Глава пятая. Каждому - свое. Под Новый год Зоя позволила себе редкую роскошь: пойти в магазин "Седьмой континент" в начале Старого Арбата, купить чего-нибудь вкусного к празднику, а заодно поискать недорогие, но приличные подарки родителям и дочери. Первый раз за много лет у Алины не будет билетов на любые, самые престижные елки, не будет огромной зеленой красавицы в зале собственного особняка, не будет всего того, к чему она успела привыкнуть. Надо было сделать все возможное, чтобы дочка не слишком огорчалась из-за перемен в их жизни.

Глава пятая. Каждому - свое. Под Новый год Зоя позволила себе редкую роскошь: пойти в магазин "Седьмой континент" в начале Старого Арбата, купить чего-нибудь вкусного к празднику, а заодно поискать недорогие, но приличные подарки родителям и дочери. Первый раз за много лет у Алины не будет билетов на любые, самые престижные елки, не будет огромной зеленой красавицы в зале собственного особняка, не будет всего того, к чему она успела привыкнуть. Надо было сделать все возможное, чтобы дочка не слишком огорчалась из-за перемен в их жизни.

Настроение у Зои было приподнятое: накануне позвонили из комиссионного магазина и сообщили, что норковую шубку, наконец, продали за вполне приличныеденьгии их можно прийти и получить в любое время. Это значительно расширяло возможности, да и отложить на будущее довольно значительную сумму. Зоя невольно усмехнулась: когда-то, точнее, еще совсем недавно, она могла позволить себе потратить десять тысяч долларов на один-единственный праздник и это считалось нормальным. Сейчас деньги за шубку нужно было растянуть на всепраздникив году.

Уже на выходе из комиссионки Зоя столкнулась с заходившим в магазин человеком. Тот вежливо отступил в сторону и вдруг воскликнул:

-Зоя! Как я рад вас видеть! Не сразу узнал - богатая будете.

-Евгений? - неуверенно переспросила Зоя. - Вот уж действительно неожиданная встреча.

-Что вы тут делаете? Присматриваете себе подарок? Или кому-то еще?

-Да всего понемножку, - уклончиво ответила Зоя. - Праздник все-таки.

-У вас найдется для меня полчасика? Я действительно рад вас видеть. Посидим где-нибудь, поболтаем. Кофе попьем.

Искушение было слишком сильным. Полгода Зоя практически нигде не была, на личной жизни сразу после развода поставила большой и красивый крест, внушая себе, что теперь должна жить только для Алины. Даже с родителями виделась куда реже, чем раньше: слишком уж донимала ее мать нотациями о том, что упустила такого мужа, что из князей плюхнулась обратно в грязь, и так и будет там сидеть до конца жизни. Один шанс выпал - и тот проворонила. Все объяснения о том, что семейной жизни, как таковой, не было, что муж откровенно пренебрегал ею и изменял чуть ли не на глазах, на мать не действовали, она просто не понимала, что такое боль от измены близкого человека, поскольку никогда ничего подобного не испытывала.

-Что ж, давайте посидим, - сказала Зоя. - Выбирайте, где, мне все равно.

-Да хоть бы и здесь, - кивком головы показал Евгений на итальянское кафе напротив комиссионки. - Кофе здесь отменный, все остальное соответствует.

Зоя порадовалась про себя, что надела не брюки и свитер, как привыкла ходить последнее время, а мягкое платье-джерси, красиво облегавшее фигуру, и модные, хоть и с позапрошлого сезона, сапожки. Шубку она оставила себе самую дешевую - лисью, так что выглядела хоть и скромно, но вполне прилично.

Когда они уселись за уютный толик и сделали заказ, Евгений снова спросил:

-Как вы живете, Зоя? Помирились с мужем?

-Наоборот, - улыбнулась она, - уже почти полгода в разводе. Живу скромно, зато спокойно. Сегодня, можно сказать, мой первый выход в свет с того приема.

-Вы всегда так последовательны? - изумился Евгений. - Решили и выполнили, никаких колебаний? Простите за бестактность, но все прошло пристойно? Или…

-Более, чем пристойно, - снова улыбнулась Зоя. - Бывший муж купил нам с дочерью двухкомнатную квартиру, тут, неподалеку, платит вполне приличные алименты, причем не по суду, а добровольно. Да и суда, как такового, не было, все сделали адвокаты по доверенности.

-И вы не жалеете?

-О чем?

-Ну… Все-таки Константин Задонский - это фирма, имя, деньги, наконец.

-И вы, как все, - поскучнела Зоя. - Фирма, имя, деньги. А жила-то я не с ними, а с человеком. И по-человечески - скверно жила, хотя ни в чем не нуждалась. Знаете, я ведь и теперь ни в чем не нуждаюсь, потому что потребности изменились. И почти счастлива.

-Вы удивительная женщина, Зоя, я просто восхищен вами. Но почему "почти"?

-Потому что абсолютного счастья на свете не бывает. Надо довольствоваться тем, что есть. Дочка здорова, довольна новой школой и друзьями, родители не болеют, у меня есть крыша над головой и я не голодаю. Что еще нужно?

-Личной жизни, наверное, - очень серьезно ответил Евгений. - Вы же не собираетесь похоронить в себе женщину в таком возрасте?

-Я об этом просто не думала, - спокойно ответила Зоя. - А как ваша личная жизнь? Вы счастливы?

-Один-ноль, - рассмеялся Евгений. - Какая-то личная жизнь есть, но я заканчиваю новый фильм и счастлив по-настоящему бываю только на съемочной площадке. Так что беру обратно свое утверждение насчет взаимосвязи личной жизни и счастья. У меня - работа, у вас - дочка. Кстати, как вы собираетесь праздновать Новый Год?

-На сей раз - тихо и по-семейному, только с родителями. Вот как раз сегодня собираюсь купить елку и подарки. Так удачно вышло, что шуба продалась, теперь можно будет не мелочиться…

Зоя произнесла последнюю фразу - и осеклась. Зачем она это рассказывает фактически постороннему человеку? Какая ему разница, сто рублей у нее в кошельке или тысяча долларов? Еще подумает, что жалуется…

-А носильщик-таксист вам не нужен? - весело спросил Евгений, как бы не замечая смущения Зои. - Я на машине, между прочим. Возьму недорого: чашку чая после работы и номер телефона.

-Ничего себе недорого! - с облегчением подхватила предложенную игру Зоя. - Телефон-то нынче знаете, сколько стоит, если в платную справку обращаться?

-А я обращался, - серьезно сказал Евгений. - Только мне там вашего телефона не дали, не положено давать домашние телефоны магнатов. Конечно, выход я нашел и телефон раздобыл, только к нему никто не подходил. А потом закрутился с работой…

-Ну, тогда уговорили, - сказала Зоя. - Я-то машину сегодня не взяла, тут все в пределах пешего доступа. А вот как елку тащить буду - не подумала, так что вас мне сегодня действительно судьба послала. Но ведь у вас, наверное, какие-то свои планы были на сегодня?

-Ничего такого, что нельзя было бы отложить на любой другой день. Съемки почти закончены, картина монтируется, редкий шанс располагать временем по своему усмотрению. Так что мне сегодня тоже повезло.

-А о чем фильм?

-О любви, - серьезно ответил Евгений, но глаза его при этом смеялись. - О любви бедной девушки к очень известному артисту. Все кончается хорошо, как в жизни.

-Вы шутите? В жизни такие вещи хорошо не кончаются.

-Это смотря что считать хорошим, а что - плохим. Знаете, я лучше приглашу вас на закрытый просмотр, сами все увидите. А то что я вам буду пересказывать, как передовицу из "правды" в красном уголке сельского клуба…

Зоя подумала, что ей давно уже не было так хорошо и спокойно общаться с человеком на любые темы: и серьезные, и не очень. К тому же Евгений не старался подчеркивать свою известность, не вел себя как признанный мэтр и гений мирового кино, а был просто милым и обаятельным мужчиной, который не скрывает своего интереса к ней не только как к женщине, но и как к человеку.

Они провели вместе несколько часов, выбирая подарки, елочные украшения и разные лакомства. Зоя категорически отказалась от того, чтобы Евгений платил хоть какие-то деньги и позволила ему купить только две вещи: елку в подарок (как он объявил) ей самой и какую-то компьютерную игру для Алины, потому что сама Зоя в этих вещах мало что понимала, а эта игра, как утверждал Евгений, была не только увлекательной, но и познавательно-развивающей, то есть полезной.

Было уже совсем темно, когда они слегка замерзшие и голодные весело ввалились в Зоину квартиру. Алина должна была вот-вот вернуться от подруги, к которой отпросилась на несколько часов, и Зоя тут же бросилась на кухню, наскоро извинившись перед Евгением. Дочка обладала отменным аппетитом и наверняка сразу же потребует есть. Уже в кухне Зоя вспомнила, что надо бы спрятать подарки, но решила, что Алина вряд ли станет шарить по сумкам: не ее стиль.

Через полчаса в замке повернулся ключ.
-Ты дома, мама? - раздался звонкий голосок Алины. - Я пришла.

Зоя вышла из кухни, поцеловала дочку и только хотела сказать, что у них гости, как та заметила на вешалке модную мужскую куртку.

-Это чье? - изумленно спросила она.

-Это мое, - раздался голос Евгения, который вышел из большой комнаты и остановился в дверях. - Давай знакомиться. Меня зовут Евгений Васильевич и я друг твоей мамы.

-У моей мамы нет друзей! - с огромным апломбом отпарировала Алина, разглядывая гостя без особой доброжелательности.

-Как видишь, один все-таки есть, - спокойно ответил Евгений Васильевич. - А тебя зовут Алиной, ты хорошо учишься и любишь возиться с компьютером.

-Верно, - изумленно сказала девочка, и тут же сообразила, - Да это мама вам рассказала.

-Конечно. Причем уже давно, почти год тому назад.

-Давайте продолжим беседу за столом, - вмешалась наконец Зоя. - Ты наверняка голодная, Алина, да и мы с Евгением Васильевичем проголодались, пока по городу бегали.

-А зачем это вы по нему бегали? - поинтересовалась Алина, сбрасывая сапожки и снимая шубку.

-Загляни в гостиную - увидишь, - к огромному изумлению Зои ответил Евгений, не дав ей рта раскрыть.

В гостиной оказалась уже установленная и украшенная елка, которую Евгений умело и незаметно закрепил в углу. Бумага под елкой была выложена таким образом, что имитировала сугробы, а старенький Дед-мороз, которого в свое время подарили еще Зое, оказался как нельзя кстати под пушистыми ветвями.

-Какая красота! - ахнула Зоя. - Просто сказка. Как вам это удалось, Евгений?

-Зоя, я же киношник, сделать такую пустяковую декорацию совсем несложно. Тем более, что все под рукой, ничего придумывать не надо. Я только лампочек не нашел.

-А у нас их нет, - заметила Алина, явно подобревшая. - Прежняя гирлянда в эту квартиру просто не влезла бы.

-Ладно, с лампочками что-нибудь придумаем, - сказала Зоя, - до Нового года еще два дня. Давайте-ка к столу. Мойте руки, я вас жду. Извините, Евгений, что принимаю вас на кухне, но это такой экспромт получился…

-И прекрасно, что на кухне, - бодро отозвался тот из ванной. - Уютнее и проще.

Зоя глазом не успела моргнуть, как Евгений нашел общие темы для беседы с Алиной, причем разговаривал он с ней не как с ребенком, а как с вполне взрослым, самостоятельным человеком. Девочка такой стиль разговора оценила по достоинству и перестала ершиться и выставлять колючки. Редкий случай: посторонних Алина не любила и не жаловала даже тогда, когда жила в особняке, а сюда вообще избегала кого-либо звать.

-А где вы будете праздновать Новый год? - просила она у Евгения. - У себя дома?

Тот пожал плечами.

-Как-то еще не думал об этом.

-Но ведь это семейный праздник, - тоном многомудрой матроны сказала Алина. - У вас есть семья?

-Нет. Раньше была, а сейчас нет. Я развелся с женой два года назад.

-А дети? - спросила Алина с каким-то болезненным интересом. - Дети теперь живут с ней, да? И вы к ним не ходите?

-Я к ней не хожу, во-первых, потому что идти далеко: она переехала в Америку, - обстоятельно ответил Евгений. - А во-вторых, детей у нас нет. Не родились.

-Почему?

-Алина! - вспыхнула Зоя. - Ты переходишь границы приличия.

-Полно вам, Зоя, ребенку же интересно. Моя бывшая жена - актриса, она не хотела иметь детей. Потому что это могло помешать ее карьере.

Алина озадаченно посмотрела на него, потом перевела взгляд на мать:

-А ты, значит, не стала делать карьеру? Чтобы меня родить?

Зоя искренне рассмеялась:

-Ну что ты, детка, я просто хотела, чтобы у меня была дочка. И моей работе это никак не могло помешать: я же не актриса. А потом твой папа стал зарабатывать столько, что мне вообще можно было не работать, а только тобой заниматься.

Евгений отметил про себя, что в голосе Зои, когда она говорила о своем бывшем муже, не промелькнуло ни малейшей нотки недоброжелательности. По-видимому, она из тех редких женщин, которые после развода, особенно по вине супруга, не настраивают против него детей, а стараются как-то смягчить ситуацию. Нет, она определенно не походила ни на одну из его знакомых женщин и… нравилась ему все больше. Не красотка, а красивая женщина, которая не делает из своего лица и фигуры фетиш. Зрелая, разумная женщина. Мечта для любого здравомыслящего мужчины…

-Вы позволите как-нибудь позвонить вам? - спросил он Зою, уже в прихожей, собираясь уходить. - Тем более, что номер телефона я честно заработал.

Зоя засмеялась и продиктовала ему телефон. Но тут вмешалась Алина.

-А разве вы больше не придете? Только звонить будете?

-Пригласишь - приду, - полушутя ответил Евгений.

-Ну так я вас приглашаю на Новый год. Что вы будете сидеть один, как сыч?

-Алина! - ахнула Зоя. - Это неприлично!

-Приглашать на праздник? - с деланным изумлением поднял брови Евгений. - Не вижу ничего неприличного, напротив, за честь сочту. Если, конечно, вы, Зоя, не против.

-Но у нас все будет так скромно…

-Вот и славно. Пышности мне в кино хватает. Так во сколько прикажете прийти?

-Часов в девять, наверное, - осторожно сказала Зоя. - Родители обещали приехать после восьми, а после курантов они поедут к себе. Тут недалеко, несколько остановок. Я их отвезу и вернусь.

-Наверное, это вполне могу сделать я, - заметил Евгений. - А вы с Алиной подождете меня дома. По-моему, так логичнее.

-Вы приходите, - сказала Алина, - а там разберетесь.

Примерно через полгода после этого, в совсем другом городе, который то ли станет снова нашей столицей, то ли нет, Константин Петрович улаживал дела с местными партнерами, а заодно пытался отдохнуть с очередной блондинкой, едва достигшей возраста получения паспорта. Девица, правда, была уже довольно опытная, во всяком случае, молчала, когда ее не спрашивали, и подарки клянчила с умеренной частотой и даже с некоторым тактом. Потому, наверное, и задержалась в жизни Константина больше, чем на две недели - абсолютный рекорд последнего года для спутниц бизнесмена.

Утро в Питере против обыкновения выдалось солнечное и даже теплое, так что проснувшись и определившись во времени и пространстве, Константин решил, что после переговоров было бы неплохо съездить, например, в Петергоф. Прогулка по тихому заливу, солнце, морской ветер и никаких серых каменных стен, от которых уже на второй день пребывания в северной столице у него начинались хандра с депрессией одновременно.

Удивительное свойство города на Неве: к нему практически нельзя относиться равнодушно. Как к алкоголю. Кому-то он категорически противопоказан, кто-то без него жить не может, но живут тоже по-разному: одни в полный кайф, другие - стиснув зубы. И приезжие тут же делятся на две категории: фанатов Питера и его ненавистников. Константин принадлежал к умеренным ненавистникам, этот город на него давил и он старался посещать его как можно реже. На сей раз от поездки отвертеться не удалось. Ну, хоть с погодой повезло, и на том спасибо.

Соседка по ложу еще досматривала сны. Константин довольно бесцеремонно прервал это занятие, совершенно не интересуясь мнением на этот счет партнерши, быстренько получил утреннюю разрядку и отправился в душ, бросив на ходу:

-Закажи завтрак. Обычный. Кофе побольше.

Девка с ним две недели, а он никак не может запомнить ее имени. То ли Аля, то ли Валя, то ли вовсе даже Ляля. Она откликалась на любое, а он не считал нужным напрягаться и выбирать какое-то одно.

Аля-Валя-Ляля показала язык закрывшейся двери в ванную комнату - максимум протеста, на который она отваживалась, и стала набирать телефонный номер. Кофе побольше, тосты, апельсиновый сок, яичница с беконом… Подумав, она добавила к этому перечню пару пирожных со взбитыми сливками: за фигурой пусть следят те, у кого она плохая, а тут вполне можно позволить себе хоть торт с кремом, хоть шоколад с марципанами. Все равно будет стройная, красивая и обольстительная.

Она даже не догадывалась, что это - ее последний завтрак с "богатеньким Буратино", которого она только собиралась раскрутить по полной программе. Пока изображала из себя пай-девочку, а когда "папик" расслабится - уж она своего не упустит. Сверхзадача - женить на себе старого козла, но это уж слишком круто. Хотя попробовать не мешает…

Если бы она могла прочитать через стенку мысли Константина, принимавшего в этот момент душ, она бы даже завтрака дожидаться не стала, а мгновенно упаковала бы все, что можно забрать с собой, включая наличность, и унесла бы ноги. Потому что меньше всего места в мыслях ее любовника занимала ее персона. Он впервые всерьез задумался о том, что пора возвращать Зою.

В общем-то он по-своему ее любил, но главное - надоела равнодушная купленная обслуга. Приторно-вежливые горничные в отелях, неискренняя и, похоже, вороватая домоправительница в Москве, все эти корыстные девки, которые думают только о деньгах и тряпках. Надоела одинокая бессонница, хотелось человеческого тепла, а кроме бывшей жены получить его было неоткуда. Он надеялась, что она уже вдоволь накушалась нищеты и неудобств жизни в смрадном и опасном мегаполисе, что не сразу, конечно, но простит его и вернется.

Куда? Об этом стоило подумать отдельно. Конечно, глупо с его стороны было посадить ее в коттеджном поселке, где она потихоньку и спятила от безделья. В новой, просторной квартире, в построенном для немногих избранном доме, в одном из чудом сохранившихся тихих зеленых уголков столицы. Пусть совершает свои любимые прогулки пешком , пусть найдет себе какое-нибудь хобби, а он сделает все возможное, чтобы вечерами возвращаться домой и общаться с ней и с дочерью. Ведь Алина…

В этот момент Константин вспомнил, что вчера у дочери был день рождения. Одиннадцать лет - дата, конечно, не круглая, но малышка наверняка ждала от него если не встречи с отцом, то хотя бы подарка. А он, наказывая строптивую жену, заодно, выходит, наказал и ни в чем не повинную дочку. Чертов секретарь, почему он ему вчера не напомни? Уволить мерзавца сегодня же!

Константин вылетел из ванной и, не обращая внимания на сервированный завтрак и ожидавшую его девушку, кинулся к телефону. Память на номера у него всегда была отменная: по новому телефону он звонил дочери всего раза два, но помнил его прекрасно. Трубку, однако, никто не брал. Странно. Одиннадцатый час утра, летние каникулы, куда они могли запропаститься? Не дачу же сняли на свои гроши.

Константин нажал на рычаг и набрал еще один знакомый номер - родителей Зои. Уж они-то должны знать, куда подевались их дочка с внучкой. Слава богу, теща оказалась дома и сама подошла к телефону: с тестем у Константина как-то не очень сложилось, а вот старуха зятя любила.

-Доброе утро, Марья Игнатьевна! - бодренько начал он. - Узнаете?

-Костя, - как-то неуверенно отозвалась та, - здравствуй. Что случилось?

-А ничего не случилось. Хотел Алину поздравить, вчера замотался с делами, ничего не успел, там никто к телефону не подходит. Куда они подевались, не знаете?

-В Сочи, - после некоторой паузы ответила Мария Игнатьевна. - В Сочи они три дня назад улетели.

-Интересно! С чего это вдруг? Зоя вроде бы Крым всегда предпочитала…

-Так они на фестиваль полетели… этот… как его… "Кинотавр", что ли.

Константин чувствовал, что в голосе его бывшей тещи появилась и растет какая-то странная паника.

-В чем дело? - рявкнул он. - Что вы недоговариваете? С кем Зоя туда полетела?

-С Алиной, - пролепетала Мария Игнатьевна, - и … и с мужем.

Константину показалось, что он ослышался. Или старуха уже окончательно сошла с ума и несет, невесть что.

-С каким еще мужем, черт подери? Откуда он взялся?

-Он режиссер, кинорежиссер… Они давно знакомы, а поженились две недели назад. И улетели в Сочи, потому что его фильм там в конкурсном показе…

-Остановились, конечно, в "Жемчужине"? - мрачно просил Константин.

-Да, кажется… то есть я не знаю, они…

Но Константин уже швырнул трубку. Конечно, в "Жемчужине", где же еще? Ну, о возвращении к нему Зоя, конечно, может теперь даже и не мечтать, а вот муженьку ее новоявленному он устроит сладкую жизнь, мало не покажется. Феллини хренов! Давно знакомы с Зоей, надо же! Значит, эта сучка его обманывала и потребовала развода, чтобы выйти замуж за давнего любовника? Похоже на то. Тогда и она свое получит: во-первых, он у нее отберет дочь, нечего ребенку на непотребства матери смотреть, а во-вторых, при ближайшем удобном случае сделает вдовой. И алименты платить не будет, пусть зарабатывает на панели, как и положено шлюхам.

Константин и не заметил, что давно уже разговаривает вслух сам с собой, мечась по огромному номеру абсолютно голым. Девица вжалась в угол постели и только ошеломленно хлопала глазами: таким своего партнера-спонсора она еще не видела. Наконец, гнев постепенно пошел на убыль и Константин начал соображать более или менее здраво.

-Завтрак стынет, котик… - робко вякнула девица, спинным мозгом почувствовав, что уже можно открыть рот, не рискуя схлопотать оплеуху.

-Закажи новый или трескай так, - отозвался он, думая совершенно о другом. - Мне безразлично.

-Что-нибудь случилось? У тебя неприятности?

-У меня неприятностей не бывает, детка. Неприятности бывают у тех, кто пытается мне их организовать.

Значит, так, сегодня же ночным рейсом в Москву. Завтра связаться с одной частной охранной фирмой, пусть обеспечат доставку Алины из Сочи. Как говорится, без шума и пыли. Параллельно найти одного человечка, пусть разберется с этим новым мужем. Не впервой, справится, на гонорар за такой заказ он сможет год на Канарах оттягиваться. Распоряжение банку: прекратить все выплаты бывшей жене. Найти Алине гувернантку и собственного охранника, впрочем, это можно совместить, не проблема.

Константин снова чувствовал, что ситуацией, в конце концов, управляет он. Не может быть такого, чтобы из него сделали посмешище на всю Россию. Можно себе представить, как они потешаются над ним сейчас на этом их гребанном фестивале. Ничего, ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

-Мы куда-нибудь сегодня поедем, котик? - отважилась девица еще на один вопрос.

-Собирай вещи. Ты поедешь на вокзал и первым же поездом отправишься в Москву. У меня сейчас такие дела, что не до тебя.

-А когда ты приедешь?

-Не твое дело. Когда надо, тогда и приеду. Деньги ты получишь, не беспокойся. И вообще я сам тебя на вокзал отвезу, мне по дороге. А там сама управишься, не маленькая.

Сегодняшнюю встречу отменить никак нельзя, лишком важные дела на ней решаются, слишком много серьезных людей приглашено. А пока он будет вести переговоры, пусть его идиот-секретарь тут все соберет, озаботится билетом и всеми остальными формальностями.

Да, пожалуй, он его тоже забросит на вокзал, пусть заодно проследит, чтобы эта кукла уехала, а не отсвечивала тут, а потом возвращается в гостиницу и ждет его распоряжений. Ну вот, похоже, все вытанцовывается в правильном направлении. Нужно только хорошенько все обдумать, а не метаться по номеру, как ошпаренному коту. Много чести!

Аля-Валя-Ляля знала, что спорить бессмысленно, поэтому предпочла перейти на нейтральную тему.

-А я вчера в газете такой рассказ прочитала. Про одну нашу девушку и американскую миллионершу. Умереть, уснуть! Представляешь, приехала в Россию вдова американского миллионера, решила благотворительностью заняться. И в одной из больниц нашла девушку, которую страшно избили бандиты. Лицо изуродовали, нос сломали, память отбили, в общем - финиш. А была красотка.

-Могу себе представить! - насмешливо бросил Константин. - Со сломанным носом-то!

-Но установили же, что это была очень знаменитая топ-модель, ее чуть ли не на конкурскрасотымира хотели послать, а тут такое. В общем, американка ее удочерила, увезла с собой, сделала несколько пластических операций. Та ничего не помнит, английский осваивает с нуля, знает только, что ее зовут Клара…

-Клара? - со странной интонацией переспросил Константин. - В какой газете ты это вычитала?

-Вот - подняла девица с пола несколько ярких листков явно "желтой" газеты. - На третьей странице, кажется.

Газета называлась "Жареные сплетни" и на обозначенной странице действительно была напечатана история, которую только что слышал Константин в вольном пересказе любовницы. С фотографии на него смотрела пожилая матрона в лиловых кудельках, к плечу которой прислонилась античнойкрасотыдевица… с зелеными глазами Клары и ее бронзовыми локонами. Ошибки быть не могло. Значит, он ее не убил - и то слава Богу. А то, что память утрачена, еще лучше, теперь ему вообще ничего не грозит. Клара свое получила, пусть теперь живет безмятежно, у него и так забот хватает. Но все-таки везучая сучка оказалась, вместо кладбища угодила в особняк американской миллионерши, да еще в качестве законной наследницы…

-Собирайся, - приказал он любовнице. - У меня через два часа деловая встреча.

Примерно через час швейцар гостиницы "Англетер" помог уложить в багажник черной "Ауди" два объемистых чемодана с "приданым" отставной фаворитки. Сама она юркнула в машину и забилась в угол, а на переднее сидение прошмыгнул секретарь, здорово напуганный нахлобучкой, которую получил от шефа за забывчивость, и мечтающий только о том, чтобы обошлось без кровопролития, то есть без увольнения. Последним в машину на заднее сидение справа уселся Константин - он терпеть не мог ездить рядом с шофером. По целому ряду причин, одной из которых была все та же боязнь покушения, лишь слегка отпускавшая его вне Москвы.

-Поехали! - приказал он. - Сначала на Московский вокзал.

Машина медленно отползла от подъезда, развернулась и поехала в указанном направлении.

Развить хоть какую-то скорость не удавалось: город готовился к грядущему юбилею и там, где не был перекопан, был, как правило, перегорожен либо строительными лесами, либо машинами дорожной службы.

-Сейчас выйдем на приличную улицу, - сказал шофер, притормаживая у светофора на не слишком оживленном перекрестке. - Минут через десять…

Договорить он не успел. Сзади справа "Ауди" догнал мотоциклист в черной кожаной куртке и черном шлеме. Неуловимым движением он выхватил из-под куртки то ли короткоствольный автомат, то ли длинноствольный пистолет, и выпустил всю обойму в стоявшую рядом машину, буквально прошив ее в длину. По случаю жаркой погоды окна в машине были открыты и шансов уцелеть у седоков практически не было.

Закончив стрелять, мотоциклист дал по газам и исчез где-то в проходных дворах. Все продолжалось от силы тридцать секунд, хотя немногим свидетелям со стороны они показались часами.

Визжали женщины, гудели машины, вдали послышалась сирена милиции и, возможно, "Скорой", услуги которой, впрочем, не понадобились. Константин Задонский, он же Костя-Гроб был убит наповал пулей в висок, секретарю пуля попала в затылок, шоферу - в шею по касательной. Все они скончались на месте, а между задними сидениями и спинками передних на полу корчилась в агонии юная блондинка с развороченной грудной клеткой. Она так и не поняла, что произошло, и почему ее короткая жизнь так стремительно и нелепо закончилась.

-Своих нам мало, - хмуро сказал капитан милиции, осматривавший место происшествия, своему помощнику, - теперь возись с москвичом. У себя, что ли, пулю схватить не мог, обязательно за этим надо было в Питер переться? Своих "глухарей" - не разгрести, а этот - стопроцентный "висяк".

-Это точно, - вздохнул помощник. - Только ведь никто ни часа своего не знает, ни места, верно?….

В Сочи Зоя смотрела, как плещутся в море Евгений с Алиной и думала: Господи, какая же я счастливая женщина!

Зоя не знала, что она еще и очень везучая женщина.

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.