До скандала с семьей Дель большинство законопослушных граждан жили в ощущении, что «ювенальная юстиция» — абстрактная страшилка.

Некоторые и до сих пор верят, что «нет дыма без огня» и «детей просто так ни у кого не забирают». Вкратце фабулу сюжета Дель мы изложили в статье о декриминализации.

Ровно неделю назад отец семейства был приговорен зеленоградским судом к 90 часам исправительных работ за нанесение побоев. Восемь детей, изъятых из семьи, до сих пор находятся в зеленоградском «Центре содействия семье и детству» и им запрещают общаться с родителями.

При этом сотрудники Опеки, забиравшие детей из садов и школ, с новогодних елок и из центров детского творчества, нарушившие тайну усыновления и медицинскую тайну, не понесли никакого наказания. Хотя по закону должны были в любом случае: либо за то, что много лет игнорировали кошмары, происходящие в семье и продолжали передавать туда сирот на воспитание, либо за то, что изъяли детей незаконно, а все кошмары выдумали для самооправдания.

К разбору данного конкретного дела была привлечена в основном «четвертая власть» — журналистика. Исполнительная, законодательная и судебная оказались в растерянности. И стало очевидно, что ситуация в стране парадоксальна. Ювенальная юстиция вроде бы есть. Но законов, в рамках которых она действует, и органов, ее осуществляющих, фактически нет.

Passion.ru пытается сориентироваться в хитросплетениях закона с помощью адвоката и правозащитника.

Что такое ювенальная юстиция

Анна Кисличенко
Правозащитник

«Ювенальная юстиция — это совокупность государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций, которые наделены функцией обеспечения защиты прав и законных интересов детей. Очень часто, правда, это происходит в ущерб правам и интересам родителей и семьи в целом. Да и в ущерб ребенку, потому что любой ребенок — это гражданин России, и ограничить его свободу, вырвать из собственного дома, из окружения близких ему людей, лишить его права на общение с ними — на основании чьих-либо подозрений, — это вне закона».

Опека, кажется, главный орган ювенальной юстиции. Хотя это нигде не прописано. Опека — вообще странное образование без внятной вертикали власти. А это значит, что если вы не согласны с решениями или действиями сотрудников Опеки, то вам фактически некому на них пожаловаться. Эти люди, имеющие право забрать у вас детей, по сути, никому не подотчетны.

Владимир Постанюк
Адвокат
Анна Кисличенко
Правозащитник

«Прокуратура обычно связана с полицией и Опекой, они регулярно встречаются на «летучках» у главы администрации — поэтому довольно предсказуемо, чью сторону займет прокурор. Реальная правозащитная практика показывает, что самый действенный способ — это мгновенное обращение в суд и обжалование действий полиции и Опеки. И огласка. Лучше найти адвоката по семейным делам, привлекать правозащитников и общественников в своем регионе. Ведь часто родителей просто подавляют страхом, угрозами, манипуляциями — как в случае Дель. Внешняя поддержка нужна обязательно».