Итак, со вчерашнего дня я снова стала свободной женщиной. На работе меня встретили настороженно. Девчонки не знали, как реагировать. То ли жалеть меня и сочувствовать, то ли поздравлять и радоваться. Ждали сигнала, к чему я больше склоняюсь. Забавно. Надолго ли их хватит? Я сдержанно поздоровалась и прошла к своему столу. Села. Смотрю в окно. Весна. Красотища.

   Итак, со вчерашнего дня я снова стала свободной женщиной. На работе меня встретили настороженно. Девчонки не знали, как реагировать. То ли жалеть меня и сочувствовать, то ли поздравлять и радоваться. Ждали сигнала, к чему я больше склоняюсь. Забавно. Надолго ли их хватит? Я сдержанно поздоровалась и прошла к своему столу. Села. Смотрю в окно. Весна. Красотища.

«Жалеть!» - тут же решили девчонки и бросились ко мне со всех сторон с предложением чая, кофе, апельсинов. Женщины вообще любят жалеть, делают это с удовольствием и легко. Инстинкт, наверное. К тому же появилась достойная причина забыть сегодня о работе. До обеда, во всяком случае.

  • Маша, – проникновенно спросила молоденькая Милочка, (она недавно в нашем отделе, и все время говорит невпопад) - а почему вы развелись? Видимо, она считала, что мне нужно излить душу.

Действительно, почему? Хороший вопрос!

Что интересно, ответа я не знаю. Как поется в песне: «Почему исчезает любовь…»

Последние годы наша совместная жизнь стала совершенно невыносимой, так как мы окончательно опротивели друг другу. До рвотных судорог буквально. Я даже не заметила, когда это началось, и стало необратимым. А ведь было же между нами большое светлое чувство, я точно помню. Казалось, вот она, судьба, собственной персоной, половинка моя и все в таком духе. Боже, где были мои глаза?! Как я могла так ошибиться?

Когда я увидела его в первый раз, на автобусной остановке, я сразу почувствовала, что мне этот мужчина нужен. Минутой позже я поняла, что хочу за него замуж и мечтаю родить ему детей. Видимо, я очень впечатлительная натура. Мы сели в один автобус, я протиснулась поближе и стала томно на него смотреть. Через пять минут он заерзал и завертелся. Потом, обнаружив источник беспокойства и мое присутствие на земле, радостно заулыбался. «Есть!» - обрадовалась я.

Дальнейшее было делом техники. Пару раз я наступила ему на ногу тонким каблуком. «Ах, простите!» «Ничего, ничего!» «Надеюсь, вы не пострадали серьезно?» «Ха-ха!» «Как вас зовут?» и так далее и тому подобное.

Это случилось в июне, а в сентябре мы не представляли жизни друг без друга. За мной так не ухаживал никто и никогда. Галантно и изобретательно. С душой. Во всяком случае, мне так казалось.

Первый год нашей совместной жизни был очень счастливым. Я помню, время от времени я пыталась смотреть на себя как бы со стороны, и думала: «Как же я счастлива!». Я наслаждалась каждой минутой, проведенной вместе. Второй и третий года тоже были, пожалуй, совсем неплохи. Такие милые и трогательные отношения людей, которые друг другу очень дороги.

Четвертый год стал началом конца. Пожалуй, именно тогда стали проявляться наши самые темные стороны. Темные стороны... им ведь только дай повод вылезти, они заполнят собой все пространство. Скоро нам стало сложно просто даже находиться рядом. Мы вызывали друг у друга только глухое раздражение. Каждый старался прийти домой попозже, уйти пораньше, на выходные придумывались неотложные дела. Нас связывали уже только воспоминания - как мы встретились, как было здорово тогда, как мы друг друга любили, жить друг без друга не могли. Прошлое – очень сильная связь, ей мы и жили.

В общем, в какой-то момент стало понятно, что наше совместное существование уже давно никому радости не доставляет. А, следовательно, продолжать его не имеет никакого смысла.

  • Ах, - вздохнула я горестно - даже не знаю, Мила, что вам сказать…

На несчастную Милочку с разных сторон полетели разгневанные и укоризненные взгляды. Не сомневаюсь, что каждая из девяти сотрудниц, населяющих нашу комнату, непременно выскажет ей что-нибудь теплое об отсутствии деликатности и такта. Бедная девочка, мне ее искренне жаль.

Я не знаю, какие качества позволяют людям проводить вместе годы в уважении и любви. У нас эти качества однозначно отсутствовали. Все хорошее, что нас связывало когда-то, погибло под лавиной взаимного неудовольствия, ссор и склок. Ведь что такое быт? Это мои представления о жизни плюс его представления о жизни, помноженные на все то, о чем мы не успели договориться.

Меня бесила его маниакальная уверенность, что солонка должна стоять справа от тарелки, потому что его мама ставит ее именно так. Его доставало мое безразличие к нашему хозяйству.

Муж категорически желал, что бы по приходе домой я его встречала у порога с кружкой горячего чая в руках. А с утра непременно вставала немножечко раньше, чем он и готовила ему вкусный горячий завтрак. Вроде бы ничего такого сложного и особенного для любящей жены. Но моя бабушка, помнится, высказывалась на эту тему в таком духе: «У нищих слуг нет!» И моя гражданская позиция такова, что все мы здесь взрослые люди, способные сами о себе позаботиться. К тому же я тоже работаю. Не потому, что пытаюсь по странной прихоти себя социально реализовать, а потому что без моей зарплаты мы не сведем концов с концами.

Однажды мне позвонила свекровь и долго ныла о том, что предназначение женщины – ублажать мужчину. Ее сына, стало быть. Я возразила, что у меня другое предназначение. Так уж вышло. Извините…

Хотя, по большому счету, все это ерунда. Следствие отсутствия любви. Иначе стряпала бы я завтраки ни свет, ни заря, и носилась бы с кружками к порогу и находила бы в этом массу приятностей.

Со временем мне стало очень скучно. Я точно знала, вплоть до минут, как мы будем встречать Новый год. Как проведем выходные дома или на даче. Ничего нового. Завтрашний день повторяет собой вчерашний и тысячу предшествующих. Сначала я думала, что у нас не получается себя развлечь из-за тотального отсутствия денег. Сейчас я думаю – причина в другом. В том, что у нас были вообще разные представления о развлечениях, праздниках, буднях, о хорошем и плохом. Однажды я представила, что так будет продолжаться всю мою жизнь, и мне стало страшно. Страшно и очень обидно. Я решила срочно все изменить.

Разводились спокойно, никто особенно не расстроился. Тетечка в Загсе забрала у нас бумажку, свидетельствующую о том, что мы супруги, выдала другую, свидетельствующую о том, что с этого момента мы чужие люди. Поставила в паспорта по новому штампу, и все. Так просто: новая бумажка, новый штамп, и мой жизненный статус стал другим. И человек рядом со мной за пару секунд стал мне совершенно посторонним.

Я посмотрела на него внимательно. Интересный ведь мужчина. Надо же! Только он от меня избавился, как во мне тут же проснулся к нему легкий интерес. Может, нам поужинать как-нибудь вместе? Хотя, о чем это я? Чур меня, чур! Ну и мысли лезут в голову?

  • Тебя подвезти? – вежливо спросил мой недавний муж.

  • Спасибо, не надо – отказалась я.

Мы сдержанно попрощались и отправились по домам.

Расставание почему-то всегда представляется трагедией. Но иногда оно становиться избавлением. Началом новой жизни, нового счастья, новой любви. У меня все так и будет, я уверена!

Читайте также:
РАЗВОД: КРАХ ИЛИ ВОЗРОЖДЕНИЕ?
РАЗВОД ПО-АМЕРИКАНСКИ: ОБМЕН ОПЫТОМ
ПРИЧИНА РАЗВОДА – НЕУДАЧНЫЙ БРАК РОДИТЕЛЕЙ
КАК ВЫЖИТЬ ПОСЛЕ РАЗВОДА
ПРОФИЛАКТИКА РАЗВОДА