Главный способ не разочаровываться, это не очаровываться. Ищу интим, работу не предлагать. Снимаю, порчу…    «Мне двадцать три года. У меня было уже семь парней. С каждым из них у нас была близость. Но мы очень быстро расставались. Не то чтобы я не нравилась им или они мне. Нет, мне кажется, им просто не хотелось углубляться в отношения. Я чувствую себя очень одинокой, хотя у меня масса поклонников и я живу в огромном городе, где каждый день меня окружают люди. Но между нами нет близких отношений, все как-то легко и поверхностно. Мне кажется, что я им совсем не интересна. Каждый озабочен своими проблемами. Все куда-то спешат. Может, это я виновата? Что делать, если ты никому не нужен?» - в отчаянии написала какая-то девушка на одном из форумов.    Меня так зацепил этот вопрос, что я решила попробовать ответить на него, поразмышлять на эту тему, чтобы понять, почему так поверхностны наши отношения.

Главный способ не разочаровываться, это не очаровываться. Ищу интим, работу не предлагать. Снимаю, порчу…    «Мне двадцать три года. У меня было уже семь парней. С каждым из них у нас была близость. Но мы очень быстро расставались. Не то чтобы я не нравилась им или они мне. Нет, мне кажется, им просто не хотелось углубляться в отношения. Я чувствую себя очень одинокой, хотя у меня масса поклонников и я живу в огромном городе, где каждый день меня окружают люди. Но между нами нет близких отношений, все как-то легко и поверхностно. Мне кажется, что я им совсем не интересна. Каждый озабочен своими проблемами. Все куда-то спешат. Может, это я виновата? Что делать, если ты никому не нужен?» - в отчаянии написала какая-то девушка на одном из форумов.    Меня так зацепил этот вопрос, что я решила попробовать ответить на него, поразмышлять на эту тему, чтобы понять, почему так поверхностны наши отношения.

Я тоже иногда испытываю щемящее чувство одиночества в многотысячном людском потоке. Действительно,самое страшное одиночество – одиночество в толпе, когда везде люди: на улице, в транспорте, на работе, в магазинах… Бесчисленное количество людей. Мелькающие взгляды, случайные жесты, детали, движения, звуки… бездушный поток многоликости. Но ты один…

Ежедневно бездонные колодцы метро глотают нас, перемешивая с огромной толпой, и мы вливаемся в ее тесные объятия, чтоб почувствовать дыхание стоящего рядом человека, услышать стук его сердца, увидеть мельчайшие подробности его облика... И при этом остаться для него безнадежно далеким случайным прохожим. Он идет мимо, и мы спешим куда-то по своим делам. Мы удаляемся друг от друга на бесконечность расстояния вытянутой руки – чужаки и одиночки в тесном пространстве предопределенности - постылой повторяемости одних и тех же картинок жизни. Как остановить их? Как остановиться самому, без страха оказаться отверженным? Стоит ли рисковать, ведь тебя может ждать очередное разочарование?

Испытывая мучительные приступы сенсорного и тактильного голода, отравляющие жизнь, современный человек почему-то не спешит разрушать толстый защитный слой страха, скрывающий его уязвимость. Он не идет на сближение с другими людьми, он избегает любви и дружбы, предпочитая им поверхностные, легкие, ни к чему не обязывающие и недолговечные отношения. Порой только на одну ночь…

Потому что ему страшно. А одноразовый пересып - это так приятно и так легко, не накладно. И, как ему кажется, дает больше шансов в поиске своего единственного. Потому что все равно где-то там, в глубине души, человек рассчитывает именно на это.

Тысячу раз разочаровавшись в поисках, он привыкает к «временным связям». Однажды опыт, сын ошибок трудных, приводит его к одной восхитительной мысли: все влюбленности, которые, как молнии, поражали его сознание, жизнеспособны и симпатичны только какой-то короткий промежуток времени. Пока они еще «горяченькие», а он «новенький». Проходит время, и все безнадежно остывает до температуры равнодушия и отсутствия желания, начинаются приступы холодности, все чаще раздаются раскаты грома, за которыми неизменно шествует боль разрыва. И он озирается вокруг в поисках новой грелки, или хотя бы смены декораций, зрителей, участников… И дает себе зарок: «Не привязываться! Не углубляться! Держать дистанцию!»

Так человек становится на скользкую тропинку «конвейера», по которому пускает лучшие детали своей жизни. Где-то там, в конце сборки, ему может быть и суждено будет вернуться к некому подобию целостности, но это не факт, что в результате разбазаривания бесценных своих частей, он вновь обретет себя в натуральном виде естественного совершенства.

Скорее всего, ему уже никогда не вернуть первозданной свежести впечатлений и глубины чувств, потому что он понемногу их растерял, приспосабливаясь к каждому новому сборщику, мимо которого движется транспортер. Каждый из них привнес в его облик свои механизмы усовершенствования, оставил отпечатки пальцев и мыслей и безнадежно изменил оригинал. В принципе, это неплохо. Быть может, даже полезно для развития. Но может быть опасно с точки зрения чистоты его душевных переживаний. Страх очередного разочарования заставил человека поверить, что временные связи способны заменить ему тепло близкого человека. И он утратил себя… вместе с шансом найти своего единственного.

Потому что нельзя ставить на поток процесс латания своих душевных дыр!

И теперь, собственно говоря, не на кого пенять, если любовь и верность забудут дорогу в его гарем - он сам когда-то решил не углубляться…

Какое-то время отсутствие ответственности за временные отношения приносило ему удовольствие, заряжало энергией, разнообразило жизнь. А потом…

А потом надоело хуже горькой редьки, потому что «временным» нельзя верить, изливать душу, дарить тепло… Это очень важно – дарить тепло! Иногда для полного счастья человеку не хватает именно этого. Ему нужен кто-то, кому можно было бы подарить частичку себя.

И он в отчаянии всматривается в толпу, чтоб зацепиться за какой-то случайный взгляд. А вдруг? И такое тоже может случиться…

Внутренне он жаждет сближения более глобального, чем простое знакомство на один раз. Ведь он пока ЧЕЛОВЕК, а не робот, и ничто человеческое ему не чуждо. В том числе человеческое внимание, телесное наслаждение близостью и одобрение, которые в полную силу проявляются именно в любви и дружбе. Ведь участие, сочувствие, сопричастность можно испытать только в результате не одноразового, а близкого человеческого общения.

Человеку нужен человек! Не просто человек и не просто на одну ночь. Потому что за одну ночь можно успеть лишь соприкоснуться. В лучшем случае - развеяться, в худшем - разочароваться, в самом отвратительном варианте - чем-нибудь заразиться (от острой грусти до хронического «ящура»).

Но получить то, к чему мы все подсознательно стремимся – душевное тепло - за одну ночь практически невозможно… Или очень проблематично! Можно сказать, один шанс против тысячи напрасных попыток…

Мы очень часто склонны оправдывать свою неразборчивость в сексе тем, что находимся в состоянии постоянного поиска. Но наш поиск граничит с распущенностью и полной безбашенностью, когда мы отпускаем на волю стыд и срам и предаемся животным страстям, которые, как бы мы их не называли, остаются животными.

Разве количество побед по-настоящему спасает вас от одиночества? Скажите, положа руку на сердце. Не кажется ли вам, что каждый очередной «амурный эпизод» добавляет новую каплю яда в быстро наполняющийся сосуд внутренней боли и разочарований? В любом случае, вам предстоит разбираться в этом самостоятельно.

А может не стоит растрачиваться и идти на поводу у собственных слабостей, может потерпеть и действительно найти в людском потоке своего единственного или единственную? «Уж лучше голодать, чем, что попало, есть…»

Как бы мы ни изощрялись в придумывании суррогатных сенсорных заменителей, как бы ни утешали себя мыслью о том, что нам никто не нужен, кроме самих себя, наша самодостаточность – лишь ловушка сознания. Все мы рано или поздно приходим к тому, что нам нужен близкий человек.

Что можно посоветовать девушке, которая в отчаянии написала о своем одиночестве?

Не отчаиваться. Ведь в конечном итоге все в этой жизни зависит от нее, от ее светлого взгляда, от ее улыбки, которую она просто так подарит какому-нибудь случайному прохожему. Ну и пусть он несется куда-то по своим делам, безнадежно замкнутый в пространство своей действительности. Он тоже жаждет зацепиться за кого-то в этой массе мелькающих лиц и остановиться, чтоб почувствовать тепло родственной человеческой души.

Если помнить о том, что вся эта многоликая толпа состоит из отдельных людей, каждый из которых, так же, как ты, ищет любви, то становится совсем не страшно в ней потеряться.

А еще стоит, наверное, разобраться, почему это с нами происходит.

Почему мы прячемся в свои раковины, предпочитая одиночество в толпе близкому человеческому общению?

Во-первых, потому, что мы вечно спешим.

Мы озабочены собственным выживанием. Нам некогда углубляться, растрачиваться на серьезные чувства и долгие проникновенные беседы. Мы должны успеть, добыть, добить, добиться. Чтоб стать, обойти, взойти, победить … До любви ли нам… Но большинство наших целей, к которым мы всю жизнь несемся сломя голову – миражи. И понимаем мы это только в финале гонки.

Во-вторых, мы избалованы обилием альтернатив.

Иллюзия многочисленности выбора толкает нас в сети непрекращающихся поисков и сомнений: «А тому ли я дала… обещание любить? - пульсирует в мозгу коварная мысль. - Может, стоило лучше обещать этому или вот тому…?» Вот бы нос Семен Семеныча приделать бы к ушам Сергея Сергеича. Добавить бы немного наглости Петра Петровича и зарплаты Сан Саныча, тогда бы в самый раз было бы. А так… Вот и сидим мы, словно гоголевская Агафья Тихоновна, на своих альтернативах и никак цены себе не сложим, чтоб, сделать, наконец, свой главный выбор.

В-третьих, мы боимся.

Наученные первым горьким опытом неудачного общения, мы предпочитаем открытому всем ветрам миру уютную раковину своих фантазий, которая может быть чем угодно, вплоть до любимой компьютерной игры или кучи бездушного барахла, которым забит шкаф. Лишь бы чем-то заполнить пустующее пространство своего одиночества и не рисковать собой в живом взаимодействии с людьми.

Причин нашей разобщенности много, среди них и мощный поток информации, обрушивающийся на человека отовсюду, в том числе с голубых экранов телевизора и компьютера, и массовый характер организации досуга, и оторванность от природы, и глобальная урбанизация.

Но весь фокус в том, что мы сами породили их, как и всеобщую нашу разобщенность, и только нам по силам справиться с этим и протянуть, наконец, руку случайному прохожему, чтоб почувствовать тепло родственного прикосновения близкого человека.

Ирина ВЛАСЕНКО