1 мая. Господи, как хорошо. Что может быть лучше отпуска в этом чудесном месте! Воздух, горы, минеральная водичка и куча времени все обдумать. Все 10 дней торжественно посвящаю только себе! Все силы на борьбу с килограммами, бледностью-зеленостью, дряблостью-обвислостью и собственной несчастностью.

   1 мая. Господи, как хорошо. Что может быть лучше отпуска в этом чудесном месте! Воздух, горы, минеральная водичка и куча времени все обдумать. Все 10 дней торжественно посвящаю только себе! Все силы на борьбу с килограммами, бледностью-зеленостью, дряблостью-обвислостью и собственной несчастностью.

Три месяца страданий в обнимку с холодильником не дали никаких положительных результатов.

Он не звонил, не искал встреч и не забивал себе голову суицидальными измышлениями. И зачем я его снова увидела? Хотя, по-моему, не все так плохо. Его поведение, как всегда, было неадекватным, но ведь все, что ни делается - к лучшему. Какой же он все-таки славный, большой и милый. Как я соскучилась по тяжести его тела… ВСЕ! Спорт! Бег! Мир-труд-май!

3 мая.

Не все так просто, как кажется. Ничто не может так резко испортить настроение, как весы. Жуткая штука! И все эти зеркала тоже.

Засыпаю плохо. Интересно, а он думает обо мне? Звонила Анюте. Они все были на чьей-то даче, и он был один. Один!!! Голова скоро лопнет!

5 мая.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели – я явно начала стройнеть. Скорей бы домой, в магазины за разрезами, декольте и прочими провокациями. Кстати, засыпать стала гораздо лучше и даже начала видеть сны. Такие реальные и красочные, а еще безумно сладкие. С чего бы вдруг? Откуда во мне эта жуткая уверенность в том, что мой последний роман и есть моя судьба? Мы же три месяца не разговаривали! Лягу посплю лучше.

10 мая.

Все, завтра домой. Что же будет дальше?

11 мая.

Я дома. Хорошо выгляжу. Позвонила Лешке, сказала, что приехала. Нужно всем разослать смс-ки. Ему не буду - и так молва докатится.

11 мая.

Он мне прислал смс!!! Он рад, что я приехала. Даже не пойму, что я чувствую. Что же это? Неужели сны начинают сбываться?

12 мая.

Не знаю, какая сила заставила меня зайти в свой кабинет именно тогда, когда в сумке приглушенно звенел мобильник. За неизвестным мне номером оказался вполне знакомый голос. Скажу честно, не упала со стула только потому, что в кабинете были люди. Он говорил что-то, а я хихикала в ответ, пытаясь не сморозить какую-нибудь глупость. Он рассказывал все так, будто ничего не случилось, будто мы виделись три дня назад, причем утром и к тому же в постели. Он сказал: "Звони!".

А-а-а-а-а! Как же мне выдержать паузу, как не броситься ему на шею прямо сегодня, сейчас? Господи, любовь делает из людей полных идиотов! Да о чем я говорю? Я все сделала правильно. Не зря я мучалась, не зря выжидала, страдала, плакала, смеялась, злилась, думала, мечтала, жила, в конце концов! ОН ПОЗВОНИЛ. Он помнит обо мне, он меня не забыл. Я ему нужна.

15 мая.

Пока все тихо. Возможно, мы встретимся на выходных. Только бы с работой у него не было напряга! Кто бы мог подумать, что я влюблюсь в офицера! Никогда мне не нравились военные.

Завтра зарплата, нужно купить белье, вот то, черное, за безумные деньги. Плевать, буду меньше есть и больше работать, но он увидит меня именно в нем.

17 мая.

Да… сегодня не день Бэкхэма.

19 мая.

Караул! В всех смыслах этого слова! Что можно караулить в этом чертовом заведении? Ладно, хорошо хоть он не моряк дальнего плавания! Я так думаю, что на следующих входных все будет нормально.

Нужно сходить на «Матрицу». Сто лет в кино не была. На вечрний сеанс, а потом…

Три месяца без секса. Ну не считая одной нетрезвой выходки, но ведь я тоже человек. Хотя разве это можно назвать сексом, то жалкое подобие на глупое недоразумение?

Даже страшно подумать, во что может вылиться моя необузданная страсть, провалявшаяся без надобности в руинах былой сексуальной славы.

22 мая.

В пятницу он работает. Жаль… Зато в субботу совершенно свободен. В субботу. Что же с собой такое сделать до субботы, чтобы он окончательно понял, что без меня ему просто невыносимо?

Зеркало говорит, что я на свете всех милее. Охотно верю, особенно в новом белье. Так, солярий, косметолог, парикмахер и новые гантельки. Ничего не забыла? И еще. Оптимизм, конечно, хорошая штука, но нужно быть реалисткой. Не обязательно все будет точно так, как мне это снится. Будет тяжеловато, наверное. Ведь он такой сложный, гордый, вредный, сильный, милый, любимый… Да, все будет хорошо.

24 мая.

Билеты на «Матрицу» уже в сумочке. Идем вчетвером. Подружка с ее так называемым бойфрендом и мы. В семь вечера он будет свободен. Позвонит?

25 мая.

Позвонил, встретились, сходили и …я вновь опустилась на землю. На нашу грешную человеческую планетку. Не скажу, что приземление было мягким. Если бы мое сердце было стеклянным, оно бы обязательно разбилось вдребезги. Но человеческий организм, особенно женский, сделан из тугоплавкой резины, нержавеющей стали и других особопрочных материалов. И поэтому я все еще жива, более того – даже здорова. Немножко побаливает самолюбие, покалечена гордость, и любовь вот-вот отдаст Богу душу (скорей бы отмучилась, бедняжка). Зато мной приобретено бесценное сокровище в виде опыта, с горьковатым привкусом и характерным тухлым запахом.

Я встретилась с человеком совершенно мне незнакомым, чужым, грубым, с бесцветными глазами и бесконечно вылетающими пошлыми шутками. Я смотрела на него и вспоминала того открытого, веселого мальчишку, в которого я безумно влюбилась в течении получаса. Мне никогда и ни с кем не было так хорошо. Но сейчас это был явно не он.

С этим мне было плохо, ужасно, жутко, страшно и обидно. Однако к моему глубокому удивлению я не впала в транс и не бросилась под автобус. Попытка жить романтично закончилась явным фиаско и где-то внутри проснулось давно забытое чувство потребительского отношения к особи противоположного пола.

Изменение качеств душевных вряд ли сильно отразилось на его физических показателях. Нужно использовать их по назначению и довольствоваться малым.

Боже мой, как же все мерзко получилось. И все-таки больно. Ну, ничего, заживет!