Аня    День начался, как обычно. Кофе убежал, салат красоты заменила вчерашняя булочка с застоявшейся курагой, а энергетический напиток (яблочный уксус + мед + вода) растекся пятном  Роршарха по свежеотглаженной юбке. Но! Ничто не могло испортить предвкушение от сюрприза, который я готовила для этой консервативной массы, коей выпало неземное счастье быть моими коллегами.

Аня    День начался, как обычно. Кофе убежал, салат красоты заменила вчерашняя булочка с застоявшейся курагой, а энергетический напиток (яблочный уксус + мед + вода) растекся пятном  Роршарха по свежеотглаженной юбке. Но! Ничто не могло испортить предвкушение от сюрприза, который я готовила для этой консервативной массы, коей выпало неземное счастье быть моими коллегами.

Офис встретил монотонным гулом рабочего дня, начавшегося 20 минут назад. Ура! Селедка уже взяла половину моей работы! Сейчас потерплю пять минут воспитательного момента и полезу в аську. Но это потом, а сейчас, ме-е-е-едленно снимаю пальто. Сюрпрайз!

Еще вчера я думала, что для этих приземленных субстанций это будет слишком, но такого эффекта я не ожидала. Селедка клацнула дорогущими коронками, Людмила Ивановна нервно глотнула горячущей нескафки, а стажерка Гаяне обижено заскулила.

Людмила Ивановна выдохнула на меня горячими парами:

  • Нюся, что это?

  • Между прочим, меня зовут Анна,- отрезала я.

Вот я так и знала! Даже невероятное великолепие неспособно прорвать эту серую массу. Галстук сиял и переливался на моей груди и ниже всеми своими золотыми нитями. Все-таки еженедельные обходы городской барахолки не совсем бесполезное дело. В этот раз я отрыла умопомрачительный галстук в золотых розах и радужных павлинах. Не уверена, что даже самый экстравагантный мужчина рискнул бы его одеть. Впрочем, думаю, он бы произвел меньший фурор, чем я в своей занудной конторе. Подхватив со стола Селедки ювелирно исполненный отчет, я решительным шагом направилась к кабинету шефа. Гаяне что-то пискнула и попыталась преградить мне путь, выбросив в проход ножки-соломинки, главным достоинством которых были намоднявейшие туфли с пеликаньими носами. Я перешагнула через это достижение китайских мастеров и рванула дверь главного.

Главный

   День начался как обычно. Стажерка Гаяне робко поскреблась в дверь, притащила очередную порцию жуткого черного пойла. Я в который раз пожалел, что повысил Нюсю. Ее кофе – это нечто. Но девочка явно шла вперед, правда, оставляя трупы, но, быть может, это меня и привлекало. Так, Нюся-Нюсей, а с машиной что-то надо делать. После развода с женой мы уже три месяца пытались делить машину. Ее претензии были полным бредом: машина была куплена исключительно на мои средства и она к ней не имела никакого отношения. Надо бы позвонить еще разок Юрке и проконсультироваться… Я уже набирал номер, когда дверь распахнулась и на пороге явилась Нюся. Вообще-то мне нравятся крупные женщины. В них, как мне кажется, есть что-то итальянское. Чтобы волосы длинные, цвета "вороного крыла", так называется? Черты лица четкие, глаза большие, ну и дальше чтоб не сильно убавлялось. А Нюся… Кто-то бы назвал ее стройной. Я бы скорее выбрал термин «тощая». Но как-то она умудрялась при своих от силы 160см (рост, а не бюст!) выглядеть на голову выше всех и гордо выпячивать невразумительную грудь так, что в глубочайших декольте даже что-то романтически вздымалось. В общем, Нюська чем-то цепляла, и даже партнер мой Васек явно мечтал утащить ее подальше от мест народных гуляний.

  • Нюся, здравствуй, что-то срочное? Я занят, - с умным видом я пощелкал мышкой по экрану, сворачивая пасьянс.

  • Между прочим, Казимир Владимирович, меня зовут Анна, - проскрипела девица.

И уселась прямо на мой стол, лихо брякнув принесенные бумаги на клавиатуру. Вот тут-то я и увидел это. На одной служебной вечеринке в начале промозглого марта (мы всегда отмечаем мужской и женский праздники посередине, чтоб обидно не было), я пригласил Нюсю танцевать. Вяло оттаптывая мне ноги и расплывчато улыбаясь, она прижала ко мне расслабленное волшебным бастардо тело и так тихонечко промямлила:

  • Полюби меня, Казик…

Вот тогда-то у меня был примерно такой же шок, как и сейчас. С Нюсиной шеи свисало нечто отдаленно напоминающее галстук. В глаза ударили дешевые золотые нитки, собранные в пучки, в промежутках устроились ярко-зеленые и фиолетовые и еще Бог знает какие вкрапления. Ма-ма! Где же она это взяла!

  • Очаровательный галстук, - промямлил я. – Дашь поносить? - вырвалось у меня.

Аня

   Ура! Он понял! Он оценил! Хоть кто-то в этом болоте в состоянии принять новые веяния в моде! Я, конечно, категорически против романов с начальством, но Казик не такое уж и начальство, есть и повыше, и потом - замуж хочется! В смысле, хочется найти близкого по духу и чтоб о Реверто перед сном поговорить… Казик развелся недавно. Зря мы, что ли, всей конторой чайник заварочный ему покупали! Я выбирала, кстати. Не пошлые розочки, а симпатичные анютины глазки. С намеком. Пусть смотрит и меня вспоминает. Ну, это все пока мечты, а на сегодня вполне реальные планы у меня. Эротично так склоняюсь, играю туфелькой и шепчу:

  • Казимир Владимирович, у меня к вам приват-беседа.

Удивлен и заинтригован, это очевидно. Ну, еще бы! Такая радость с самого утра. Уловив едва слышное «ну-ну», продолжаю очаровывать:

  • Я приглашаю вас в ночной клуб.

Хлоп! Это Казик выпал в обморок. Лью «водичку»:

  • Нет, нет, это совсем не то, что вы подумали! День рождения моей подруги, но там будет Сан Саныч.

Вот теперь проняло. Глазки за стильными очками прояснились, покруглели и заулыбались. Сан Саныч – это вам не просто так. Олигарх! Одиозная фигура. За ним Казик гоняется последние два месяца и только до третьей секретарши добрался. А сколько шоколада извел! Два месяца Красный Октябрь только на нас и работал.  Но моя Викуша всё могет. Хоть Сан Саныча, хоть черта лысого, хотя и Сан Саныч не сильно волосат. В отличие от Казика, кудри которого каждая наша стажерка во сне видит. Ну, и у меня, бывает, пару раз промелькнет. Хотя, в первую очередь он меня как человек интересует. И малиновый саабище его совсем тут ни при чем. Зверь-машина!

Так, кивает, ежедневник открыл и про форму одежды вопрошает. Я так и знала! Знала, что смогу вырваться из этого постылого района, пренебрежительно названным Задней балкой, и переехать в вожделенный центр. Сработал галстук - наверное, счастливый! Надо и в клуб его одеть!

Главный

   Обед в нашей конторе - это финал всему. Тетя Вера сегодня превзошла себя и вместо привычных горшочков с ошметками умирающих поросят, подала плов. Резиновая каша впечатления не произвела, но голод отступил. Так, обдумаем, что же произошло. Нюська сошла с ума – это очевидно. Хорошо, что ее сумасшествие мне на руку. Сан Саныч – безоговорочный супер. Позволяет себе лишку часто, а день рождения -   самое то, чтобы голеньким его брать. Надеюсь, в ресторан она этот галстук не нацепит. Надо как-нибудь поделикатней ей сообщить, что иду я туда исключительно по бизнес-соображениям. Хорошее выражение. Как раз в Нюськом стиле. Надо запомнить.

Ночные клубы я раньше любил. Много хорошего шума, девочки-пампончики, народ дрыгается, а я как бы в стороне, но все же при деле. Сейчас все не то. Может, потому что без жены хожу? Она у меня так зажигала, диско-супер-стар! Даже дрался пару раз с особо заинтересованными лицами. Давно это было…

С Нюськой договорился у входа. Она что-то намекала насчет заехать за ней, но я отмотался важными делами. Нашла кавалера! Фильмов американских про выпускной бал насмотрелась. Похоже, она считает, что я приеду в голубом фраке с рюшками и выползу с засохшим георгином из люка розового ролса. Меня так вдохновила эта картина, что я ржал, как сумасшедший, всю дорогу. Таксист не реагировал и получил за это на сто грамм, люблю профессионалов. Как известно, много смеяться к слезам. Они-то и подступили, едва я – меценат наемного транспорта, выполз из таксо. Нюся терпеливо переминалась у входа. Взгляд невинный, аки незабудка. На этом, пожалуй, мои позитивные комментарии ограничиваются. Раньше я как-то не замечал Нюськину страсть к патологическим нарядам. Ну, декольте, ну мини. А кого сейчас мини удивишь? Только солнце пригреет, так ползадницы наружу. Впрочем, я-то не жалуюсь. А девушкам, наверное, холодно. Это я отвлекся, а от Нюськи в данный момент отвлечься было трудно. Ядовито-зеленое платье, заляпанное леопардовыми пятнами, струилось по земле. Острые Нюськины коленки проглядывали через высочайшие разрезы. Пупок игриво подмигивал из декольте. Всю имеющуюся грудь Нюська собрала у подбородка и дышала вместе с ней. Ударом ниже пояса стал мой старый знакомый. На сей раз галстук был небрежно повязан вокруг талии. Золотые нити светили ярче неоновой рекламы клуба. Нет, уж спасибо. Сан Саныч, конечно, птица важная, но в зоопарке я был с дочкой месяц назад. Павлины, тем более, женские особи, меня никогда не привлекали. Я уже был готов дезертировать, но на мою беду Нюська подняла томящийся взор и завопила:

Аня

  • Казимир Владимирович!!!!!!!

Стоит, рот раскрыл. Я бы и сама от такой красоты остолбенела.

Платье выдала мне Вика. Вернее, я выпросила. Сама весь ее магазин облазила и нашла. Она, конечно, мне сватала очередную бежевую унисексину. Воротник до зубов, колени о подол спотыкаются, спина закрыта, на рукавчиках цветочек. Правда, не все с собой лупу принесут, чтобы этот цветочек разглядеть, а заодно и меня в этом монашеском прикиде. Но это фейерверк я нашла у нее в подсобке. Викуля скривилась, но так ей даже больше шло, морщины разглаживались. Платьице было - закачаешься. Длинное, всю лестничную клетку подмела, жаль не моя очередь убираться, но всё, что надо, можно лицезреть сквозь утомительно-волнующие разрезы. А этот цвет! Мои карие сразу заиграли зеленым. Глубинно-зеленый, интригующий, а по нему зовущие пятнышки. Сразу видно – пантера! Или тигрица, или кто там у них в пятнах? И, конечно, вырез! Не до пупа, как сейчас принято, а так, намеком, едва-едва, но бюстик пришлось приличный одеть, временами выползал. С талисманом я теперь ни за что не разлучусь и долго решала, куда бы прицепить галстук. Его Вика, как ни странно, одобрила, даже притащила какой-то похоронный костюм с воплями: «стильно, стильно!». В результате, галстук обвил мою осиную талию, эх, еще бы три кило скинуть. В этот момент Вика тихо рухнула в кулисы и я поняла, что попала в точку. Ну, держись, Казик, недолго тебе без кольца ходить!

У клуба было холодно и печально. Казимир опаздывал. Нагло пользовался служебным положением, но я специально внутрь не заходила, чтобы все видели, что мы вместе пришли. Комментарии придурков вокруг я пропускала мимо ушей, все-таки как много еще в этом мире закомплексованных, неразвитых особей.

Сказать, что Казик был впечатлен, не сказать ничего. Оглушен, раздавлен, прижат к стене. Я величественно взяла его под руку и мы появились на пороге зала. Викуля все испортила:

  • Моя подруга Ася (сколько раз просила хотя бы Аней называть!) и ее начальник Казимир Владимирович.

продолжение следует...

 Маша ДУБРОВСКАЯ