Муза русского Пьеро и голливудской богемы (Валентина Санина)

   Признание и холодное равнодушие, любовь и предательство, страсть и ненависть... С ними сталкивался, пожалуй, каждый человек, не обошли они стороной и людей знаменитых. В жизни женщины, о которой сегодня расскажет Passion.ru, слава была мировой, а любовь - всепоглощающей. Но принесли ли они ей счастье?

   Признание и холодное равнодушие, любовь и предательство, страсть и ненависть... С ними сталкивался, пожалуй, каждый человек, не обошли они стороной и людей знаменитых. В жизни женщины, о которой сегодня расскажет Passion.ru, слава была мировой, а любовь - всепоглощающей. Но принесли ли они ей счастье?

Мало кто из русских эмигрантов, покинув родину, нашел свое место в западном мире. Еще меньше среди них тех, кто сумел завоевать этот мир, добиться подлинной славы и материального благополучия.

Валентина Санина, имя которой почти забыто на ее родине, оказалась среди таких счастливцев. Впрочем, трудно назвать счастьем предательство двух самых близких людей, с которым пришлось столкнуться этой богатой и знаменитой властительнице голливудской моды на излете своей жизни.

Жизнь юной Валентины Саниной в дореволюционный период подернута легкой дымкой таинственности, хотя в Америке о ней написаны десятки книг и статей. Известно точно, что родилась она в Киеве в достаточно состоятельной и интеллигентной семье.

А вот версий по поводу даты рождения существует великое множество. Самой достоверной из всех версий кажется 1894 год, хотя сама Санина часто утверждала в беседе с журналистами, что как минимум на десять лет моложе.

Точно известно и то, что после завершения обучения в гимназии юная красавица окончила драматические курсы и даже выступала на театральной сцене. Правда, особых лавров в качестве драматической актрисы девушка не снискала, однако в среде театральной и творческой богемы пользовалась бешеной популярностью.

И не только из-за своей блистательной красоты, но и удивительных для такой юной особы остроты ума, язвительности и чувства юмора.

Фееричный роман

Александр Вертинский

Впрочем, история сохранила для потомков только один ее роман, - зато какой!

В 1918 году многие украинские города - Киев, Харьков, Одесса - стали меккой для оголодавшей и перепуганной российской творческой интеллигенции.

Здесь их по-прежнему боготворили, почитали и готовы были платить немалые деньги за возможность посмотреть на любимцев публики.

Сама Валентина к этому времени тоже оставила семью и перебралась в Харьков, где пыталась сделать имя в театральной среде.

Здесь, в артистическом кабаре при харьковском Доме артиста, состоялось ее знакомство со знаменитым «русским Пьеро» - Александром Вертинским.

Позже он так вспоминал свою первую встречу с Саниной: «На меня медленно глянули безмятежно-спокойные огромные голубые глаза с длинными ресницами, и узкая, редкой красоты, рука с длинными пальцами протянулась ко мне.

Она была очень эффектна, эта женщина. Ее голова была точно в золотой короне. У нее были раскосые скулы, красиво изогнутый, немножко ироничный рот. Кроме того, она была похожа на пушистую ангорскую кошку…

Я понял, что погиб, но без боя сдаваться не собирался. Так же спокойно я разглядывал ее. На ней было черное, глухое, до горла платье, а на шее висел на ленточке белый хрустальный крест».

Кстати, именно этот сверкающий хрустальный крест стал затем эмблемой ее знаменитого модного дома в Нью-Йорке…

Роман их был бурным и громким, однако юную актрису в то время больше занимала артистическая карьера, чем мужчины, которым она, как правило, лишь позволяла себя любить.

Роман с Вертинским, который буквально заболел «роковой Валентиной», окончился довольно быстро и (скорее всего) по инициативе девушки. Пути их разошлись: Вертинский отправился на гастроли в Одессу, а Санина вместе с отступавшей белой армией оказалась в Крыму.

Однако вытравить коварную и жестокую возлюбленную из своего сердца Вертинский так и не смог.

Он именно Саниной посвятил множество знаменитых романсов: «Вы стояли в театре за кулисами», «То не ветер играет терновником», «Послушайте, маленький, можно мне вас тихонько любить?», «Ты ушла на свиданье с любовником, я снесу, я стерплю, я смолчу».

Он хранил ее письма и скупые знаки ее внимания, а в 30-е годы, оказавшись за рубежом, сделал все, чтобы организовать встречу.

В 1946 году он написал в память о былом грустные строки, все еще наполненные болью:

«Где теперь вы вянете, старея?
Годы ловят женщин в сеть морщин -
Так в стакане вянет орхидея,
Если в воду ей не бросить аспирин

Хорошо, что вы не здесь, в Союзе
Что б вы делали у нас теперь, когда
Наши женщины - не вампы, не медузы,
А разумно кончившие вузы

Воины науки и труда!
Как вы были мне когда-то близки!
Как от вас кружилась голова!»

Любовь - основа брака

Георгий Шлее

А красавица Валентина с легкостью перевернула эту страницу своей жизни. В Крыму, среди всеобщей паники и страха, она познакомилась с предпринимателем средней руки Георгием Шлеем.

Он не отличался особой привлекательностью или мужским магнетизмом, однако именно этот человек оказался для жестокой и капризной красавицы единственным мужчиной на всю жизнь. Несмотря на то, что у нее были и романы, и флирты, и увлечения, Санина не мыслила рядом с собой никакого другого мужчину.

Распродав почти все драгоценности Валентины, пара смогла на немецком корабле перебраться сначала в Турцию, затем в Грецию, Италию, Францию. В 1921 году Валентина официально стала замужней женщиной, была вместе с Георгием Шлеем вплоть до его смерти и похоронена с ним с одной могиле.

Мировая слава и предательство самых близких

Мода - это призвание

Валентина Санина

В Париже Санина устроилась на работу в знаменитое кабаре «Летучая мышь», однако уровень ее таланта не позволял блистать в главных ролях и бисировать.

Но красота и железная воля, крывшаяся в этом гибком стройном теле, позволяли ей получать постоянные ангажементы и зарабатывать неплохие деньги. Да и Георгий Шлее обладал жесткой коммерческой хваткой.

В конце концов, супруги решили покинуть Старый Свет, переполненный русскими эмигрантами, и перебраться в Америку.

В конце 1923 года Валентина и Георгий (который теперь решил называть себя на американский лад Джорджем) обосновались в небольшой квартирке в Нью-Йорке.

Джордж играл на бирже, неплохо зарабатывал, а спустя некоторое время стал преуспевающим театральным импресарио.

Супруги быстро вошли в высший свет Нью-Йорка, стали своими среди творческой богемы. Необычная красота Валентины, ее немного театральная экспрессивная манера поведения и оригинальные наряды привлекали всеобщее внимание. Многие светские дамы с завистью изучали ее туалеты, даже не подозревая, что автором их является сама Валентина.

Однако спрос рождает предложение, и в 1928 году Санина открывает на Манхэттене, в престижнейшем районе Верхний Ист-Сайд, собственный модный дом «Valentina Gowns» («Платья Валентины»).

Скоро здесь одевался уже весь высший свет Нью-Йорка и вся голливудская богема. Среди ее клиентов были Кэтрин Хепберн, Пола Негри, Клодетт Кольбер, Гертруда Лоуренс, Глория Свенсон, Ирен Селзник (дочь босса MGM Луи Б. Майера и жена кинопродюсера Дэвида Селзника).

По отношению к своим клиенткам Валентина Санина была настоящим тираном. Часто голливудские суперзвезды получали из ее ателье совсем не те наряды, которые заказывали, потому что хозяйка всегда все перекраивала и переделывала на свой вкус. Санина умудрялась в своих моделях сочетать комфорт и роскошь, а в итоге сшитые ею модели сидели на любой фигуре просто идеально.

Любимым цветом у нее был черный (что в пестроте нью-йоркской жизни казалось чем-то новым и оригинальным), а каблуки она ненавидела.

Санина могла отказать любой самой знаменитой клиентке, если та отказывалась снять шпильки и носить творения от «Valentina Gowns» с элегантными балетками. К тому же Валентина ввела в моду китайские жакеты и платья с японскими поясами-оби, тюрбаны и вуали, платья и пальто с капюшонами, юбки-брюки и широкополые «сельские» шляпы.

К сороковым годам Валентина Санина становится одним из самых известных и дорогих американских дизайнеров одежды. К тому же она с успехом занимается созданием театральных костюмов для самых дорогих и модных бродвейских постановок.

Как утверждают ее современники, Валентина Санина была хорошо образованной и весьма начитанной тонкой натурой, любившей классическую русскую литературу, живопись Средних веков и эпохи Возрождения, прекрасно разбиравшейся в искусстве и истории.

Суета нью-йоркской жизни принесла ей состояние и известность, однако жесткий властный характер не позволял ей близко сходиться с людьми.

Грета Гарбо

В сущности, все это время в Америке у нее было только двое настоящих друзей. Это были художник Дмитрий Бушен, который постоянно жил в Париже, но часто бывал в Нью-Йорке на выставках и каждый раз рисовал Валентину, и несравненная Грета Гарбо.

Считается, что облик этой великой актрисы был создан именно Валентиной Саниной. Именно она придумала для Греты так отличающий ее стиль.

Она приучила подругу к тонкой философской литературе и часто помогала ей в подготовке к той или иной роли, поскольку сама имела опыт театральной работы.

Они даже внешне были похожи и, появляясь в свете в одинаковых нарядах, искренне забавлялись тем, что поклонники путались, кто же из них великая Гарбо.

Предательство подруги

Тем сильнее было потрясение, когда именно Грета Гарбо отобрала у подруги главную ценность и весь смысл ее жизни - Джорджа Шлее.

Они познакомились в ателье Валентины, когда Гарбо пришла на очередную примерку.

С тех пор Джордж и Грета стали неразлучными. Он полностью взял на себя все ее организационные и финансовые заботы, а она купила квартиру в том же доме, где жили супруги, чтобы быть рядом с милым Джорджем.

Между тем Джордж не собирался разводиться с Валентиной, а та не находила в себе сил, чтобы бросить его.

Так они и жили на глазах у всех странным мучительным треугольником, появляясь втроем на приемах, театральных премьерах и в ресторанах.

Каждое лето Джордж и Грета проводили во Франции, а Валентина - в Венеции. В 1964 году любовники вновь отправились в Париж. Там у Джорджа произошел сердечный приступ, однако, как утверждали тогда злые языки, приехавшие врачи вместо того, чтобы оказать ему помощь, выстроились в очередь за автографами к Грете Гарбо…

После смерти Джорджа Шлее оказалось, что почти все свое состояние он оставил Грете, у Валентины осталась лишь квартира в Нью-Йорке и немного денег.

К этому времени она уже закрыла свой дом моды, объяснив это усталостью, и все глубже уходила в религию, находя в ней утешение от бытовых неурядиц и личных драм.

Единственное удовольствие она находила лишь в пополнении своей коллекции, которую вместе с Джорджем она начала собирать еще в 20-х годах.

У нее было прекрасное собрание русских икон, живописи, мебели и бронзы XVIII века. Несмотря на оскорбительный поступок Джорджа, она оставалась достаточно состоятельным человеком.

Грете Гарбо она так и не смогла простить ни романа с Джорджем, ни его смерти, ни его завещания. Эта ненависть была холодной и мучительной, которая усиливалась еще и тем, что они так и продолжали жить в одном доме.

Говорят, что до самой смерти в 1989 году Валентина Санина специально платила привратнику дома, чтобы он избавлял ее от возможности случайной встречи с той, кого она так любила и которая ее так жестоко предала.

Василий СЕРГЕЕНКО

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...