Никто не сможет решить проблемы человека, проблемы которого в том, что он не хочет, чтобы его проблемы решались... Ричард Бах    ...Света была знакома с Олегом два года. Он любил повторять, что так долго еще ни с кем не мог удержаться на близкой дистанции, исключая свою первую жену, с которой прожил более двадцати лет. Жили супруги скверно, постоянно ругались, жена была неверна, а он все надеялся на счастье. И величайшей своей заслугой считал свою верность, терпение, на которых и держался их брак. А когда дети выросли, и жене надоело играть в несуществующие отношения, она его просто бросила. Какая разница сколько лет вы прожили вместе, если и года не жили счастливо?

Никто не сможет решить проблемы человека, проблемы которого в том, что он не хочет, чтобы его проблемы решались... Ричард Бах    ...Света была знакома с Олегом два года. Он любил повторять, что так долго еще ни с кем не мог удержаться на близкой дистанции, исключая свою первую жену, с которой прожил более двадцати лет. Жили супруги скверно, постоянно ругались, жена была неверна, а он все надеялся на счастье. И величайшей своей заслугой считал свою верность, терпение, на которых и держался их брак. А когда дети выросли, и жене надоело играть в несуществующие отношения, она его просто бросила. Какая разница сколько лет вы прожили вместе, если и года не жили счастливо?

Развод был бурный, мучительный и катастрофический, раз и навсегда отрубивший Олега от бывшей семьи и сделавший его одиноким и озлобленным существом, не верящим ни одной женщине на свете. Он потерял квартиру, работу, друзей, родителей. У него остался только небольшой старый домик в деревне в плачевном состоянии. И больше ничего и никого. А впрочем, самое страшное во всем этом было не это, а крушение иллюзий, которыми он питался более двадцати лет семейной жизни.

Светку всегда удивляло, почему нужно было так долго терпеть, ведь в том не было никакой необходимости, еще в молодости Олег мог радикально изменить свою жизнь, уйдя от вертихвостки-жены, и все было бы совсем иначе. А теперь, когда ему сорок пять, многие вещи уже слишком поздно начинать с нуля. И Олег спился бы или совсем захирел от безнадеги, если бы в нужный момент судьба не преподнесла ему подарок - романтичную и необыкновенно добрую женщину с теплым именем Светлана.

Светлана и Олег встретились случайно и страстно полюбили друг друга. Между ними завязался бурный и продолжительный роман. В нем было все - пылкие стихи, романтические ухаживания, тысячи нежных слов, умопомрачительная интимная близость. Они находили бесконечно много точек соприкосновения в особенностях мировосприятия. Оба любили одни и те же фильмы, смеялись над одними и теми же шутками, думали одинаково, имели сходные привычки. И жили душа в душу... Раз в неделю... С субботы на воскресенье...

В остальное время Светке нужно было думать о хлебе насущном. Работа была не пыльная, но нудная и временами нервная, и строго хронометрированная - «от звонка до звонка». К тому же у Светки было двое детенышей от первого брака и соответственно куча проблем, с ними связанных. Но она еще умудрялась подрабатывать переводчицей в рекламном агентстве и писать статьи в местную газету.

День ее был до отказа забит всевозможными встречами, телефонными звонками, подписанием договоров, отправлением факсов и заполнением накладных. А вечерами она просиживала у компьютера, успевая параллельно проверять уроки и выдавать порции нравоучений своим подрастающим чадам. Слава Богу, они жили с бабушкой, которая брала на себя львиную долю домашних обязанностей по уходу за детьми.

Зато в воскресенье Светка могла отдохнуть в объятиях любимого мужчины, у теплой печки, перед телевизором, закрыв глаза на неудобства и холостяцкий беспорядок его жизни. Главное, он был рядом, человек, который любил без условий и условностей, нежно гладил по голове, убаюкивал и утешал, терпеливо выслушивая ее рассказы о коллегах, работе, проблемах, идеях.

Уже в первую их ночь он сказал ей столько ласковых слов, проникающих в душу, сколько она не слышала за всю свою тридцатипятилетнюю жизнь. Он ловил каждое ее слово, понимая их глубинный смысл, и самое главное, угадывая даже тайные желания. В Светкиной жизни никогда еще не было мужчины, настолько близкого телом и духом, настолько родного и понимающего. Иногда это даже пугало, как будто степень его симпатии превышала некие предельно допустимые величины и могла привести к необратимым последствиям.

Света никогда не была алчной, ей хотелось иметь отношения, которые бы не были запятнаны меркантильными соображениями. Ей так хотелось любить мужчину не за то, чего он достиг в жизни, не за наличие машины, дачи, недвижимости, престижной работы, а просто так, бескорыстно. За то, что душа к нему лежит, что он близкий и родной человек. В общем, чего хотела, то и получила.

Первое время в эйфории влюбленности и чувства сопричастности Светка мало обращала внимания на окружающую обстановку его дома. Она ей казалось даже экзотичной. Печка, туалет на улице, деревенский воздух, опавшие листья старого виноградника, колодец с тяжелой дребезжащей крышкой, старый алюминиевый черпачок вместо умывальника – все это было так романтично, необычно и так отличалось от ее удобной городской квартирки.

С разноцветными розочками на тюлевых занавесках, с пушистыми ковриками под ногами, по которым, не боясь испачкаться, можно ходить босиком. С горячей водой и легким запахом лаванды, которую мама старательно раскладывала на полочках в шкафу от моли. Материальные трудности жизни казались временными и легко преодолимыми. Самое главное, что они смогли найти друг друга. Такое случается раз в сто лет: найти и полюбить по-настоящему, без корыстных побуждений, без задних мыслей, всей душой и всем сердцем.

Олег боготворил Свету, готов был выполнять любые ее прихоти. Засыпал нежными словами, ласкал и любил ее так, как никто никогда не любил. И она понимала, что нет ничего на свете прекрасней настоящей любви, когда люди близки друг другу всем своим существом. Именно с Олегом Света впервые узнала, что такое настоящее наслаждение телесной близости. Она открыла в себе такие небывалые способности в интимной области, что сама себе потихоньку удивлялась и радовалась. В общем, она была счастлива, потому что востребована и любима. Что еще нужно женщине?

Но время шло, а их отношения так и продолжались в режиме воскресных встреч и редких праздничных уикендов. Света совсем забросила домашние дела, детей. Все свое «выходное время» тратила на любимого человека и лежание у печки. Пока это не стало ее угнетать.

«Временные» трудности постепенно превращались в хронические. Уюта в доме не предвиделось. Олег не обращал внимания на отсутствие удобств. Казалось, ему было даже приятно ничего не предпринимать, чтобы ярче и необычнее выглядеть в глазах избалованной городской подруги. Он говорил, что не успевает облагородить среду своего обитания. И вещи бросал куда попало, складывая их огромными кучами по углам на кухне и веранде и даже в комнате, которая одна имела сносный жилой вид. На замечания Светы он отвечал, что находится в стадии строительства, а художественный беспорядок обстановки ему ничуть не мешает. Но это мешало ей, и она пыталась как-то улучшить обстановку: мыла пол, выносила мусор, собирала разбросанные вещи, но работы было так много, что руки опускались, а просвета было не видно.

Олег нигде не работал. Оказывается, переезжая в деревню, он продал двухкомнатную квартиру своих родителей и теперь жил на эти деньги. Потом он купил машину, небольшой грузовичок, чтобы в будущем начать свой бизнес по выращиванию шампиньонов. Света верила всем его смелым прожектам, гордилась его непохожестью на других, суровым характером общения с соседями, которые казались ей ничтожными по сравнению с ним, таким неординарным, удивительным человеком. Ей нравилась его грубоватая манера говорить, небрежность в одежде. Ей казалось, что настоящий мужчина и должен быть именно таким: угрюмым, суровым и одетым кое-как.

С ней он был нежен, словно просыпался в нем добрый ласковый ребенок, самый родной на свете. Когда рассказывал о своих планах, Света верила, что он многое умеет и знает, что у него все получится, что все будет замечательно, и они обязательно будут вместе, а все эти трудности - просто этап его жизни, который она обязана помочь преодолеть. И она помогала, забыв обо всем. О недовольстве мамы и косых взглядах родственников, о нехватке времени и о том, что ее собственный дом и дети держатся исключительно на больной бабушке, которая вынуждена была подрабатывать, чтобы иметь возможность купить внукам фруктов.

Прошло два года...

Строительство дома не продвинулось дальше фундамента. Хотя Олег закупил стройматериалы, приобрел бетономешалку, бензопилу, шлиф-машинку и даже сварочный аппарат. Иногда, очень редко, ему удавалось подрабатывать на машине, перевозя грузы, но заработки были случайными. Олег считал, что ему незачем устраиваться на работу, надо строить дом. Нанимать кого-то было дорого, и он все делал сам. Свете казалось это слишком трудным. Она его жалела и пыталась отговорить, предлагала снять квартиру и жить вместе, потихоньку строиться, найти постоянную работу. Ей казалось это нормальным и естественным. Но Олег не хотел зависеть от кого-то, в свое время он много потрудился на чужого дядю, как он говорил, и теперь хотел работать на себя. Ну, что ж, это его жизнь, не может же она диктовать ему условия. Ведь они по-прежнему оставались «воскресными» любовниками.

Еще какое-то время Света смотрела на все сквозь пальцы и благодарила жизнь за то, что она ей дает. Она любила всей душой, и этого было достаточно! А потом стало совсем тяжело, потому что приходилось разрываться между двумя домами. И в какой-то момент Света вдруг почувствовала, что Олег вовсе не хочет жить с ней вместе. Что ему удобно быть жертвой обстоятельств. Действительно, дом он строит один и это может затянуться на всю оставшуюся жизнь. Работать не успевает, потому что занят делом, с теплицей для шампиньонов не получилось, потому что компаньон, который помог ему ее построить в своем гараже, оказался алкоголиком и вором. А сам он такую же лабораторию сможет построить только летом.

Создание счастливой семьи отодвигалось на неопределенный срок, и Светка начала впадать в апатию. Она перестала верить нежным словам и устала от обещаний. Жизнь запутывалась и затягивала на ее шее узлы неразрешимых противоречий, а Олег, мирно посапывая после хорошего секса, спал у нее под боком каждое воскресенье и не собирался что-либо радикальное предпринимать, чтобы эти узлы развязались. Он ссылался на обстоятельства... Считал себя жертвой прошлого и больше не хотел тянуть жилы, зарабатывая на семью, которая может предать его в любой момент. Света не в силах была заставить его посмотреть на жизнь с другой точки зрения. Олег должен был сам пройти все свои уроки...

А однажды Свету вдруг осенило, что он очень любит поесть, поспать и посмотреть телевизор... И что все это он любит гораздо больше, чем ее, и если она вдруг уйдет из его жизни, он практически ничего не потеряет...

Потеряет она... Веру в чистую, бескорыстную и светлую любовь и в то, что с милым и в шалаше рай... А еще человека, который умеет ее слушать и гладить ласково по голове. Но все же…

Она ушла. Сделала свой выбор после мучительных колебаний и долгих раздумий. Кто знает, быть может, тем самым она обрекла себя на одиночество? Но в одном она уверена, в том, что не желает быть жертвой непреодолимых обстоятельств жизни, а хочет формировать эти обстоятельства сама.....

Ирина ВЛАСЕНКО