Вы умная, красивая, с чувством юмора и без вредных привычек. А люди к вам все равно не тянутся: в офисную столовую вы ходите в одиночестве, домашние посиделки в пятницу устроить не с кем, а в кино вечно зовут кого угодно, только не вас. Что с вами не так? Сейчас расскажем, в чем может быть дело.

Вы хвастаетесь

Жалуется вам приятель на кризис и сокращения, а вы ему в ответ непринужденно: ой, а мне как раз тринадцатую зарплату начислили, даже не знаю, куда потратить. Подруга говорит, что поправилась, вы парируете: каждый день ем спагетти с пармезаном на ужин, и за месяц — минус полтора кило, что я делаю не так? Все, все вы делаете не так. Нет ничего плохого в том, чтобы гордиться собой и радоваться собственным успехам — в конце концов, зачем еще их достигать. Но устраивать выставку достижений на фоне неудач кого-то другого — верный путь к тому, что этот другой вскоре перестанет с вами даже здороваться.

Вы злословите

Злословие лишь единиц делает интересными. Чтобы тыкать в человека палочкой, поддевать его и ерничать так, чтобы все аплодировали, нужно быть Эдди Мерфи, Иваном Ургантом или Джереми Кларксоном. Но людей, умеющих высечь искру даже из ехидства — единицы, от остальных же, фонтанирующих ядом, почти всегда хочется сбежать с криком: «Такси! Такси!».

Вы переоцениваете значимость своего опыта

В любой беседе вы непременно рассказываете о себе. Подруга рассказывает, что дочка пошла в школу? Вы вступаете с зарисовкой, как в школу ходят ваши дети. Друг решил заняться спортом? Вы немедленно советуете ему, где купить кроссовки и спортивное питание. Вам всегда есть что сказать о том, как пить кофе, носить угги и смотреть фильмы Тарантино. Коротенечко, минут на 40. Проблема в том, что ваш опыт далеко не всегда интересен (не зря же вас о нем напрямую не спрашивают), а люди не любят, когда их не слушают — а вы именно не слушаете, иначе бы заметили, что вас не просили высказываться о детях, школе, кофе и уггах.

Вы не любите восхищаться

«На ее месте должна была быть я!», — думаете вы, и не ставите лайк под фотографией похудевшей подруги. Не поздравляете друга с повышением, не радуетесь за коллегу, переехавшую в Берлин. Будете и дальше так себя вести — и с Новым годом вас поздравит только смс-ка от мобильного банка.

Вы манипулируете

Вас может обидеть или расстроить все что угодно. Подруга опоздала на встречу на 15 минут, муж вечером забыл с порога поинтересоваться, как дела — вы час будете дуться и играть в молчанку. Не потому, что хотите решить проблему — хотели бы, прямо попросили бы подругу так больше не делать, — вам просто нравится наблюдать, как «обидчик» пляшет вокруг вас лезгинку, чечеточку и танец маленьких лебедей. Вы выколачиваете из людей внимание — и, будьте уверены, они об этом знают, а танцы скоро кончатся.

Вы обесцениваете

  • Вы купили новые сапоги, Вера?
  • Да вот еще не решила, Людмила Прокофьевна. Вам нравится?
  • Очень вызывающие. Я бы такие не взяла.

Вообще-то Людмила Прокофьевна не обесценивала выбор своей секретарши — Вера, по сюжету, только присматривалась. Но работает это примерно так: человек делится с вами радостью — смотри, я туфли купила, сын в институт поступил, мы в отпуск в Сочи летим, а вы в ответ говорите, что туфли выглядят неудобными, в институте не умеют преподавать, а в Сочи вообще делать нечего. Что после этого делает человек? Правильно. Он переименовывает вас в телефоне в «Наша мымра». И не звонит.

Вы завидуете

Вот говорит вам некая Вера: я сапоги купила. А вы вместо восхищенного «круто» или хотя бы нейтрального «покажи», говорите что-то такое: ну, будь у меня богатый муж, время бегать по распродажам, 37 размер ноги, я бы тоже купила, тебе-то хорошо… Вера, ты куда? Вера?