Он увязался за мной сразу от остановки. Я заметила его, уже когда перешла дорогу и вовсю топала домой под жарким августовским солнцем. Он шёл весьма деловито, даже, можно сказать, целеустремлённо, задорно потряхивая буйной нечёсаной гривой волос, останавливаясь для вида около столбов с объявлениями, но всё время держался от меня не далее, чем в трёх метрах. Сначала я не придала этому значения, а когда вдруг осознала - игнорировать сей факт было уже поздно.

   Он увязался за мной сразу от остановки. Я заметила его, уже когда перешла дорогу и вовсю топала домой под жарким августовским солнцем. Он шёл весьма деловито, даже, можно сказать, целеустремлённо, задорно потряхивая буйной нечёсаной гривой волос, останавливаясь для вида около столбов с объявлениями, но всё время держался от меня не далее, чем в трёх метрах. Сначала я не придала этому значения, а когда вдруг осознала - игнорировать сей факт было уже поздно.

«Вот ёлки-палки, - подумала я, - только этого мне не хватало». Я замедлила шаги и еле плелась, нарочно размахивая сумкой. Иду, мол, гуляю, всё замечаю, кто пристанет - в табло засвечАю. Но что бы вы думали? Его это нисколечко не смутило. Вид у него сейчас же стал мечтательным, походка - грациозно-развязной. Сразу замедлить шаги он не решился - это выглядело бы слишком очевидно, поэтому он меня опередил на несколько метров, а так как мы уже подошли к дому, он обернулся, якобы высматривая кого-то в окнах, но на самом деле, чтобы не упустить меня из виду. Когда же он понял, что я сейчас сверну в парадную, он не бросился туда сразу, нет! Он подождал немного, чтобы удостовериться в этом и только тогда пошёл по лестнице. Пошёл по лестнице следом за мной.

  • Ну, ты нахал, - сказала я ему, когда он тихо поднявшись, возник у меня за спиной.

Он ничего не ответил, только посмотрел на меня со странной смесью уверенности и вины в глазах. И тут у меня мелькнула шальная мысль - а почему бы и нет?

Он же присел на ступеньку, наблюдая за тем, как я открываю дверь.

  • Ладно, - решилась я. - Заходи. Только веди себя прилично.

Когда дверь открылась, он встал со ступеньки и вежливо посторонился, показывая, что пропускает меня.

  • Да ладно уж, - сказала я. - Валяй. Чего там…

Как вы думаете, куда он пошёл? На кухню. Как будто бывал у меня раньше. Я сообразила - дома-то у всех стандартные, а уж двухкомнатные почти все одинаковы.

В холодильник он не полез и по столу шарить тоже не стал - совесть, видно, не позволила, но вид у него был какой-то голодный.

  • Чай будешь?

Он критически склонил голову. Нет, чай он не будет, пожалуй, а вот от водички не откажется. Воды так воды. Я дала ему литровую эмалированную кружку с водой.

Как он пил! Как будто бродил три дня по Сахаре. Он выпил целый литр и только после этого перевёл дух. Потом я накормила его вермишелью с сарделькой. Поел он тоже с аппетитом, из вежливости оставив несколько вермишелинок на тарелке, после чего мы пошли в комнату. Я села на стул, а он сел на пол и положил мне голову на колени.

  • Что мне с тобой делать? - спросила я его. - Через два часа мой с дачи приедет. Убьёт ведь.

Его зубы весело блеснули. Нет, эта перспектива его не испугала. Весь его вид, а особенно взгляд прекрасных темных глаз показывал, что он наконец-то встретил свой идеал в моём лице и предпочитал погибнуть, но остаться со мной.

  • Да, ты неразговорчив и загадочен, - вздохнула я. - Но как же быть? Может, всё-таки пойдёшь восвояси?

  • Некуда мне идти, - тяжело вздохнул он и с наслаждением растянулся прямо на солнечном полу.

  • Как звать-то?

Он слабо улыбнулся.

  • По паспорту имя у меня неудобночитаемое. Зови Филькой.

  • Филькой так Филькой. Хорошо, - решила я. - Оставайся. Что-нибудь да придумаем. Только мне надо поехать по делам, семью с дачи привезти, так что ты посиди один тут.

Он насторожился.

  • Да не волнуйся ты так, - утешила я его. - Скоро вернусь. Ну не могу я тебя с собой взять, места нет в машине. Да и как я тебя представлю? Лучше я их подготовлю, объясню твою бедственную ситуацию. Да и мой Джек-Сорви-Голова, лось ревнивый… Что я ему скажу? Он же тебе сразу морду набъёт. Загрызёт ведь, собака бешеная, без лишнего, как говорится, базару.

Собралась я быстро. Потрепала его по голове и закрыла дверь, как вдруг…

  • НЕТ!!! НЕТ!!! НЕ УХОДИ!!! Я НЕ МОГУ БЕЗ ТЕБЯ!!! - раздался истошный вопль, такой отчаянный, что можно было подумать всё, что угодно, кроме того, что было на самом деле. Вот ведь!

Я быстро открыла дверь.

  • Ты что, сдурел, так орать? - зашипела я. - Сейчас все соседи сбегутся! Сиди тихо!

Но он только приналёг плечом на дверь с явным намерением сопровождать меня всюду, не разлучаясь ни на минуту, и делал это с уже отличившей его решительностью. Да, этот парень знал, чего хотел. Но я тоже не промах, знаете ли.

  • Назвался груздём, полезай в кузов, - сказала я ему. - Сиди и жди решения общественности.

В общем, задвинула я его обратно в квартиру и поехала.

На обратном пути я объявила своему семейству новость о появлении ещё одного жильца на неопределённый срок. Правда, уверила в наличии у него хороших манер и скромного аппетита. Семейство восприняло эту новость в соответствии со своими характерами. Папа слегка удивился, но вообще ничего не сказал, мама сказала «ах, ах», а больше всего заинтересовался мой сын и засыпал меня вопросами, на которые я постаралась ответить. В общем и целом, реакция была нейтрально-сочувствующая, что наверно, было самым лучшим в этой ситуации.

Приехали мы домой. Мой ревнивец стоял рядом и ждал, когда я дверь открою. И только я её открыла, как…

  • Ах ты гад! - раздался крик и они сцепились в коридоре. - Щас убъю паразита!

Филька лишь слабо сопротивлялся - видимо, ему было неловко драться в полную силу с законным хозяином территории, сознавая всю эфемерность своих прав здесь.

  • Прекрати немедленно! - зычно крикнула я боцманским голосом. - А ну, кончай!

И, обхватив своего "защитника" за мощные плечи, оттащила назад. Да, мой уличный доходяга явно проигрывал и в росте, и в телосложении. Он был меньше почти на целую голову.

  • Послушай, ­- сказала я оттащенному от драки забияке, - как же тебе не стыдно?

Он злобно огрызнулся:

  • Это почему же мне должно быть стыдно? - И с вызовом спросил:

  • Кто он такой? Это, между прочим, и моя квартира тоже! Он - проходимец, у него это на лбу написано! Я ему сейчас задам! - и он опять ринулся в драку с явным намерением довести её до конца.

  • Нет уж, подожди, - с трудом удержала я его за локоть, повиснув всем телом.- Ты будешь вести себя прилично. Он у нас ненадолго.

  • Насколько же?

  • Не знаю. Но не гнать же его на улицу.

  • Хе! Запросто! Это его дом родной!

  • В общем, слушай, - ответила я. - Начнёшь его бить - сам получишь!

И отпустила его.

Он молча, как танк, бросился на несчастного Фильку.

  • Ах, так?

Я схватила его за шиворот и хорошенько стукнула головой об стенку. Что вы думаете? Помогло.

Остаток дня прошёл спокойно. Благодарный Филька слонялся за мной по всей квартире, не отставая ни на шаг. Но малым он оказался молчаливым, и нисколько меня не раздражал. Разве что Джек иногда, проходя мимо Фильки, как бы невзначай толкал его плечом, прижимал к стенке, и тихо ронял несколько слов, после чего нехотя, поглядывая на меня, отпускал, бормоча сквозь зубы: "Эх, и задал бы я тебе перца! Да только с Ней (кивок в мою сторону) ссориться не хочу…" Я слышала, но тут уж не вмешивалась: худой мир и всё такое. Не маленькие, в конце концов.

Наступил вечер. С работы вернулся Большой Папа. Мой муж.

  • Милый, а у нас прибавление! - весело сообщила я ему.

  • То есть?

  • А вон, погляди… Это Филя.

-Н-да… - пробормотал он меланхолично, выпивая поллитра ледяного кефира из холодильника. - И чего ты думаешь с ним делать?

  • Попытаюсь найти его семью, - без особой уверенности сказала я. - Ведь много народу теряется, особенно подростков, а он же совсем молодой ещё.

  • Филька, ты откуда?

  • Не помню, - виновато ответил он. - Своих помню, а где жил - не помню. Космополит я хренов.

  • Ничего, - вмешалась я. - Я позвонила в специальную службу, дала наш телефон, уже начали звонить. Может, и найдём твоих.

Уже стемнело, когда я пошла ставить машину в гараж.

  • Мама, я ухожу! - и начала закрывать дверь, наткнувшись на напрягшиеся Филькины прекрасные карие глаза.

И только дверь за мной закрылась, как раздался уже знакомый мне вопль:

  • НЕТ!!! НЕ УХОДИ!!! НЕ ОСТАВЛЯЙ МЕНЯ!!!

И мамины увещевания…  Уф-ф-ф…

Когда я вернулась, он бросился ко мне, прижался и замер, не дыша.

  • Да ладно уж, - растроганно успокаивала я его. - Всё хорошо…

  • Я думал, ты никогда не придёшь, - шептал он. - Я умру без тебя. После того, как я потерял свою семью, у меня во всём свете есть только ты.

  • Джек-то не обижал? - перевела я разговор.

  • Нет, - неохотно ответил он. - Но всё равно, я вижу, он меня ненавидит. Ждет, не дождётся, когда я уйду. Но мне некуда идти! - и он возвел на меня очи.- Не прогоняй меня!

  • Никогда! - торжественно пообещала я.

Первая ночь прошла спокойно. Фильке выделили койко-место, но утром, проснувшись, я нашла его в нашей с мужем спальне, в любимой позе: сидя на полу, положив подбородок на край кровати, и тихо, почти не дыша, влюблёнными глазами смотрит на меня, ожидая, пока я проснусь. Нечёсаная, не стриженная несколько месяцев, спутанная колтунами курчавая вороная шевелюра с травинками, соломинками, и, по-моему, даже с мелкими насекомыми, хорошо смотрелась на белой подушке.

  • По-моему, ты ему нравишься, - флегматично резюмировал муж. - Не смей приставать к моей жене! - и пошёл на работу.

Встретив мой взгляд, Филька попытался забраться на кровать, в чём был - в уличных своих лохмотьях.

  • Прости, Филя, я не предложила вчера тебе ванну. Но у меня, к сожалению, нет горячей воды…

  • Ничего, ничего, это сущие пустяки, - радостно заверил он меня.

  • Нет уж, приятель, - засмеялась я. - Знай своё место. Хочешь, погуляем вместе? Или с мамой моей погуляешь?

  • Нет, только с тобой, и то… - засомневался он. - Если только недолго…

Мы прошлись вокруг дома, после чего я пошла на работу, поспешно захлопнув дверь под Филькины горестные причитания и завывания. Прошёл день. Я вернулась, открыла своим ключом дверь и… Ко мне никто не кинулся. Нигде не было знакомой копны смоляных кудрей.

  • А где же Филя, мама?

  • Нашёлся Филя! - сообщила она гордо и счастливо.

  • Как?!

  • Пришла пожилая пара. Женщина, как его увидела, бросилась к нему, обнимает, плачет от радости - мол, Филенька, ненаглядный, уже не чаяли тебя найти! И мужчина тоже слезинку проронил…

  • А Филька? - перебила я.

  • А ты знаешь, сдержанно. Но пошел с ними, не оглядываясь. Даже спасибо не сказал. А они деньги начали совать - пожалуйста, возьмите!

  • Ты, надеюсь, отказалась?

  • Конечно! Но в итоге взяла - неудобно было отказываться, когда тебя просят со слезами радости на глазах. Купите, говорят, коробку конфет за нашего Филечку. Кстати, он не Филька, а Чарли.

  • Ну и хорошо, - сказала я.

Почему-то я чувствовала себя очень усталой. Ну, Филька, ну, сердцеед! Даже не оглянулся. Жаль, что мне не удалось с ним попрощаться.

  • Забрали, и хрен с ним, - сварливо проворчал Джек. - Что за дела: аппетита нет, а всё равно приходится миску подчищать, чтоб врагу не досталось.

  • Отстань, Джек. Ты только о своей миске и думаешь, - отмахнулась я.

Значит, Чарли… Но не всё ли равно? Для меня он ведь всё равно останется Филькой. И если я когда-нибудь заведу себе, помимо Джека, другую собаку, это будет чёрный пудель с пышным ворохом чёрных кудрей. А назову я его…

Как? Да вы, впрочем, и так догадались.

2001-2002

Мы ждем ваших историй, рассказов, эссе!