезнь, врачи развели руками и сказали маме: “Болезнь неизлечима… С таким диагнозом ребенок долго не проживет… Готовьте дочь к смерти…”.

Но никто кроме врачей не собирался сдаваться! Были брошены все силы на то, чтобы найти хоть какой-то выход из этой тупиковой ситуации. И этот выход был найден!!! РДКБ согласилось нас принять!

Меня положили в бокс. Как же это ужасно - сидеть целый день в “аквариуме”! Кто-то приходит, смотрит, уходит… Потом я привыкла к врачам, медсестрам и медбратьям, но сначала…

...В боксе я провела в общей сложности три долгих месяца. Сначала было тяжело, потому что никого не знаешь, ничего из того, что делают, не понимаешь, да и физическое состояние оставляло желать лучшего… А потом, когда стало полегче, то безумно захотелось на волю. Но нельзя… Любой микроб может оказать непредсказуемое влияние на организм. Не поверите, какое счастье охватило меня, когда мне сказали, что я могу по вечерам выходить из “аквариума” "погулять” по отделению.

Я никогда не думала, что можно так радоваться, подойдя к окну и увидев снег, падающий огромными хлопьями вниз. Снег… Зима… В этот год я видела все это только из окна отделения, так как, когда мне разрешили поехать домой, он уже растаял. Но все же.

Все проходит, и это прошло. Мне стало лучше. Меня перевели в отделение общей гематологии. Уже спустя пару недель мне было разрешено жить пусть не дома (так как из дома два раза в неделю не наездишься), но все же не в больнице.

Я закончила школу с отличным аттестатом, учусь на первом курсе одного из московских университетов. Все замечательно! Жизнь продолжается! Болезнь стала определенным рубежом в моей жизни. Теперь у меня два хронологических этапа: жизнь до больницы и после.

Болезнь учит. Учит жить. Именно в больнице я научилась жить сегодняшним днем. Ты не знаешь, что будет завтра, послезавтра… Может, через полчаса ты пойдешь в магазин и попадешь под машину.

Надо жить здесь и сейчас! Брать от жизнь все, что можешь! Никогда не надо останавливаться перед препятствиями, перед стенами, которые временами встают на жизненном пути. Надо бороться! И тогда все обязательно получится!"

Вика Федорченко

Дима Кузнецов

Дима Кузнецов

"Наверно, если бы мне предложили отмотать время назад, то я бы прошел весь тот путь, по которому прошел во время лечения - это без бравады. Положительным для меня оказалось то, что я воспитал и открыл в себе новые качества, которые при любом другом повороте судьбы вряд ли обнаружил: целеустремленность, оптимизм, терпение.

В РДКБ я поступил в октябре 1992 года, когда мне было 15 лет, и проходил курс лечения до апреля 1993 года. Осенью 1993 года у меня случился рецидив, и за мое лечение взялось НИИ и отделение общей гематологии. Там я лечился до весны 1996 года, получил курс химиотерапии, курс поддерживающей терапии и облучение. И, наконец, вылечился.

Если говорить о том, что конкретно запомнилось во время лечения, то отдельно хотелось сказать слова огромной благодарности тем людям, которые непосредственно или косвенно принимали участие в моем выздоровлении от этой страшной болезни - людям, давшим мне второе рождение. Свои эмоции трудно выразить словами. Я просто счастлив, что на моем пути встретились такие замечательные люди, высокопрофессиональные специалисты, общение с которыми, даже во время борьбы с недугом, приносило мне радость и удовольствие.

У меня сложились очень хорошие отношения и взаимопонимание с врачами. В какой-то степени они стали членами моей семьи. Когда мне было очень плохо, эти люди круглосуточно проводили со мной время, делая все возможное, чтобы мне стало лучше.

Никогда не забуду, как летом 1994 года у меня было тяжелое воспаление легких, и я лежал в реанимации. В то время проходил чемпионат мира по футболу, а я очень люблю футбол и регулярно в него играю. Поэтому очень переживал, что не удастся посмотреть финальную игру Бразилия-Италия. Как только я сказал об этом врачам, они сразу принесли мне телевизор, чтобы я не расстраивался.

Во время лечения мысль была одна - быстрее выздороветь и стать полноценным человеком!!!

В этой борьбе с болезнью мне очень помогали врачи, родители, родные и близкие, друзья, конечно, Господь Бог. Я видел, как я нужен людям, и я просто не имел право сдаться болезни. Больница стала для меня вторым домом - в хорошем смысле этого слова. Помогало еще мое ежеминутное стремление вернуться к игре в футбол.

Сейчас я думаю, что в самой тяжелой ситуации своей жизни я встретил потрясающих людей. Наблюдая за работой наших врачей, на их примере я тоже хотел стать врачом. Но, к сожалению, я совсем ничего не понимаю в химии.

1995 году я поступил в Московский Городской Педагогический Университет при Правительстве Москвы на филологический факультет. Во время учебы возглавлял проект университетской газеты "УЖ", у меня есть публикации в "Учительской газете" и "Российской газете".

С 1997 года постоянно работаю. Кроме этого, увлекаюсь музыкой, играю в КВН. Продолжаю заниматься спортом и стал двукратным чемпионом Москвы по футболу среди ВУЗов в 2001-2002 годах. Очень люблю путешествовать".

Алексей Каменский

Вика Федорченко

Вика Федорченко

"Лейкоз. Я и понятия не имела, что такое слово есть на свете, а уж тем более, что оно обозначает, пока не сделала анализ крови. Я больна, тяжело больна. Нет, это какая-то ошибка. У меня сильный организм, я никогда не болела. Да и самочувствие у меня хорошее, только немного устаю после школы. Сейчас чуть-чуть полежу - и все пройдет. Не прошло, а с каждым днем становилось все хуже и хуже. Я быстро утомлялась, случались частые головокружения.

Мой день рождения прошел в кровати. Повторный анализ крови. Результат не очень хороший. Необходимо сделать пункцию костного мозга. На следующий день диагноз я прочла в какой-то непонятной мне бумажке. Кажется, что я не слышала об этом заболевании ничего. Острый лимфобластный лейкоз. Это заболевание крови. Довольно серьезное.

Девчонки звонят каждые пять минут: «Викуль, что случилось? Это серьезно? Что будешь делать? Не бойся! Мы с тобой!» Да…Такое чувство, что у меня действительно все очень плохо. Сижу в коридоре больницы, жду маму - она с врачом в кабинете разговаривает. А меня почему не позвали? Это же я болею, а не мама и не врач.

Вдруг мама вылетела из кабинета со словами: «В Москву!» Москва. Да, я приехала лечиться в Москву. Выходя из самолета, мне показалось, что начинается настоящее веселье. Большой веселый ночной город. Москва вся в огнях, какая красота. Но нет, насчет веселья я сильно ошиблась. С этого дня началось очень сложное и противное двухлетнее лечение.

В этот ужасный день четвертого марта две тысячи шестого года я узнала, что такое капельница. Больница - как маленький город. Множество коридоров, переходов - можно заблудиться. Не заблудились. За дверями отделения светло, уютно, тепло. У врачей и медсестер приветливые глаза. В моем городе все было не так. Меня завели в какую-то комнату. Запах спирта чуть не свалил меня с ног.

Ко мне подошла врач, взяла мою руку, долго ее смотрела, вытирала спиртом, а потом взяла кровь из вены и поставила капельницу. На всю ночь. Я была в ужасе. Боже, жизнь кончилась. Что же такого Вика натворила в своей короткой жизни, что ее так наказывают? Что? Но какая же она дурочка. Самое худшее впереди…

Сижу в палате. Мама в панике бегала по отделению, не зная, куда податься. Сколько же ей пришлось пережить за две недели пребывания в больнице. У меня идет химиотерапия.

... Постепенно… ежемесячно… мне становилось легче. Уже не так тошнило. Сердце не выскакивало из меня. Об обмороках я забыла, прошли головокружения. Параллельно с лечением я закончила девятый класс и сдала экзамены. Мне попались очень умные, грамотные учителя. Новый материал они объясняли доступно и легко. С ними и поболтать интересно было. Прекрасные люди!

С момента поступления в РДКБ прошло уже восемь месяцев. Ого! Я столько здесь нахожусь, но есть хорошая новость. Скоро еду домой, буду продолжать лечение в своем городе, а в Москву приезжать каждые полтора месяца. Когда я поступила в РДКБ, мне показалось, что жизнь закончилась. Постоянные слезы… Я не могла смириться со своей болезнью, но время лечит… Я уверена, что выкарабкаюсь, и все у меня будет прекрасно. Виктория - "Победа!" Это про меня, это обо мне. Я знаю. Все будет хорошо!"

Люся Афанасьева

Алексей Каменский

Алексей Каменский

"Я болел? Ну и что? Кто посмотрит на меня, в жизни не поверит, если я ему расскажу, что со мной было!

В 1991 году зимой я заболел гриппом. Вроде как обычно, ничего особенного. Многие тогда болели у нас в классе. Поправился и пошел в школу, бегал, играл и хулиганил, как все мальчишки. Но через некоторое время стал замечать на своем теле какие-то странные красные пятна. Мама повела меня к врачу. Врач сказал, что нужно ложиться на обследование.

Больница?! Да вы что? Я никак не могу, у меня на носу выпускные экзамены в музыкальной школе! Подумаешь, какие-то пятна, с кем не бывает! Чувствую-то я себя хорошо! Ничего не болит!

Так я думал, пока скитался по московским больницам в течение 2-х месяцев. За это время мое тело стало багрово-красным, белки глаз залились кровью, я стал страшным, сам себя стал бояться. Утром вскакивал и бежал к зеркалу смотреть, где еще у меня появились красные пятна. Я готов был терпеть любую боль, только бы побыстрее все закончилось. Очень хотелось гулять и увидеть друзей.

Потом я попал в Институт детской гематологии. Там, после разговора с врачом, я как будто повзрослел, сразу все понял. Меня тогда просто разрывало на части, я не мог поверить, что это случилось со мной. У меня были такие планы, столько хорошего ждало меня впереди. Но виду я не подал. И только когда ушел врач, я, лежа на кровати, отвернулся к стенке и тихонько заплакал. Мне хотелось, чтобы мама скорей пришла ко мне и сказала, что все это просто страшный сон, что как только проснусь, все закончится...

Я не знаю, как передать словами те чувства, которые испытывал во время лечения. Я не имею в виду физическую боль, я к ней начал привыкать. Но когда за стенкой, в соседней палате мальчика или девочку - таких же, как я - увозили в реанимацию, я понимал, что они могут оттуда не вернуться...

Как-то мне приснился сон, в котором я бегал и играл с друзьями, и как будто ничего не было, и я совсем не болел. И тогда я решил, что буду бороться за жизнь, я справлюсь! Я не дам болезни сломить себя!

Я стал заставлять себя есть и пить минералку. В промежутке между лечениями, переборов себя, встречался с друзьями, хотя был лысым и несоразмерно толстым от гормонов. Но друзья совсем не смеялись надо мной. Наоборот, они как будто даже не замечали моей болезни, и очень радовались, когда я приглашал их в гости.

Только благодаря врачам, моей маме, которая не спала ночами, и моим друзьям, которые поддерживали меня, я выздоровел. Я снова пошел в школу, пропустив один год. Снова стал играть - и через год закончил музыкальную школу с отличием.

Шло время, я взрослел, пережил и пресловутый переходный возраст, и первую любовь. Я закончил школу, поступил в МГУ и встретил свою первую жену. Мы учились в одной группе, жили вместе в общежитии и на 3-м курсе поженились. Мы жили очень весело! Гуляли, ходили в походы... В общем, вели активную студенческую жизнь! Я даже практически забыл, что когда-то болел.

Но на 4-м курсе, ни с того ни с сего, я стал замечать на теле знакомые пятна... У меня не было страха, когда я узнал, что снова заболел. Только у жены наворачивались слезы, но она держалась.

Лечение проходило очень тяжело и долго, мои друзья все время приходили сдавать мне кровь. У меня вырос "гриб" в легком, я не мог двигаться, чувствовал себя очень плохо. Жена не отходила от меня ни на шаг. Но и это лечение закончилось.

Я вернулся в университет и в 2001 году его закончил, продолжая лечиться амбулаторно. Пошел на работу, стараясь совмещать ее с лечением. Приходил на переливания по выходным. И, несмотря на то, что с первой женой я в итоге разошелся, я нашел любовь своей жизни - девушку, в которую влюбился, как сумасшедший. Мы поженились, и у нас все хорошо.

Я очень счастливый человек. У меня есть любимая жена, надеюсь, у нас будет много детей - как минимум, трое. У меня много близких друзей, хорошая работа, я занимаюсь спортом, путешествую и чувствую себя отлично!"

Поможем детям вернуть здоровье!

Люся Афанасьева

Люся Афанасьева

"Когда мне исполнилось 11 лет, я простыла. У меня была высокая температура и воспалились гланды. Все симптомы были похожи на ангину, я сидела "под домашним арестом" и лечилась. Прошла неделя, две, три…. А я все еще болею, стало только хуже.

Меня положили в инфекционную больницу с ангиной. Лечение не давало результатов, мне проставили разных антибиотиков, становилось хуже. Мы поехали в областную клинику на обследование. Врач, смотревший меня, сказал, что мне срочно нужно оформляться и ложиться в больницу.

Мама очень удивилась, что меня положили в онкологическое отделение, и думала, что произошла ошибка. Но когда анализы подтвердились, мама никак не могла поверить в это, словно она попала в ночной кошмар. Она была вся заплаканная, но я не понимала, почему.

...Выбора нет, мы через два дня вылетели в РДКБ. Полет был долгим и утомительным, я не могла уснуть. В Москве было красиво, но я не обращала на это внимания, я была изнеможденная и усталая. В РДКБ приняли нас очень тепло, Михаил Александрович успокаивал маму, а Лиля Альбертовна (это мой лечащий врач) - меня, и потихоньку брала анализы, очень аккуратно и бережно. Нас положили в отдельный бокс, и лечение началось.

Перед химией к нам пришла воспитатель Елена Михайловна, и сказала, что меня нужно подстричь налысо. Я плакала и не хотела соглашаться, но так надо было, все равно волосы бы выпали. Я согласилась. Вскоре у меня выпали ресницы - густые и темные, брови тоже выпали. Но я была веселой и не отчаивалась. Я рисовала, украшала палату разными цветочками и сердечками, рисунками и поделками. Даже когда мне было плохо, я была с улыбкой на лице. Все удивлялись моему позитиву.

После первого блока химии меня отпустили домой. Я была счастлива! Дома я пробыла недели 3, улетать не хотелось. А потом все сначала - блок химии и восстановление. Мои одноклассники писали мне письма и передавали через знакомых, которые летели в Москву, а я им всем отвечала.

Начался 3-й блок химии... В ТКМ мне было очень туго. У меня изнутри облез весь рот, было ужасно! Я отчаялась! Но восстановило мою бодрость и веселье искусство. Мне предложили нарисовать картину на вторую выставку в библиотеке иностранной литературы. Я как заново родилась, стала стараться рисовать. Еще мне предложили проиллюстрировать книжечку, называвшуюся «Детство Моисея».

Я начала поправляться, анализы - чуть расти. Все-таки позитив очень помогает, главное - самому не отчаиваться. Меня стали выпускать в отделение прогуляться. А потом и на улицу, я была очень рада.

...Приближался Новый год, а анализы "стояли на месте". На елку в больницу мама купила мне шикарное красное бальное платье. На елке я спела 2 песни. Но я очень хотела отметить Новый год дома. И в последний момент анализы сказали "да"! Я вылетела домой 30 декабря, а прилетела 31 декабря. Справила на славу! Я рада была увидеть всех родных! Но через 4 дня я опять улетела в Москву.

...Цитирую запись из дневника:

19 апреля 2004 года. «И, кстати, моя самая счастливая новость: нам пообещали в субботу выписать из больницы домой навсегда!!!» Ура! Ура! Ура!

Я была счастлива. Честно говоря, если бы можно было что-то изменить или сделать так, чтобы я не болела, я бы ничего не меняла. Потому что не зря Боженька дал мне эти испытания - благодаря им я начала ценить жизнь. Я познакомилась с хорошими людьми.

Я знаю, что нельзя утверждать, что рак - это неизлечиваемая болезнь, не зная об этом. Я помню всех друзей, которые не смогли справиться с этой болезнью. И я хочу, чтобы все дети побеждали в себе это чувство страха и отчаяния. Вера в себя и окружающих и борьба исцелят любого!"

Фонд "Подари жизнь!" помогает детям вернуть здоровье

Дина Корзун и Чулпан Хаматова

Эти люди вылечились, но, к сожалению, ежегодно новые дети заболевают раком.

Лечение этой тяжелой болезни стоит очень дорого и не в полной мере оплачивается государством.

Фонд "Подари жизнь" собирает средства на лечение детей с онкологическими, гематологическими и иными тяжелыми заболеваниями.

Без нас с вами этим детям выздороветь будет гораздо сложнее. Поддержите их, пожалуйста!

Учредители фонда "Подари жизнь" Дина Корзун и Чулпан Хаматова:

"Сейчас мы уже твердо знаем, что детский рак излечим. Главное - не оставлять больного ребенка один на один с болезнью.

Лечение тяжелых болезней требует очень больших затрат. Ни одна семья не может с ними справиться в одиночку.

Но если мы всем вместе поможем таким детям, то подарим им шанс на выздоровление. Разве это не прекрасно?"

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...