... Елена стояла у открытого окна. На улице было холодно и сыро. Резкий ветер залетал в комнату, срывая со стола кучу бумаг. Таких уже ненужных, бесполезных стихов, недописанных мыслей. И они, словно листья, кружились по комнате, вылетали на улицу, уносились ветром туда, где возможно не было так бесконечно холодно и грустно...

   ... Елена стояла у открытого окна. На улице было холодно и сыро. Резкий ветер залетал в комнату, срывая со стола кучу бумаг. Таких уже ненужных, бесполезных стихов, недописанных мыслей. И они, словно листья, кружились по комнате, вылетали на улицу, уносились ветром туда, где возможно не было так бесконечно холодно и грустно...

На ветках деревьев дрожали последние желтые листья. Скоро и они перестанут сопротивляться бушующей стихии, упадут на землю и будут лежать там, вспоминая весну... А может, их подхватит ветер, и они будут лететь, то взмывая вверх, то вновь опускаясь, словно желая закончить этот никому не нужный полет.

... Начался дождь. Ветер разгонял его капли, заставлял кружиться, как опавшие листья, подхватывал их со всей своей силой, отчего они становились острыми, как иголки, и бросал их влицопрохожим. Лена поежилась и закрыла окно. Не то, чтобы она не любила дождь, просто он вызывал у нее воспоминания, от которых она так хотела избавиться...

Она села за свой письменный стол и включила радио. Словно по заказу, там звучала мелодия, болью отзывающаяся в ее сердце.

И тут Лена не выдержала: глаза наполнились слезами, а из груди вырвался еле слышный стон - крик души. Слезы текли по ее впалым щекам и тихо падали на бумаги, размывали строчки стихов, которые еще неделю назад казались прикосновением к вечности... Она вспоминала, как приятны были те бессонные ночи, когда сердце пыталось вырваться наружу, а рука сама выводила незамысловатые, но невероятно милые фразы.

Каким все это казалось сейчас далеким... и пошлым. Как могла она поверить в сказку, как не сумела почувствовать столь явную ложь?..

Строчки, безумные строчки бессонных ночей, написанных самим сердцем:

Ты для меня, словно свет в ночи,
Ты для меня, словно пламя свечи,
Ты для меня - бесконечный рассвет,
Ты для меня - недопетый куплет...

Сколько переживаний, сколько чувств, невероятных желаний - и все без толку. Все, что было создано в далеких мирах, пропало, исчезло, стало призрачным. Закончилось, едва успев начаться.

... Слезы кончились, высохли, оставив на губах солено-горький привкус. И эта горечь была глубоко в сердце. Горечь и чувство пустоты. Словно после долгого и изнурительного путешествия, Елена сидела, не в силах двигаться. Она смотрела прямо перед собой, в никуда, наверно пытаясь найти там, за окном, нужную дорогу, место, где было бы не так мрачно, не так сыро и не так горько...

Она сидела и думала: что мешает людям быть счастливыми? Но в голове вертелся только один ответ - люди. Она вспоминала начало своей прекрасной истории, и чуть заметная улыбка грусти, примостившаяся в уголках ее губ, словно застыла на лице.

Они встретила его, симпатичного блондина с голубыми глазами, в начале сентября. И влюбилась в эти глаза. Тогда они казались для нее подарком неба, его кусочком, заключенным в красивую рамку. Теперь же она думала, что ошиблась - это был не кусочек неба, а кусочек льда, часть холода, который сейчас заполнял ее тело, словно пытаясь превратить ее когда-то горячее и прекрасное сердце в бесформенный кристалл.

Он просто подошел однажды к ней и сказал, что любит, любит всем своим сердцем, что хочет быть с ней рядом и разделить с ней все печали и радости ее жизни, что просто хочет сделать ее самым счастливым человеком на земле.

Стоило ли верить таким речам? Этот вопрос не давал ей сейчас покоя. А тогда эти слова тронули ее до глубины души, в сердце поселились тепло и радость, бесконечная радость от того, что ты для кого-то - самый близкий человек на свете.

Ей хватило двух дней, чтобы понять, что она влюбилась, влюбилась так, как влюбляются героини прекрасных романов в своих рыцарей. Она должна была понять, что в этой жизни просто не может быть места сказкам, безумным и таким нелепым мечтам. Но она просто не хотела об этом думать. Она вообще не могла думать в то время ни о чем. Все ее мысли и чувства теперь принадлежали только ему.

... Золотая осень, чуть прохладный ветерок, касающийся губ, шорох листьев под ногами, разноцветные наряды деревьев, первый его поцелуй, такой горячий и нежный. То как он осыпал ее ворохом листьев, называл своей королевой... Разве могла она устоять перед тем, о чем так давно мечтала?

Она не могла спать ночами, все смотрела в окно, разговаривала со звездами, писала стихи, пыталась занять себя, чтобы хоть как-то скоротать время разлуки с любимым. Ее разгоряченное сердце билось, как птица в клетке, пыталось вырваться, оно разрослось до невероятных размеров. Она полюбила даже то, что раньше ненавидела. Теперь все ее мысли, поступки, речи, дела были так или иначе связаны с ним - с ее второй половиной. И она была готова броситься с моста в холодную воду, была готова плыть по ней хоть на край земли, лишь бы стать ближе к нему, быть с ним рядом, видеть его глаза, его улыбку, слышать его смех...

Елена опять открыла окно. Дождь прекратился, с крыш падали последние капли, промокшие и озябшие прохожие спешили в свои теплые и уютные дома, а на дороге так и лежали опавшие листья, никому не нужные и никем не замеченные. Лена смотрела на них и чувствовала себя одним из этих листьев - сорванным, иссохшим и лежащим где-то там, внизу, вспоминающим прекрасные моменты своей никчемной жизни.

Неизвестно откуда ветер принес на подоконник один из ее стихов. Она подхватила его и сквозь размытые строчки прочитала:

С тобой всегда хочу быть рядом,
Ты для меня - прекрасная награда,
...И чтобы ни случилось - я прошу:
Не покидай меня, я так хочу...

Смешные слова... Лена саркастически улыбнулась. Как она могла писать такой бред? И как он хорошо притворялся, говоря, что эти стихи - самое лучшее, что он читал в своей жизни. Ложь, гнусная ложь, как она надоела за все это время! Неужели человеку суждено всю свою жизнь искать, находить и снова терять то, что в принципе не может ему принадлежать?

Лена почувствовала, что снова плачет. Нет, не надо. Хватит. Сколько можно горевать над тем, что недостойно даже порицания...

Она пошла на кухню и вскипятила чайник. Свежезаваренный крепкий чай вернул ее к реальности. Она поставила перед собой задачу не думать больше об этом. Надо было дальше жить, находить в себе силы противостоять этому безграничному миру, который так и пытается превратить тебя в ничтожную пылинку и унести далеко от счастья, от радости, в бесконечность, в пустоту, туда, откуда ты уже не сможешь выбраться.

... Хотя, ей уже было все равно. Ей надоело бороться с чем-то невидимым. Надоело ходить и делать вид, что все в порядке. Надоело улыбаться другим и слушать их бессменно бесполезные речи. Хватит. Теперь она будет жить только так, как хочется только ей. И плевать на то, что думают и говорят другие. В конце концов, имеет она право хотя бы несколько дней в своей жизни прожить так, как хочется ей, так, как она давно мечтала, о чем думала долгими бессонными ночами, глядя на то, как падают с деревьев листья.

Падают листья... Как ей хотелось на самом деле быть просто листочком, просто так висеть на ветке, а потом упасть и улететь куда-нибудь, подчиняясь воле ветра. Улететь подальше от всего, просто не думать и не чувствовать. Просто жить...

Но так нельзя. Не может человек менять свою жизнь. Не может стать тем, чем захочет. А было бы просто замечательно пожить среди людей, а потом в один прекрасный день превратиться в нечто более совершенное, стать птицей, летать под облаками, вить гнезда, кормить птенцов... или стать камнем, крепким и суровым, и чтобы никто не мог сдвинуть с места, и чтобы тебя грел выросший на твоей могучей спине мох, и чтобы усталый путник смог отдохнуть, присев на твои колени. Ведь так было бы гораздо больше пользы, когда просто живешь, принадлежишь части огромного мира, и не беспокоишься о том, что этот мир сам же тебя и погубит.

... В комнате зазвонил телефон.

  • Алло, я слушаю.
    А в ответ - только короткие гудки. Может, это звонил кто-то, кому так же плохо сейчас? А может просто ошиблись номером. А может, это звонил он? Нет, он не станет звонить. Он получил все, что хотел. И испарился. Исчез, словно призрак после наступления рассвета.

Она пыталась искать его, предпринимала самые отчаянные попытки удержать, боролась с могущественными и коварными силами... Но что она могла поделать? Ведь он никогда ничего о себе не рассказывал. А она не спрашивала. Ей достаточно было того, что он рядом, он здесь, и никто больше не мог бы занять его место. Ну почему, почему, когда человек счастлив по-настоящему, он перестает слышать голос своего разума, почему он создает воздушные замки, которые с первым же дуновением ветра исчезают, а ты остаешься один с разбитым сердцем и неприятным осадком на душе? Она не могла ответить себе на этот вопрос...

Лена не заметила, как ее рука набрала чей-то номер. Она очнулась только тогда, когда в трубке незнакомый голос произнес:

  • Алло... Я слушаю, говорите.

Она подумала: было бы странно вот так заговорить совершенно с незнакомым человеком на другом конце провода. Но так хотелось поговорить с кем-нибудь... Но ведь у них там свои проблемы, свои заботы, свои мысли и чувства... Она повесила трубку. На циферблате светился какой-то незнакомый телефонный номер. Почему она набрала именно его? Голова соображала плохо. Ах да, это же дата его рождения... Нет, не надо. Опять я думаю о нем. Надоело. Он ведь не стоит моих переживаний... А рука опять сама набрала этот номер.

  • Да... Говорите, ну что же вы! Я слушаю.

Голос показался приятным и очень знакомым. И Лена решила ответить:

  • Здравствуйте...

  • Здравствуйте, Вас плохо слышно, перезвоните, пожалуйста.

Она снова повесила трубку. Нет, ну это в самом деле смешно. Нельзя же так надоедать людям. В конце концов, это же неприлично. Но ничего не могла с собой поделать.

  • Здравствуйте.

  • Здравствуйте.

  • Это Вы? Теперь лучше слышно. Говорите, что Вы хотели.

  • Да я, собственно...

  • Да-да, я слушаю...

  • Извините, Вы меня не знаете. И все это как-то... Извините, пожалуйста, что побескоила. Я просто хотела... Да нет, ничего. Извините...

Дура! - выругала она себя. - Что ты делаешь? Иди и занимайся делом, и не отвлекай людей от работы. Кстати, а почему я решила, что этот человек на работе? Ну, он просто не удивился, что кто-то звонит незнакомый... Хотя, может он просто...

Лена вздрогнула: зазвонил телефон. Она сняла трубку:

  • Алло.

  • Здравствуйте, это Вы мне сейчас звонили? Я просто подумал, может, Вам плохо? Может, вызвать врача? У вас все в порядке?.. Ну, что Вы молчите?

А она не знала, что ответить. Она вообще не ожидала, что все будет так. Она никак не могла понять, какое ему до нее дело. И как он узнал ее номер?

  • А как Вы узнали мой номер?

  • Извините, я воспользовался своим определителем номера. Я не хотел Вас беспокоить, но Вы же сами позвонили... И как-то странно все это... Я имею ввиду Ваш разговор. Вот и подумал, может Вам плохо. Как Вы себя чувствуете?

Да какая ему разница?.. - подумала Елена, постепенно охватываемая гневом. Но потом призадумалась: не каждый человек на его месте поступил бы таким образом. - Может, рассказать ему все? Ведь мы не знакомы, он меня не видит... А мне, по крайней мере, может, легче будет.

  • Алло. Вы еще там? - Голос из трубки вернул ее к жизни.

  • Да. Извините... Я не хотела Вас беспокоить. Просто... - она пыталась подобрать нужную фразу - просто так сложились обстоятельства, что... Извините, я не хотела Вас отвлекать. Вы, наверное, на работе?

  • Ничего, Вы мне не помешали. Я рад, что с Вами все в порядке. По крайней мере, Вы начали разговаривать. Так все-таки что с Вами случилось?

А стоит ли ему рассказывать? Уж очень он любопытен... Хотя, такта ему не занимать...

  • Да в-общем то, ничего особенного.

Действительно, - думала она, - а что тут такого особенного в том, что меня бросил любимый человек? - Я так думаю... Хотя, для меня эта ситуация не очень-то привычная. Я бы даже сказала, новая. И мне как-то не по себе.

  • Да, я слушаю.

Она не заметила его реплики. Ее сердце уже было готово передать часть своего нелегкого груза другому человеку. И слова, выражающие ее мысли и чувства последних дней, вырывались как-бы сами собой. Он слушал ее, не перебивая, лишь изредка дополняя разговор, чтобы он не превращался в монолог.

  • ... Такая вот история. - Лена замолчала, пытаясь сдержать слезы, но они так и вырывались наружу.

  • Вы плачете?

  • Да, извините... Мне вообще не стоило Вам звонить. Это все так тяжело для меня. Вы ведь заняты, а тут я со своими проблемами...

  • Ничего, не беспокойтесь. Дела никуда не денутся. А вот Вам не следовало бы оставаться одной в таком состоянии. Разве нет у Вас близкого человека, который мог бы...

Ее рыдания усилились.

  • Извините... я как-то не подумал. Простите, я не хотел, чтобы Вы расстроились еще больше. Я просто имел ввиду родственников, знакомых...

  • Нет. Они все далеко... Они не поймут, - добавила она, немного подумав. - Нет, они будут утешать. А мне это не нужно. Я и так слишком сильно себя жалею...

  • Не говорите так. Только сам человек может себя утешить. Никто не сможет ему в этом помочь. Но вот побыть рядом, чтобы человек не чувствовал себя одиноким в этом мире... Это обязательное условие. Иначе может случиться что-то... Кстати, я надеюсь, Вы не собираетесь ничего такого предпринимать? - Он сделал акцент на слове "такого".

  • Конечно, нет. Хотя... - она мысленно вернулась в свое состояние трехдневной давности - ... у меня были такие мысли... Но это все в прошлом. Извините, но я не могу Вас больше отвлекать... Спасибо, что выслушали. Мне на самом деле стало лечге... Еще раз извините, что я тут перед Вами... Мы ведь даже незнакомы... Хотя, говорят, незнакомому человеку легче доверять свои тайны... Видимо, это правда...

  • Не волнуйтесь, Вы меня совсем не побескоили. Я очень рад, что Вам стало легче. Надеюсь... - он помолчал - нет, я уверен, что у Вас все устроится. Если Вы сумели выдержать все это... Вы добьетесь своего счастья...

  • Спасибо... - она искренне была благодарна ему за все. - Спасибо. - Еще раз сказала она, не в силах придумать что-либо еще. В голове у нее было пусто... а сердце немного успокоилось... - До свидания... Еще раз извините...

  • До свидания... - донеслось с той стороны провода, и она повесила трубку.

... Еще несколько минут она сидела, держа руку на телефоне и глядя перед собой в одну точку на стене. Мыслей не было. Никаких. Лишь какие-то обрывки того, что раньше было целым. Слезы высыхали на ее лице. Сердце стучало чуть слышно. Она забылась...

Когда Лена проснулась, было уже пять часов вечера. Ее организм, измученный бессонницей и голодом, отравленный сигаретами и спиртным, отдохнул. Ей очень захотелось есть. Она прошла на кухню и сварила себе суп. Голова уже не болела так, как раньше. И не появлялось "ненужных" мыслей. На сердце было легко, хотя и пусто, как никогда в жизни. Словно все, что она с таким трудом копила в нем все эти годы, исчезло. Неизвестно откуда пришли на ум стихи Цветаевой:

Умолкло, заглохло,
остыло, иссякло,
исчезло.
Пустыня -
осталась.

Наверное, она испытывала нечто похожее, раз написала такие строки, - подумала Елена. - Нормальный человек не сможет понять всю горечь этой фразы. Только тот, который чего-то лишился... Чего-то прекрасного, частицы своего сердца, своей души...

В первый раз за последнюю неделю она вышла из дома. На улице ее сразу встретил бродяга-ветер, подхватил, повел неизвестно куда. Она смотрела по сторонам, на деревья, что стояли уже совсем голые, одинокие, словно жизнь ушла из них на некоторое время, чтобы потом, весной, опять вернуться, на промокшие листья под своими ногами, на этот чудесный ковер, что приподнесла в подарок природа, на людей, хмурых, когда солнце пряталось за мрачные тучи, гуляющие по небу, и веселых, когда оно вновь появлялось, пусть уже не такое яркое и теплое, как летом, но все столь же приятное, радующее сердце.

Было уже довольно холодно, но она не замечала этого. В ее сердце происходили перемены. Оно готовилось к новой жизни, к новой борьбе, к новой встрече со счастьем.

Лена зашла в парк. Деревья сразу окружили ее, стали рассказывать о своей жизни, мягкий ковер из листьев расстилался у нее под ногами. Она не выдержала и села на одну из скамеек. Ей не хотелось уходить, терять эту обстановку, где она снова почувствовала, что живет.

... Домой она пришла поздно. Было уже темно, и она не сразу заметила, что возле ее квартиры стоит человек. Почему-то в голову пришел образ незнакомца, с которым она разговаривала по телефону. Но ведь не мог же он прийти к ней домой. Ведь они не знакомы... И как он узнал ее адрес?

Человек с цветами подошел к ней и сказал:

  • Добрый вечер. Вы меня не знаете, но мы с Вами разговаривали не так давно. Помните? Вы еще никак не могли начать свой разговор. И я потом перезвонил Вам и спросил, что случилось...

  • Здравствуйте, да, я помню... конечно... Но как Вы меня нашли?.. Ах, да, Вы же знаете мой номер телефона...

... Они стояли в полумраке, в ночной тиши, в обычном подъезде, где-то в большом городе, далеко во вселенной, смотрели друг на друга, а в их сердцах зарождалось новое прекрасное чувство...

Ты для меня - словно свет в ночи,
Ты для меня - словно пламя свечи,
Ты для меня - самый близкий друг,
Ты для меня - бесконечный круг...