В принципе, каждый человек жаждет независимости, вот только достичь полной свободы трудно, да и нужна ли она в семейной жизни? Не слишком ли большую плату приходится отдавать за “развязанные руки”?    В этот субботний день Наташа с самого раннего утра как на крыльях летала: встала ранехонько, умылась, накрасилась и уже такая — принарядившаяся — принялась готовить праздничный обед.

   В принципе, каждый человек жаждет независимости, вот только достичь полной свободы трудно, да и нужна ли она в семейной жизни? Не слишком ли большую плату приходится отдавать за “развязанные руки”?    В этот субботний день Наташа с самого раннего утра как на крыльях летала: встала ранехонько, умылась, накрасилась и уже такая — принарядившаяся — принялась готовить праздничный обед.

Не просто обед, тот, что готовят во всех домах по выходным, — то же, что и в будни, но поболее и посытнее, а настоящий праздничный — с деликатесами, парадной сервировкой, естественно, на “гостевом” сервизе, со всякими декоративными фантазиями. Вот, наконец, все готово, и одетая в нарядное платье Наташа с нетерпением ожидала прихода... собственного мужа.

Да, именно так, как любовники, и живут Наташа с Николаем уже четыре года. И собираются вести такой образ жизни минимум до пенсии. Вот тогда они, скорее всего съедутся в одну квартиру, будут видеться каждый день, вместе ходить гулять, смотреть телевизор, спать в одной постели. А пока они живут по отдельности, ведут каждый свое хозяйство, встречаясь лишь по выходным и праздникам.

Обычная жизнь любовников, скажете вы и ошибетесь. Во-первых, Наташа и Николай являются мужем и женой официально, все у них было как у людей: и свадьба с фатой, и медовый месяц, и пресловутый штамп в паспорте. Во-вторых, и это главное, они и ведут себя как муж и жена: никаких измен, постоянное общение, пусть и по телефону, обостренное чувство ответственности друг перед другом — Наташа даже звонит Николаю, если хоть на пару часов задерживается вечером у подруги. Хотя Николай и не ждет ее дома, но сомнений относительно того, где в данный момент находится жена, у него быть не должно! Естественно, что и Николай поступает так же, не говоря уж о том, что, хотя хозяйство они и ведут раздельно (до чего же казенное слово!), бюджет у них практически общий, и Наташе не приходится клянчить лишнюю копейку. Ну а самое главное, любят они друг друга!

Отчего же не живут вместе? Да оттого, что не хотят эту идиллию разрушить. И у Наташи, и у Николая это уже не первый опыт создания семьи. Увы, неудачный. И он, и она вынесли из своих горестей основную мысль — быт, привычка губят любовь, лишают ее свежести чувств, ограничивают личную свободу.

Согласитесь, разве не тягостно жене после тяжелого трудового дня готовить мужу ужин да еще улыбаться ему при этом? Да и мужу, целиком поглощенному проблемами работы, карьеры, разве легко быть ласковым и внимательным? Вот и получается, что остаются для проявления чувств только выходные дни. Но и они, увы, отравлены предшествующими буднями. Вот и пошли Наташа и Николай на самый простой и кажущийся разумным шаг — жизнь по отдельности. Каждый пять дней в неделю занят своими проблемами и лишь два дня — но каких дня! — уделяет любимому человеку!

Нельзя сказать, что Наташа и Николай открыли Америку — не так уж и мало одиноких мужчин и женщин живут подобным образом. Наша пара отличается, пожалуй, лишь тем, что довела данную схему до предела. Большинство же одиноких мужчин и особенно женщин ведут подобный образ жизни, опасаясь связать себя с партнером крепче, боясь измены и разочарования, то есть рассматривая свою связь с конкретным человеком как временную, даже если это длится уже не один год, и устраивает обе стороны. Причем от этой неопределенности страдают оба (мужчины, может, чуть меньше), но изменить ситуацию не решаются.

Так что же? Наташа и Николай — пионеры нового образа жизни, предтеча новой семьи? Вряд ли. Их жизнь лишь модель сносного существования одиноких людей. Подобие семьи. Конечно, их можно преподнести как пример идеального брака, где полностью соблюдается свобода личности, но мне кажется, что их союз лишь бегство от одиночества двух потерявшихся в нашем мире людей, нашедших друг друга, но так и не поверивших, что обрели свое счастье.

И все же не брошу камень в Наташу и Николая, да и в тех, кто следует их примеру. Ибо для многих и многих людей, видящих цель своей жизни в реализации своих возможностей (Наташа и Николай, кстати, делают неплохую карьеру), и, уж извините, буду говорить прямо, в удовлетворении прежде всего собственных потребностей, данный вариант является очевидным и, может быть, единственным окошком в мир сострадания, самопожертвования, нежности и жалости — всего того, что дарит нам любовь. И всего этого лишен человек реалистичный, настроенный лишь на результат, на победу. Вот для него это окно и существует.

Ну а для нормального человека (или обычного, чтобы не задеть чье-то самолюбие) данный вид брака неприемлем. В загс или под венец люди идут потому, что хотят быть вместе ежеминутно, в радости и в горе, в болезни и здравии, а не только в считанные часы празднеств. И еще потому, что хотят иметь и воспитывать детей — своих детей — и хотят, чтобы это были их дети, а это (чего бы ни утверждала биология) возможно, только если ребенка воспитывают папа и мама и при этом непрерывно находятся с ним.

Впрочем, чего это я раскипятилась? Люди счастливы, и это главное, а требовать от земных людей идеала — просто жестоко. А может, и не надо диктовать какие-то условия, нормы — счастлив человек, и слава Богу. А то своим вмешательством только все испортим. Как считаете?

Светлана Бестужева-Лада