Когда мне исполнилось 40, пришлось выполнить поставленное сгоряча перед самим собой твёрдое обещание заняться физкультурой. Вес или, как говорил мой приятель Сашка, водоизмещение, к знаменательной дате набрался незаметно, но, по-видимому, основательно и надолго, занимая позиции вокруг исчезнувшей талии. Знаете, как любой человек думает: Вот наступит: понедельник, круглая дата, дни после отпуска, когда дети подрастут, когда рак на горе свистнет и др. вариации знаменательных событий, - тогда точно начну заниматься спортом, этим жизненно необходимым делом для тела и души! Если хотите,элементарная ловушка для оттягивания срока исполнения приговора.

   Когда мне исполнилось 40, пришлось выполнить поставленное сгоряча перед самим собой твёрдое обещание заняться физкультурой. Вес или, как говорил мой приятель Сашка, водоизмещение, к знаменательной дате набрался незаметно, но, по-видимому, основательно и надолго, занимая позиции вокруг исчезнувшей талии. Знаете, как любой человек думает: Вот наступит: понедельник, круглая дата, дни после отпуска, когда дети подрастут, когда рак на горе свистнет и др. вариации знаменательных событий, - тогда точно начну заниматься спортом, этим жизненно необходимым делом для тела и души! Если хотите,элементарная ловушка для оттягивания срока исполнения приговора.

Все перечисленные условия прошли, а заниматься спортом было лень, как, впрочем, и всем остальным. Но в одно гадкое утро, когда будильник просверлил голову в 5-30, я как ненормальный сорвался и побежал по взморью. Далеко убежать не удалось - дыхание кончилось уже на спуске к морю. Увязая в песке, я бесславно протрусил ещё метров двести и остановился, запутавшись во вдохах и выдохах - хотелось окончательно вобрать всю окружающую атмосферу и не выпускать, но она подло ускользала, не спросив на это разрешения. Пока я боролся с газообменом под мерный шум прибоя, послышались песочное шуршащие, шаги и мимо меня прошла молодая женщина, бормоча что-то на ходу. Поравнявшись со мной, она внезапно остановилась, будто уронила что-то и обратилась ко мне, как к старому знакомому:

   - Вот послушайте: Лето проходит. Над морем пыльная взвесь расплывшегося солнца и палевое небо, смятое на линии горизонта. Горячий ветер сушит глаза, и мир суживается в бахрому ресниц с радужными шариками на кончиках. Мне не нравится лето - оно замедляет время и вызывает душную усталость. Мысли текут медленно, вяло, переваливаясь толстыми тюленями на пляже. Я жду осень. Мне приятна её пронизывающая прохлада, жёсткие порывы ветра и капли дождя на подоконнике. Листья жёлтыми письмами прилипают к стёклам и бессильно съезжают вниз по мокрым прозрачным дорожкам. Небо наглухо закрыто мрачными облаками и лишь рваные дыры в них вдруг обнаруживают, что солнце ещё не упало за горизонт. Сизый дым костров приятно дразнит узнаваемым ароматом увядающей природы. Осень.

Она улыбнулась, видя моё замешательство.

   - Оторопели? Я понимаю: привлекательная женщина цепляет вас текстом, и ведь ничего не поделаешь - вы реагируете на это приставание со знаком плюс, верно? Не смущайтесь, у меня характер с большой придурью, но с таким же избытком доброта и другая придурь. Вы не курите, верно? Иначе бы кашляли с надсадным звуком ля-бемоль, а так просто пытаетесь выжить, зевая от удушья. Страхи увядающего мужчины, они так понятны.

   - Ну да,... только про увядающего вы совсем беспощадно... Могли бы не говорить вслух..., - сказал я, едва пробиваясь сквозь сорванное дыхание. Прибой добавлял мучения.

   - А-а, мы воспитаны и деликатны, как манекен в витрине - тот тоже не мнёт поглаженную одежду и не просит любить до крышки гроба. Эй, да вы развинтились не на шутку! Сядьте на песок, я помогу отдохнуть.

С этими словами она обняла меня за плечи и с неожиданной силой усадила на мокрый песок. Одним движением она тоже опустилась и упёрлась в мою спину своей.

   - Ну, как вам наше случайное знакомство? Она явно развлекалась.

   - Как вас зовут? - негромко спросил я, игнорируя выпад. Чувствовать её спину было приятно.

   - Назовите меня как хотите, потренируйте фантазию! Или любовниц переберите, может, совпадёт!

Вот язва! Прицепилась на мою голову! - подумал я, чувствуя нарастающий интерес.

   - Нет, ну на самом деле, имя у вас хотя бы женское? Игра на остроумие начинала забавлять.

   - Нет, на собачье и не надейтесь, такое счастье не ношу! Женей меня зовут... А вас небось Игаль, Ицик и ещё какой-нибудь Арье всё свежепокрашенное для вновь создавшихся исторических условий?

   - Не-е, мимо: ношу чисто русское - Алексей.

   - Ну да? А жена вас как кличет? Лёшкой?

   - Жена?.. Что за текст про лето и осень я слышал? - спросил я, уходя от вопроса. 

Женя внезапно поднялась, я не удержался и завалился на спину.

На фоне синего неба на меня смотрела улыбающаяся фурия с зелёными, чуть раскосыми лисьими глазами и золотистой короткой стрижкой. Из-за её плеча выглядывало утреннее солнце.

   - Нравлюсь? - беспардонно спросила она, сияя белоснежными зубами.

   - Да. А что?

   -  Ничего, продолжайте производственную гимнастику!

Она повернулась, махнула приветственно рукой и побежала. Я приподнялся на локте и видел, как её худенькая фигура стремительно уменьшалась на горизонте.

* * *

   Если вы задумали сделать что-либо весомое в жизни, ваше дело дрянь - налицо первое дыхание старости. Нет, конечно, о ней, о старости, непосредственно мы не думаем, ни боже мой! Мы просто вдруг начинаем подводить итоги, судорожно перебирая в памяти хорошие поступки и достижения в личной жизни. Вспомнив два-три чахлых эпизода на уровне перевода старушки через дорогу или посадки дерева в школьном саду, мы начинаем понимать, что жизнь пролистнула десятки лет, а движения никакого. В общем, тихое болотце, где квакают лягушки с высоким холестерином в крови.

Начало занятия физкультурой произвело на мою жизнь эффект брошенного в центр болота кирпича. Прежде всего, я-таки сдвинулся с места - начал бегать. Вообще, самоистязание - языческая черта, которая живёт в каждом человеке и стоит только зазеваться, как она подло проявляется. Ну, не всегда же держать себя в руках! И вот ещё эта встреча с незнакомкой, которая легко и непринуждённо завалила меня средь бела дня (нет, средь бела утра) на морской песок.

Следующее утро началось так же гадко, как и предыдущее. Будильник вызвал лёгкое сотрясение мозга, судя по произведённому эффекту. И я побежал. Говорят, всё приходит с тренировкой: дыхание, выносливость и, самое главное, кайф от физнапряжений. Посмотреть бы в лицо тому, кто это сказал! Уверен, его морда светилась бы с наиподлейшим выражением. Бег опять вызвал во мне реакцию рыбы, выброшенной на берег. Я перешёл на ходьбу и, наметив актуальный ориентир, вышку спасательной станции, стал честно наматывать положенный километр. Было прохладно, прибой моросил мелкой водяной пылью, чуть отдающей тиной. Опустив голову, я тщательно выбирал дорогу, стараясь идти по самой кромке мокрого песка - так было легче. Внезапно, со всего хода, я наткнулся на попавшегося навстречу человека. Мы крепко стукнулись лбами и тявкнули в унисон. После потирания отбитых мест зеркальными движениями взгляды наши встретились, и побережье огласил здоровый женский хохот - это была Женька.

   - Во классно, мы уже рогами зацепились! - подвела она итог, закрывая ладонью правый глаз. - Маловато же места под солнцем! Придётся вам, ибн Алёша, жене придумывать что-то съедобное о происхождении шишки, а мне точно на густой грим переходить.

   - Ага, - парировал я, - не забудьте накладные усы и бороду в комплект с гримом, вам пойдёт.

   - Неужели? И это говорит современный мужчина, ценитель женской красоты! Вы где, в "Плейбое" даму с бородой видели?

   - Я женщин не по "Плейбою" оцениваю, у меня другой подход, можно сказать, душевный, со смыслом.

   - Смыслом в чём? В женщине с чертами мужчины средней полосы? Совсем народ нынче ошалевший пошёл! - Женя махнула рукой, - вам, господин Алексей, вредно популярные статьи для домохозяек читать.

   - Да нормальные у меня взгляды на женщину, я даже этого не скрываю! Я стал раздражаться, понимая, что Женя просто резвится.

   - Ну, конечно, мы сейчас выслушаем эталон самочкиной красоты: блондинка, высокие ноги на шпильках, тонкая талия, арбузные груди и мощный затылок.

   - Вам-то, Евгения, чего переживать, у вас всё в меру, так сказать, всё на месте, а про грудь и затылок - у классиков стянули! - для компенсации подколол я Женьку, намекая на её бюст не более второго размера.

   - Воспитанность, Лёша, тебя когда-нибудь погубит, - решительно сказала она, отнимая руку от припухшего глаза. - Ничего, что я на ты? думаю, эталонное время выканья уже исчерпано? Я знаю, что нужно мужчине, по крайне мере, знаю основное.

   - И что же?

   - Алёша, не нужно тебе это, живи спокойно, супругу бди, деток воспитывай.

Я не выдержал и перебил Женьку:

   - Значит так, леди, докладываю для особо прозорливых: первое - я ещё не женат, второе - детей ещё нет, третье - я знаю, что хочу от женщины во всех смыслах, и имею это - у меня есть невеста, ну, подруга, и наше будущее - нормальный брак. Всё!

Возникла пауза, заполненная шумом прибоя. Женька рассматривала меня внимательно, не стесняясь, явно раздумывая над моими словами. Потом она вздохнула и неожиданно расплылась в своей очаровательной улыбке. Приблизившись ко мне почти вплотную и нахально положив руку на плечо, она вдруг привлекла меня к себе и, волнующе-легко касаясь губами уха, прошептала:

   - Лёша, если честно - у леди есть желание с тобой общаться. Я знаю, что интересую тебя, и не будет неестественным, если мы просто подружимся. Приходи ко мне в гости, я хочу тебе дать почитать кое-что на злобу дня. Запоминай адрес.

Вадим СЕРЕДИНСКИЙ

Продолжение следует...