«У нас с мужем вся жизнь напоказ и душа нараспашку»: Елизавета Боярская о работе, ревности и личной жизни

Наследница известной актерской династии Елизавета Боярская недавно вернулась с гастролей по Японии и Китаю, где вместе со своим родным театром МДТ (Театр Европы) показывала спектакли «Братья и сестры» и «Коварство и любовь».

В апреле же москвичи смогут увидеть Елизавету в нашумевшей постановке Льва Додина «Гамлет», где она сыграла возлюбленную датского принца, Офелию. В главной роли, кстати, однокурсник и давний друг Боярской — Данила Козловский. А в июне в кинотеатрах появится один из самых ожидаемых фильмов этого лета — «Анна Каренина. История Вронского» режиссера Карена Шахназарова. И здесь партнером артистки стал ее муж, актер Максим Матвеев. О театре, любимом супруге, жизни на два города и не только Боярская рассказала в эфире канала ОТР. Passion.ru публикует самые яркие отрывки из интервью Елизаветы.

О гастролях в Азии и участии в шестичасовом спектакле

Зрители нас приняли в Китае и Японии очень хорошо. Безусловно, это совершенно разные люди, разные культуры. Поэтому мы и спектакли возили соответствующие. В Японии мы показывали постановку «Коварство и любовь». Спектакль сам по себе очень графичный, я бы сказала «японский». И там публика более тонкая, спокойная и изящная, которая в течение всего спектакля молчит и практически не реагирует, а потом в конце взрывается бурными аплодисментами.

А в Китай, в город Тяньцзинь, мы возили новую редакцию спектакля «Братья и сестры». Представление идет шесть часов, но при этом у нас был полный зал! Публика очень живо реагировала на происходящее на сцене, и часть даже задержалась после окончания постановки, чтобы встретиться с нами, с актерами. Мы, конечно, удивлялись, как они могут так долго нас терпеть (улыбается).

Кстати, для нас, артистов, время на сцене летит очень быстро. Не могу сказать, что у меня сильные физические нагрузки — я не замечаю усталости. Это же не просто спектакль — целая жизнь! В постановке задействовано почти 30 человек, все время на сцене много народу. Как зритель, я смотрела еще первую редакцию «Братьев и сестер». Смотрела раз пять-шесть, и всегда эти шесть часов проходили для меня на одном дыхании. То же самое происходит и сейчас на сцене. За временем мы, конечно, не следим.

За что люблю наш театр — у нас никогда не прекращается работа над ошибками. Нет внятной точки: «Выпустили премьеру, а теперь играйте, что хотите». Например, не так давно мы впервые показали в Санкт-Петербурге спектакль «Гамлет», который, кстати, скоро будем играть в Москве. И мы до сих пор его репетируем. Все время вносим какие-то изменения, нюансы. У Льва Абрамовича появляются новые мысли, идеи. Иногда мы даже меняем что-то по тексту! Это беспрерывный процесс, и это здорово. Когда ты долго-долго играешь одно и то же, и у тебя не появляется новых задач, исчерпывается ресурс обстоятельств и внутренних текстов. А так у тебя вдруг новый взгляд на партнера, новая интонация, новые мысли. Пока этот репетиционный процесс есть, спектакль живет.

О том, как стеснялась профессии родителей, и о табуретках

Стать актрисой я в детстве и не мечтала, хоть и росла в творческой семье. Нет, я никогда не любила физику — была гуманитарием, но я тяготилась театром, мне было как-то неловко. Я всегда стеснялась сказать новым знакомым, кем работают мои родители. Несмотря на то, что я была закулисным ребенком, я не хотела выходить на сцену. И, слава Богу, меня никогда не ставили на табуретку рассказывать стихотворение, потому что для меня это стало бы самой большой пыткой и худшим наказанием. Наверное, все это из-за того, что в детстве к нам с Сережей (брат Елизаветы Боярской — прим. Passion.ru) было повышенное внимание. Меня часто сажали на диван, надевали микрофон и спрашивали: «Расскажи, Лизочка, ты хочешь стать актрисой?». И я отвечала: «Нет, не хочу я быть актрисой!». А брат обычно был более послушным. Меня же сложно было заставить делать то, что не хочу. Но все меняется.

О жизни на два города и семье

Моя судьба сложилась так, что я сама из Петербурга, а мой супруг из Москвы. И хотя, на самом деле, мы оба не москвичи, но живем в Москве. Но мне приходится ездить туда в театр. Наш сын Андрей живет здесь, в столице, ходит в сад. Это уже привычка. Выстраиваю рабочий график так, чтобы оставалось свободное время только на ребенка и на семью. И я его никому не отдаю — оно железно мое. Ребенка же нельзя обделять вниманием. К сожалению, мало остается времени на себя, что не очень хорошо, однако приходится чем-то жертвовать. Я та петербурженка, которая смирилась с переездом в Москву во имя благополучия своей семьи. Но все равно я часто бываю в Питере. Все-таки там живут мои родители и мама Максима. На лето мы обязательно выбираемся всей семьей на дачу под Петербургом.

В прошлом году мы с Максимом сыграли Каренину и Вронского. Целый год жизни мы посвятили работе у Карена Георгиевича Шахназарова. Это были одни из самых прекрасных, сложных, противоречивых, упоительных, дико ответственных, нервных и сладких съемок. Вы, наверное, представляете, что сыграть такую роль — это мечта. Когда закончился проект, пришло осознание, что не понимаю, о чем мне теперь мечтать, если я сыграла роль, которой грезила с того момента, как решила пойти в актерскую профессию.

В картине «Анна Каренина. История Вронского» партнером выступил мой супруг. Когда же так не совпадает, ревность немного присутствует. Мне кажется, что вообще артистов люди, не имеющие отношения к творческой профессии, считают немножко извращенцами, потому что в одном фильме она любовь с одним крутит, в другом — с другим. А муж дома сидит и ребенка кормит с ложки.

Но я не могу сказать, что у нас с Максимом возникают конфликты, разногласия на этой почве. У нас огромное количество спектаклей, где мы играем самые разнообразные чувства — от ненависти до любви. Максим исполнил даже роль маньяка в «Мосгазе». Приходится играть и хороших, и плохих, и страшных, и кровавых, и непристойных женщин, и святых. Всякое бывает. Не имеет никакого значения, какие характеристики преподносит тебе герой или героиня. Это наша работа!

Нам с Максимом часто говорят: «А что вы такие скрытные? Никогда особо не появляетесь вместе на публике или на обложках журналов с ребенком?» А у нас вся жизнь напоказ и все время нараспашку душа на сцене. Все, что ты переживаешь, отдаешь зрителю. И, конечно, хочется какое-то пространство оставлять себе, которое будет неприкосновенно. Собственно, именно поэтому.

Фото: архивы пресс-служб, instagram

Читайте также:

Беременная певица Натали: «Женщина стареет, когда перестает за собой следить и ухаживать»

Ничто не разлучит их: самые крепкие звездные браки

Еще по теме
Загрузка...
Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...