Предлагаем вашему вниманию продолжение сборника стихов Марины НОСОВОЙ. Письма Я забыла, чем пахнут письма, Их давно я не получала, Ведь кругом сплошные e-mailы, Но ведь Сердцу этого мало. Я сама их тебе писала, Добывала слова из ночи, И сама их себе читала, А потом разрывала в клочья.

   Предлагаем вашему вниманию продолжение сборника стихов Марины НОСОВОЙ. Письма Я забыла, чем пахнут письма, Их давно я не получала, Ведь кругом сплошные e-mailы, Но ведь Сердцу этого мало. Я сама их тебе писала, Добывала слова из ночи, И сама их себе читала, А потом разрывала в клочья.

И Любовь я сама создала,
До небес вознеслась Душою,
Вот Любви на Земле и не стало,
Вновь разрыв постигается мною.

Но я зная, не исправима
Я в своем ожидании Чуда.
Пусть тобой никогда не любима,
Но душой ведь я не Иуда.

Поцелуев лжи не дарила,
Мнимость чувств на себе познала,
Ложность слов маяком манила,
В море лжи и Любовь затонула.

Но бывает на свете такое,
Что корабль наверх подымают,
И плывет он по морю снова,
О крушенье его забывают.

Снова я свой сизиф-камень
Все качу куда-то в гору,
И опять, ударяясь оземь,
Не ползу в глубокую нору.

И в Любви я дотла сгораю,
Превращая Сердце в Пламень,
А потом из него воскрешаю,
И Слезой расплавляю камень.

Пусть меня никто не увидит,
Я ж в молитве всех помяну.
И есть Вера – вдруг не забудет,
Что и я забывать не стану.

Снова листик лежит на ладонях,
На нем буквы прыгают криво:
“Я люблю тебя, моя Мама”,
Дочка ручкой вывела мило.

Одиночество – выдумка века,
Никогда не бываю одна я.
Если рядом нет Человека,
Зато Бог есть, Его я узнаю.

В этих строчках, написанных дочкой,
И в словах, что мне не писали,
И в слезе в конце вместо точки,
И в Кресте на звене цепочки.

Стихи на прощанье

Я разрываю боли круг,
И улетаю вдаль от боли.
Так много лжи в тебе, вокруг,
Так много в сердце Божьей Воли.

Соизмеряю с ней тебя:
Ты превращаешься в мгновенье.
Соизмеряю с ней себя:
Я превращаюсь снова в воскрешенье.

Когда вернулся, мне казалось,
Что ты поймешь, укроешь, защитишь.
Но время жестко стрелки указало:
Мечты крушенье не предотвратишь.

Я буду с замираньем наблюдать,
Как рушится во мне Любви тот остров,
Помнишь, о нем мы ночью говорили.
Любовь соединяла две Души,
Мы Господа о милости молили.

Но искушеньем был словарный твой запас,
И кто из нас не вынес искушенья?
Пред Господом ответишь ты сейчас,
За каждое обманное мгновенье.

Разверзлись ада ворота:
Из них грехи клубком ползли, как змеи.
А ведь душа наивная была открыта для тебя.
Но искусать ее решил Князь Тьмы больнее.

Теперь я только вижу: мы не соизмеримы:
Не можешь отрешиться ты от похоти и грязи.
И слабости твои моей Любовью не преодолимы,
Сам выбирайся ты из них, и выходи из пешки в ферзи.

Я буду Господа просить: “Спаси и сохрани!”.
Познай свободу от греха. Господь тебя храни.

Я ухожу в Духовный монастырь:
Молитвами лечить себя от ран.
В Душе в замен Любви к тебе – пустырь
И между нами – целый Океан.

Не переплыть его, корабль наш затонул,
И руки ослабели от тоски.
В мою Душу случайным гостем заглянул,
Оставив безнадежности следы.

Господь с тобой, ступай в свой глупый мир,
Где правят пошлость, страх, обман.
И не зови меня на этот черный пир:
Упилась я обид, но ты от них был пьян.

Дочурке правду расскажу,
Как обманулась я в Судьбе.
Пусть я сама себя еще раз обману.
Но обмануть себя не дам тебе.

Ты умираешь здесь в груди:
В хрустальный гроб тебя я положу.
“О, Господи, помилуй и спаси!”:
Отходную молитву над тобой спою.

Я объявляю всем себя вдовой.
Я добротой наполню мир людей.
Я напою их всех святой водой.
Ты ж умирай во мне, прошу тебя, скорей.

***

В молитве складываю руки,
В молитве шевелятся губы,
Молитвой искупаю я страданья,
Ведь были неправдивы обещанья.

“Тебя я ненавижу! -- снова слышу,
Как близко было молчаливое “люблю”,
Как близко “я люблю и ненавижу”
И злобою клокочет змей во рту.

Я снова поддалась на лживость слова,
Я сердце раскрывала Пустоте,
Но Вера в Бога помогала снова:
Я не продала Душу Дьяволу в тебе.

Смиренно я зажгу свечу-напоминанье.
И пеплом-сединой рассыплется глава.
Останусь я в тебе одним воспоминаньем,
Когда-нибудь оно сведет тебя с ума.

И глянешь ты назад – а там одни потери,
И глупости твои, и мира суета.
Но главной для тебя, поверь мне, главною потерей
На веки навсегда остались дочь и я.

Когда поднимешься на собственной могилой,
И полетишь ты к Господу на Свет,
Тогда поймешь, нельзя Ему, игриво,
Сказать: “Я , Господи, свинья. И весь ответ”

Сейчас меня ты судишь, в злобе задыхаясь,
Мол, я разрушить все вокруг тебя хочу.
Но все ты сам давно разрушил, уверяю,
И не тебе меня призвать к моральному суду.

Пройдет и злоба, и это в жизни проходили,
Останется в тиши лишь Божий глас.
И будет грешная душа твоя кричать: “Меня убили!”
И вот тогда пробьет возмездья жуткий час.

Гроза

Грохочет в небе,
Отдает в груди.
Грохочет в сердце:
Ты приди -- уйди.

И слезы ливнем
Разрывают глаз,
И слов унынье
Зазвенит сейчас.

Но вдруг, как вспышка:
“Я люблю, люблю”.
Седой мальчишка,
Больше не приду.

Твоя улыбка: зарево во мгле.
Моя ошибка: встретиться, но где?
Увижу снова я тебя во сне,
Так виновато улыбнешься мне?

Я снова плачу:
Сердце берегу,
Храню удачу,
По небу бегу.

Душою настежь:
И полет в окно.
Навстречу Богу,
Любовь его везде.

Дочурка плачет:
“Мама, подожди”.
А это значит:
Счастье впереди.

Никто не слышит
Колокольный звон,
Звенит как дышит
Загнанный в загон.

Слова как миксер,
Взбиты все в мечты.
Слова как бисер:
Ты приди, уйди.

Откуда столько
Падает воды?
Она смывает
Горести следы.

Грохочет полночь:
Отдает в груди.
Как не исполнить:
Ты приди, уйди.

Скиталица

Мне бы взять краюху хлеба,
Снять со стенки образа,
Мне бы взять кусочек неба,
Как платочек: для себя.

Утирать слезу укратко,
Когда молишься, любя,
Узнавать неоднократно
Божья Воля у руля.

Быть захочешь горделивой:
Подомнут и упрекнут.
Быть захочешь молчаливой:
Засмеют и не поймут.

Нужно ль это пониманье?
Скажешь: “Что ж Господь с тобой!”
Быть как все: напоминанье
Воя волка пред Судьбой.

Я плыву против теченья,
Попадаюсь в западню.
Я пишу стихотворенья:
Всем сама себя дарю.

Мне все связывают крылья:
А я вырваться хочу.
И напрасны их усилья:
Путы наземь: и лечу.

Сверху видно все яснее,
Что нет рая на земле.
Только в небе мне милее:
А внизу лишь по весне.

Молитва.

Храни тебя Господь в твоем старанье
Преодолеть барьеры жизненных причин
Не жить и не любить, взрывать внутри карьеры,
И ангельский в себе уничтожая чин.

Преодолимо все: и страсть, и боль, и ссоры.
Господь тебя храни и к Свету приведи.
И пусть в тебе взрастет понятье Божьей Воли.
Помилуй и спаси! Ты к Вере полети.

Молитвой утоляю я сердца ранимых,
Молитвой я у Господа прошу:
“Прости и сохрани, о Господи, любимых,
Грехи мои и их ты отпусти”

В твоей Душе сейчас идет война столетий
Между Добром и Злом, я знаю, что сильней.
Молитвой и слезами тебе я помогаю:
Господь меня поймет: Ему меня видней.

Закрою я глаза: и улетаю в Небо.
И Богоматерь вижу: к стопам ее прильну.
О, Пресвятая Мать, в слезах стопы омою.
Помилуй и спаси, я и Тебя прошу.

Всевышний наш Отец, не гневайся, не надо.
Еще он очень слаб, но я его слабей.
Ты преумножь и в нем Любовь Твою и Волю.
А я собрав дары.: их всех Тебе отдам.

Две любви

Мне казалось, любовь – это счастье,
Но не знала, как стать любимой.
Высоко я себя подняла,
И любовь всю тебе дарила.

Мне казалось, что это чудо,
Когда сердце любить умеет,
Но любил ли Христа Иуда?
И любила ли Бога Ева?

Две любви существует рядом:
Одна вверх, а другая – гадом.
Та другая себя сама любит,
И тем самым сама себя губит.

Лишь одна из них-- Бога сущность,
Та, что в жертву приносит Эго.
Ей давать себя всем – сама радость,
И звездою сиять на Небе.

Та ( чужая мне): требует жертвы,
Лишь затем, чтоб насытить брюхо.
Но конечна она перед Богом,
И слепа, и глуха на два уха.

Я же Так любить не умею.
И метать пред свиньями бисер.
Я не стану, просто не смею.
И на ней я не стану виснуть.

Стихи на расставание

Тому, кто так ничего и не понял.. .пока

Ни жалости, ни нежности, ни доброты.
Одно звенящая тоской молчание.
Жила надеждами: иллюзии они.
Вот и убита в этом ожидании.

Все дальше ухожу я от тебя,
И душу рву на ровные куски.
Шатаюсь иногда под тяжестью Креста,
Но все твержу себе: “Господь, мне помоги!”.

И одиночество, и боль, и горькая слеза –
Расплата за иллюзию любви.
И все твержу в ночи “О, Господи, спаси!
И отведи подальше от Греха”.

И поняла не вдруг: не мой. Немой.
Не для меня те были сказаны слова.
И стук в груди: удар глухой –
Но остро понимаю: “Как ошиблась я”.

Мне показалось: “Это Он”.
Ведь так похожи мысли, чувства и слова.
И веры высота : “Он искренне влюблен”.
Но не меня любил ты, не меня.

И всех святых я призову, любя:
“Простите вы его, его Любила Я
И кровь стучит в висках,
Кружится голова.
Любила, это значит так была близка.

Чуть поднял до Небес, не удержал в руках,
А значит и любовь твоя была низка.
Неосторожно как и безответственно,
И грязно, гнусно, бесприютно.

Душа возвышена тобой, потом осквернена,
Любовь разрушена, ведь не тобою создана.
И больно как сейчас, но год пройдет,
Найду в себе я силы вновь лететь,
А лучшее, что есть в тебе с тобою не уйдет:
Глазами дочки будет на меня смотреть.

Колыбельная для любимых

Запутала, закутала,
Стихами обвила.
Секундами, минутами
И вечностью была.

Была-была, и не была,
Сверкала, стерегла.
И звонкими монетами:
Куплетами легла.

Легла на листик беленький,
Прижала к сердцу с нежностью.
И пела ночью: “Маленький,
Стань, милый, бесконечностью”.

Баюкала, аукала,
И прогоняла Тьму.
Колючая, уютная,
Не нужная Ему.

Любимая? Забыла я
Накрыться колпаком.
Уродством вдруг убитая,
Распятая Грехом.

Устала я, так хочется.
Самой заснуть навек.
Сбылись мои пророчества.
Воскрес ли Человек?

Бессонница

Бессонница измучила,
Страданьем извела.
И сердце невезучее
В тиски тоска взяла.

И раненною птицею
Душа упала вниз.
Своими небылицами
От мира берегусь.

В подполье прочной памяти
Ступеньками бреду.
На полках старой рухляди
Я истину ищу.

Но запах гнили, похоти.
Отвергнуты в Душе.
Но света лучи-ключики
Сверкнут в кромешной тьме.

Я знаю бремя прошлого
Отрину я к ногам,
Я знаю бремя пошлого
Не по моим крылам.

Душа сейчас хоронится
И прячется в тени,
Но знаю, это кончится.
Вставай Душа, иди.

Разрыв

Как молитву я твержу:“Бог с ним!”.
И любовь его – лишь горький дым.
Отгорела – не оставила следа.
Только в волосы прокралась седина.

Только больше все морщин возле глаз
И больней Душе летать в этот раз.
Подстрелила ее острая стрела
Между нами нерушимая стена.

Я так верила в твою доброту,
Не заметив малодушья глубину.
Малодушия кирпичики в стене.
Лишь песчинки – это мысли обо мне.

С каждым днем мне все больней вспоминать.
Каждый вечер я как в гроб – на кровать.
Каждой ночью разбиваюсь о себя.
Так Любовь моя уходит от меня.

Родилась она давно.. Час настал,
Вот и нужно уходить: убежал.
Удержать тебя нет мочи, нет сил.
Может вовсе ты меня не любил?

Просто было слишком мало Души.
Но и ту, что есть -- на части дели.
Одну часть отдай дочурке старшой,
А другую – еще дочке одной,

Третью часть – ты сыну отдай.
И всем Сердцем в них ты Бога познай.

По порокам бежишь: замкнутый круг.
Лишь со мной поймешь: кто источник твоих мук.
Покружи еще с пяточек годков,
И испей до дна яд смертных грехов.

Отрекись от них: и к свету иди,
Но Любовь во мне ты вновь не буди.
Высока она: тебе не ровня.
И одна теперь я с ней: без тебя.

Без тебя я буду выше лететь.
И на мира грязь со скорбью смотреть.
Не касайся больше: больно в груди.
Оказалось, нам не вместе идти.

Разделил нас Духа Огненный меч.
Постарался пополам нас рассечь.
Снова буду я молится во тьме.
И просить у Бога милость к тебе.