Божена Рынска — о своей борьбе за ребенка: «Четыре года моей терапии и шесть выкидышей у сурмам»

Arrows-left
Arrows-right
Reload
1 / 10

Божена Рынска

Фото: Instagram

45-летняя Божена Рынска впервые стала мамой через год после гибели мужа Игоря Малашенко. Осуществить мечту светскому хроникеру помогли современные медицинские технологии, профессионализм врачей и вера в то, что все у нее непременно получится.

В августе 2019 года Божена Рынска заявила, что ждет ребенка от умершего полгода назад мужа Игоря Малашенко. В марте у Рынски родилась девочка, которую она назвала Женей.

Это стало возможным благодаря тому, что Божена с мужем долгие годы пытались стать родителями естественным путем, но у них ничего не получилось, и после долгих лет терапии супруги заморозили оплодотворенные эмбрионы.

«Есть женщины, которые зверски фертильны даже за сороковник. Но обычно яичники стабильно работают до 40, а потом резко наступает закат, — рассказывает Божена Рынска в интервью журналу Hello! — Представь: только что, в 39 лет, у тебя созревало шесть полноценных яйцеклеток, проходит год — у тебя только три, еще полгода — а там одна, а потом одна и та корявая».

Божена уверена, что все нужно делать своевременно, а если беременность откладывается на потом, то в вовремя собрать и заморозить яйцеклетки. На вопрос, почему она в итоге не решилась сама выносить ребенка, она призналась, что у нее хроническая тромбофлибия, которая помешала бы ей нормально выходить беременность, а могла бы и малышу навредить.

Божена Уверена: Женя — копия отца

Путь Божены к материнству был долгим: они с упругом четыре года раз за разом подвергались гормональной терапии.

«Четыре года терапии: сначала в испанской клинике, потом в латвийской, американской и, наконец, в России - у Марка Курцера. Он в итоге и помог. Я билась лбом в закрытую дверь, — откровенно признается молодая мать. — Сначала не получались даже эмбрионы. Потом они стали получаться, но не доживали до пятого дня. Эмбрионы и получились, и выжили, но зато начали иссякать яйцеклетки. Мы все время корректировали терапию. Игорь тоже каждый раз ложился на операцию.

Мы были близки к успеху. Но через четыре года ежемесячной гормонотерапии я перестала на нее отзываться. И пришлось забирать яйцеклетку в естественном цикле. А это каждый месяц общий наркоз, гормональные уколы, которые удерживают яйцеклетку, сам забор. Хорошо, что у нас уже были накоплены эмбрионы».

Фото: Instagram

После долгих мытарств Игорь Малашенко настоял на том, что ребенка должна носить суррогатная мама.

«Это была отдельная глава нашей борьбы за ребенка: все наши эмбрионы суррогатная мама сбрасывала. Мы меняли сурмам, но это не помогало. У нас было шесть выкидышей у сурмам, — описывает свой нелегкий путь к материнству Божена Рынска. — Я переживала каждую смерть. Ложилась лицом в подушку и молчала, есть не могла. Шесть эмбрионов подсаживали — и беременность не наступала. Только с седьмым получилось. Специальные люди забрали эмбрионы и отвезли их на Север, где крепкие бабы».

Дочь Божены Рынски и Игоря Малашенко выносила и родила жительница Петрозаводска. Рынска не знакома с ней, но очень благодарна за дочь.

«Я не собиралась с ней знакомиться, чтобы она не могла меня потом шантажировать. Я ей заочно благодарна, потому что она родила спокойную, здоровую девочку, а это значит, что мама была спокойна на протяжении всего срока беременности», — говорит Божена.

Молодая мать уверена, что ее дочь получилась копией отца — и внешне и характером. Жалеет она лишь об одном, что ее покойный супруг не дожил до момента, когда на свет появился его клон.

Фото и видео: Instagram

Подписывайтесь на страницы Passion.ru в ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook и Instagram!