Понедельник Неделя началась со шквала звонков от представителей кадровых служб, наперебой зазывавших меня пособеседоваться с ними в любое удобное для меня время. На фоне полного игнора предыдущей недели, столь явный всплеск звонков выглядел несколько подозрительно (видимо, понедельник – это пиковый по активности день для кадровиков), но как бы там ни было, работодатели вспомнили обо мне, и благодаря этому факту я воспрянула духом и тщательно распланировала график встреч.

   Понедельник Неделя началась со шквала звонков от представителей кадровых служб, наперебой зазывавших меня пособеседоваться с ними в любое удобное для меня время. На фоне полного игнора предыдущей недели, столь явный всплеск звонков выглядел несколько подозрительно (видимо, понедельник – это пиковый по активности день для кадровиков), но как бы там ни было, работодатели вспомнили обо мне, и благодаря этому факту я воспрянула духом и тщательно распланировала график встреч.

  • И снова в бой, покой нам только снится? – Кисло спросил Миша, которому я радостно сообщила по телефону, что, начиная с сегодняшнего дня, у меня минимум по два собеседования в день.

  • Да! Представляешь, как здорово? Прямо разом как давай звонить, я даже растерялась от такого напора, представляешь? – Захлебывалась я восторгом.

  • Представляю.

  • Мне показалось, или ты действительно чем-то не доволен?

  • У меня просто плохое настроение, - сказал Миша, и, сославшись на рабочую занятость, торопливо попрощался и бросил трубку.

Вот уж Мистер Неодобрямс! Знаю я причины твоего плохого настроения! Их все можно озаглавить лозунгом: «И что тебе дома не сидится, дорогая?», и заметить по ежевечерним показательным сценам недовольства по поводу моих активных поисков работы.

«Ну и ладно, - успокаивала я себя, чтобы не поддаться на провокацию внутреннего голоса, шептавшего мне, что «мой дружочек не спешит поддерживать меня в этой ситуации». -

Я ещё не удовлетворила свою потребность в самореализации, и моему любимому Мишутке придется потерпеть!»

Я подмигнула своему отражению в зеркале только что накрашенным левым глазом и отправилась на первое на этой неделе собеседование…

Вторник

Последняя вторничная встреча состоялась у меня в офисе крупного PR-агентства, расположенном недалеко от Жанниного дома, поэтому, как говорится, сам Бог велел заскочить к подруге на чашечку кофе.

Жаннка, увидев меня в дверной глазок, радостно завизжала и стала судорожно щелкать замками и задвижками, чтобы поскорее распахнуть дверь, после чего она повисла у меня на шее и стала целовать в подбородок, потому как выше не дотягивалась.

  • Привет - привет! – Смеялась я в ответ, понимая, что я тоже ужасно соскучилась по ней, хотя по телефону мы болтаем довольно часто, видимся тем не менее крайне редко и только при удачном стечении обстоятельств.

  • Какими судьбами? Я как раз тебе звонить хотела, помощи просить! – Жаннка, наконец, спрыгнула с меня, и стала настойчиво меня раздевать, одновременно стаскивая шубу и разматывая шарф.

  • Да я тут рядом была, вот и зашла. А чем это у тебя так пахнет? – Я поморщилась, пытаясь идентифицировать резкий неприятный запах.

  • А это я кошачий туалет случайно перевернула, пока скакала по прихожей. Маруська-то моя ещё жива, - Жанна кивнула на деловито умывающуюся кошку, которая даже не удостоила меня взглядом. – Ты на кухню шуруй. А я сейчас хоть протру здесь, а то скоро уже мелкого из сада забирать…

По совету хозяйки, я пошла на кухню, и пока Жанна мыла пол в прихожей, сделала нам по чашечке растворимого кофе.

  • Ну, что у тебя снова стряслось? Очередной Олег, Митя, Витя или как там его? – Спросила я.

  • Лёша.

  • Ну Лёша… Что с ним?

  • С ним ничего. Но у него денег нет. Точнее, не вообще нет, а на меня и моего ребенка нет. И у меня нет. Так что надо срочно зарабатывать. Устала я сидеть на шее у родителей, хочу работу найти.

  • Понимаю, - усмехнулась я. – Знакомая ситуация… Но чем я могу тебе помочь?

  • Помоги резюме составить!

  • Опаньки! А кто сказал, что я делаю это профессионально?

  • Даже если ты делаешь это хреново, то это в любом случае лучше, чем сделаю я.

  • Ну, спасибо. А что там у тебя не получается?

  • Да ничего не получается! Что мне писать в графе «Опыт работы», если у меня нет опыта работы вообще никакого?!

  • Как это, Жан? Ты же работала в агентстве недвижимости и с мамой своей, как ты сама говорила, в одной упряжке трудилась? Или ты соврала?

  • Нет, почему соврала? Трудовая книжка у меня, конечно, девственно чиста, я везде работала по договору. В агентстве недвижимости мне дважды доверили напечатать текст, и один раз – отвезти документы в другой офис. Всё остальное время я курила, пила чай и болтала с секретаршей Анькой. А потом меня уволили. За то, что из тридцати рабочих дней семнадцать я просыпала, ну не в смысле, что спала целый день, а в смысле, что опаздывала утром из-за того, что проснуться не могла. А с мамой… Ну она же из Турции нижнее белье привозила, а я торговала им в нашем магазинчике. Скукотища была страшнейшая. Я через два месяца сказала маме: лучше убей меня, но не заставляй целыми днями торчать в этом склепе с лифчиками. И мама наняла другого продавца. Всё.

  • Да уж, - хохотала я. – Опыт работы сомнительный. Ты просто гроза для любого работодателя.

  • Ага, и вестник банкротства, - кивнула Жанна. – Может вообще написать, что у меня нет опыта работы?

  • Ты с ума сошла? Ни в коем случае! Надо просто нужные формулировки подобрать. Неси ручку и бумагу!

Жанна мигом организовала мне рабочее место и, как прилежная ученица, села напротив, глядя на меня восхищенно-влюбленными глазами.

  • Ну, поехали! Для начала скажи, что ты умеешь?

  • Ну-у-у-у-у, - Жанна закатила глаза. – Я умею печатать на компьютере, правда медленно и одним пальцем, но всё равно, пото-о-о-о-ом могу часами сидеть на телефоне – ну там обзванивать кого-нибудь, ещё могу придумывать какие-нибудь творческие идеи, умею развеселить людей, могу на глаз определить размер груди…

  • Ну, это точно не понадобится, - постановила я. – Значит, смотри. Сначала пишем фамилию-имя-отчество, адрес, телефон, е-мейл и ориентировочную сумму, на которую ты рассчитываешь.

  • Я посчитала. Мне вполне хватит полторы тысячи.

  • Полторы тысячи чего?

  • Ну не рублей же! - Жанна с осуждением посмотрела на меня.

Я, не справившись с эмоциями, закашлялась:

  • Сколько-сколько? А почему тогда сразу не четыре тысячи долларов? Не десять?

  • Это я погорячилась, да? Но мне же и за квартиру платить, и за садик ребенку, и столько всего надо…

  • Жан, ты в своем уме? При твоем опыте работы и реальных знаниях – а мы вместе помним, как ты получала свой троешный диплом, выданный тебе исключительно за красивые глаза, - долларов восемьсот – это крыша. И то, если повезет.

Жанна сразу сникла, потеряв, я так понимаю, интерес к вопросу поиска работы.

  • Ладно, давай напишем тысячу. Золотое правило: проси больше, получишь - сколько дадут. В любом случае, работодатель изначально должен понимать, что ты себя оцениваешь очень даже высоко.

  • Ну да, пусть сразу знает, что я себя не на помойке нашла! – Поддакнула Жанна.

  • Так, дальше. Опыт работы. Пишем первое: менеджер по рекламе в агентстве недвижимости «…».

  • Какой менеджер по рекламе? Я была просто помощником секретаря.

  • А кто проверит? Всё равно трудовая книжка чистая. Так, а Анька твоя там ещё работает?

  • Секретарша-то? Да, работает.

  • Прекрасно, пишем: рекомендации могут быть предоставлены исполнительным директором агентства Калмыковой Анной… Как её по батюшке-то?

  • Леонидовной…

  • Леонидовной. Телефон такой-то. А Аньке своей позвони и предупреди, что мы её в должности повысили. И скажи, что если кто звонить будет и твоими характеристиками интересоваться, пусть отвечает, что ты – сказка, а не сотрудник!

  • Офиге-е-е-е-еть! – Пораженно сказала Жанна.

  • Не дрейфь! Так, дальше пишем. Следующее твое место работы – специалист по маркетингу в компании… Как там ваш магазинчик назывался?

  • Да никак. Это полуподвальчик такой был. ПБОЮЛ Митус. Митус – это мамы моей фамилия.

  • Прекрасно. «Специалист по маркетингу в компании «Митус». Рекомендации могут быть предоставлены генеральным директором компании Митус Людмилой Евгеньевной…». Только мамку не забудь предупредить.

  • Не забуду. Оль, а если кто-нибудь узнает?

  • Что узнает?

  • Что мы врем?

  • А мы не врем, мы приукрашиваем. Это, во-первых. А во-вторых, никто не узнает. Ну, как, скажи на милость, твой работодатель это узнает? Вынюхивать будет и перепроверять факты? Да кому ты нужна! Ты ж не в администрацию Президента идешь работать!

  • Ну, да, - Жанна мелко закивала. – Не в администрацию…

  • Дальше. Функциональные обязанности твои описываем. Заслуги, то бишь. На первом месте работы… разработка и проведение рекламных и PR-акций агентства…

  • А если спросят, какие акции я разрабатывала?

  • Спросят - скажешь. Ну, у агентства вашего была какая-нибудь реклама?

  • Да, растяжки висели по всему городу – наружная реклама, и у метро тётечки всякие раздавали бумажки, что у нас выгодные условия и скидки.

  • Ну вот. Скажешь, что ты всё вокруг промониторила, конкурентов прошерстила и предложила руководителю агентства данные виды рекламы как самые целесообразные для выхода на целевую аудиторию…

  • Чего? Погоди - запишу, выучу и блесну где-нибудь…

  • Давай. Так дальше. На втором месте работы ты как будто бы… разрабатывала маркетинговую стратегию развития компании и занималась мерчендайзингом.

  • Чем? Я не выговорю!

  • Выговоришь! Это мы с тобой модно обзовем процесс красивого развешивания лифчиков в магазине вашем. Мерчендайзинг – это искусство расстановки товаров на полках так, чтобы покупатель не запутался. И чтобы ему хотелось купить этот товар.

  • Бли-и-и-ин! Я чувствую себя валенком.

  • Жанна! – Я поймала её взгляд и медленно (для пущей убедительности) произнесла. – Запомни! Правдивой рекламы не бывает. А резюме – это реклама тебя. Наша цель – чтобы тебя пригласили на собеседование. Потому что возьмут тебя или не возьмут тебя на работу зависит от того, как ты проявишь себя на собеседовании. Здесь 90% успеха – это человеческий фактор. Вот понравишься ты будущему шефу или подружишься с кадровиком – считай должность у тебя в кармане! Так что доверься мне и не бойся в резюме щедро преувеличивать имеющиеся достоинства.

  • А если нет достоинств?

  • Значит, их надо придумать! Да и как это нет? Такого не бывает! Ты коммуникабельна, обаятельна, красива, быстро обучаема, легка на подъем, креативна…

  • … ленива, безответственна, несобранна, да и ещё с маленьким, вечно болеющим ребенком на руках, - продолжила за меня Жанна.

  • А вот этого не надо говорить работодателю, а то что это получается: возьмите меня черненькой, всё равно не отмоете? Нет! Бороться с этим надо, работать над собой, но выпячивать свои пороки – ни в коем случае!

В общем, через три часа плодотворной работы я выходила от Жанны, выжатая как лимон. Мы бы и дольше корпели над её резюме, но ей нужно было срочно забирать сына из детсада, и этот факт спас меня от Жанниного общества.

Зато результат моего посещения был налицо: с таким резюме у Жанны появлялся реальный шанс найти работу.

Среда

День святого Валентина. Не могу сказать, что это самый долгожданный праздник – он ещё со школьных времен ассоциируется у меня с несбывшимися надеждами и моим одноклассником Ваней Чемерко, который в день святого Валентина закидывал меня различными знаками внимания и заставлял краснеть перед всем классом.

Ваня был явным аутсайдером, или попросту говоря, «ботаном», и поэтому Ванина любовь нисколько не льстила мне, а была попросту… обузой. В возрасте четырнадцати лет я, как и большинство моих одногодок, мечтала о принце, которого олицетворял какой-нибудь спортивный накачанный десятиклассник в стильных шмотках, а толстый Ваня не тянул на принца совершенно. Коренастенький и откровенно страшненький Чемер, страдающий лишним весом и низкорослостью, отличался тем не менее изрядной целеустремленностью.

Насколько я знала, у него по жизни было три цели: похудеть, стать миллионером и завоевать моё сердце. Поэтому в день святого Валентина на своей парте я традиционно находила какой-нибудь дорогой подарок (папа у Вани, поговаривали, крутился в криминальной среде и не экономил на Ваниных карманных деньгах) и кучу разномастных валентинок, но все – от Вани.

Также в поздравительный комплект обязательно входило какое-нибудь привлекающее внимание всего класса, а то и всей школы, мероприятие: что-нибудь вроде самостоятельно сочиненного стихотворения, написанного на доске, чтобы весь класс мог ознакомиться с Ваниными чувствами, выраженными в стихотворной форме. Мол, «ты, Олечка, моя любовь, и чувства все волнуют кровь, ты на меня же посмотри и слезы радости утри…».

Сейчас, с высоты возраста и невозвратности тех времен, я уже оцениваю моё поведение как жестокое и эгоистичное, а Ванины стихи и чувства кажутся мне особенно трогательными, но тогда, в свои четырнадцать, я не могла простить Ване его несоответствия стандартам принца. Я возвращала его подарки, пряталась от него в женском туалете, грубо отбирала портфель, который Ваня пытался помочь мне донести до дома, кричала, гадко обзывалась и умоляла оставить меня в покое.

Весь класс принимал живое участие в наших отношениях: кто-то откровенно сочувствовал Ване и явно выражал своё неодобрение в мою сторону, кто-то открыто поддерживал мою позицию, соглашаясь, что нечестно принимать знаки внимания от человека, который вызывает явную антипатию, а большинство – смеялись и открыто выражали свою неприязнь нам обоим. За свою любовь толстый Ваня вытерпел немало унижений и прошел все круги жестокого школьного ада:

Жить на свете нелегко,
Дяде Ване Чемерко,
Никакого тили-теста
Не сложилось у Жиртреста.
Чтоб девчонок целовать,
Надо на ночь меньше жрать!

Примерно вот такого содержания тексты, подкинутые в его сумку на перемене, приходилось переживать Ване в одиночку.

В общем, в день святого Валентина я обычно получала валентинки не от того, от кого ожидала, не от того, в кого была влюблена, и не от того, от кого ждала любого, пусть самого маленького, знака внимания. Поэтому вместо радости я испытывала глубокое разочарование, читая знакомую подпись под всеми полученными в этот день валентинками - «Ваня Ч.»

Институтские времена, кстати, тоже не отличались особо памятными мероприятиями в честь праздника Влюбленных Сердец.

Словом, этот день так и остался бы для меня повседневным днем, если бы вечером мы с Мишкой в честь праздника не отправились в недавно открывшийся пафосный ресторан.

Всё было отлично, но, по нашему общему мнению, слишком уж напонтованно. Официанты какие-то слишком галантные, метрдотель слишком высокомерный, интерьер – со слишком большой претензией на шик, блюда – слишком эстетичные, а счет – слишком огромным.

Когда мы вышли оттуда, Мишка сказал:

  • Ну, блин, такие все пафосные, что хочется в пельменную!

  • Ага, - поддержала я его. – Наковырялась этих мидий, но сытой себя не чувствую. Я бы всё это дело заела обычным человеческим…гамбургером.

  • Предложение принимается единогласно! – Сказал Мишка, и мы отполировали наш пафосный ужин романтическим пожиранием картошки фри…

Четверг

Мишкин брат Коля сегодня получил права. Абсолютно честно, самостоятельно и без взяток. Молодец, парень!

Вечером мы праздновали это событие в кругу большой Мишиной семьи, и я вспоминала все три мои безуспешные попытки получить права честным путем: сначала у меня заклинило ручник на эстакаде, на второй попытке я сбила треугольный буёк, символизирующий стену гаража, а на третьей на экзамен пришла в босоножках, из-за которых не смогла затормозить в нужном месте на упражнении «разгон-торможение».

Мне кажется, что даже сейчас, имея пятилетний стаж вождения за плечами, я не смогу сдать площадку так, как требуют сдачи нормативов от бледных перепуганных студентов автошкол, которые садятся в незнакомые машины без тахометров и судорожно регулируют сидение под холодными и непроницаемыми взглядами инструкторов, тайно ненавидящих всех этих будущих ездюков.

Хотя, объективно говоря, моему инструктору было за что меня ненавидеть: первые пять занятий я упорно называла датчик температуры на приборной доске «расчёсочкой» (ну, я ж не виновата, что он там так нарисован!), и не могла взять в толк, почему палку, торчащую под моей правой рукой он называет «коробкой» («Следи за коробкой! Третью врубай на пятидесяти!»).

Короче, шесть лет назад я бы сама себе права не дала бы.

Пятница

Жанна разместила в Интернете своё резюме и её пригласили на первое собеседование. В какую-то компанию по организации праздников. Менеджером. Ошалевшая от счастья, она позвонила мне напроситься в гости на проведение мастер-класса на тему: как вести себя на собеседовании. Договорились на завтра.

Суббота

Пока я весь день снова пронянчилась с Жанной, Мишка добросовестно чинил машину: у неё сломался, точнее «потек» сальник кулисы.

Оказывается, у моей малышки Кристиночки даже есть свои кулисы, ну надо же… И за этими кулисами у неё течет своя жизнь.

Воскресенье

Ха! Я уже сбросила полтора килограмма, а Мишка остался в своем прежнем весе! Ещё немножко поднажать – и я верну свой прежний вес!

На следующей неделе у меня ещё три повторных собеседования, причем в двух местах я практически уверена в успехе. Скорее всего, я гуляю и бездельничаю последнюю неделю. Буду держать за себя кулачки.

Я наконец-то научилась делать обалденно вкусный, но трудоёмкий салат «Гранатовый браслет». Мишкин друг Лёшка, забегавший к нам сегодня и попробовавший его, сказал, что побывал на небесах. В хорошем смысле.

И ещё я помирилась с мамой.

А вечером в гости ко мне приедет моя любимая обожаемая подружка Ерёмка.

«УРАшечки!» - как говорит мой пятилетний сосед Антон.

Мораль:

Кажется, жизнь налаживается…

ОСА

Продолжение следует.