Обычно на узаконивании любовной связи настаивают женщины. Мужчины чрезвычайно редко выступают с подобной инициативой. Но нет правил без исключений - это подтверждает история женщины, категорически отказывающейся выходить замуж за своего многолетнего любовника, но и не имеющей силы порвать уже порядком тяготящую ее связь… В молодости я ничего интересного собой не представляла - светлая шатенка с серыми глазами. Никакая. Ни в школе, ни в институте особым вниманием со стороны ребят не пользовалась. Потому на последнем курсе своего замечательного Института культуры выскочила замуж за первого, кто сделал мне предложение, - моряка-лейтенанта. Так мы с Сашей создали семью - кстати, достаточно удачную, хотя ни с его, ни с моей стороны безумной любви не было. Семнадцать лет вместе - срок почтенный!

Обычно на узаконивании любовной связи настаивают женщины. Мужчины чрезвычайно редко выступают с подобной инициативой. Но нет правил без исключений - это подтверждает история женщины, категорически отказывающейся выходить замуж за своего многолетнего любовника, но и не имеющей силы порвать уже порядком тяготящую ее связь… В молодости я ничего интересного собой не представляла - светлая шатенка с серыми глазами. Никакая. Ни в школе, ни в институте особым вниманием со стороны ребят не пользовалась. Потому на последнем курсе своего замечательного Института культуры выскочила замуж за первого, кто сделал мне предложение, - моряка-лейтенанта. Так мы с Сашей создали семью - кстати, достаточно удачную, хотя ни с его, ни с моей стороны безумной любви не было. Семнадцать лет вместе - срок почтенный!

Саша вот уже десять лет - капитан дальнего плавания. Голубая мечта любой женщины! Вместе мы проводим только отпуск, да еще в общей сложности месяца два в году. Остальное время живем врозь - и я ни разу не дала мужу повода для ревности.

Честно говоря, мужчинами я начала интересоваться где-то после тридцати лет. Когда все - или почти все - уже было куплено, необходимость в дополнительных заработках отпала, а надежда на ребенка сама по себе исчезла. За три года у меня было два коротких и не слишком бурных романа с мужчинами, не входящими в мой круг знакомых. Один был летчиком, другой, кажется, следователем или юристом. Оба в нашем приморском городе отдыхали. А пять лет тому назад я познакомилась с Андреем. Он-то как раз курортником не был, работал программистом на какой-то фирме. Хотя познакомились на пляже, так что первоначально ничем это от обычного легкого флирта не отличалось.

Да и потом роман как-то долго не вытанцовывался. Иногда мы вместе ходили на концерт или просто погулять, болтали ни о чем, могли неделями не видеться и только изредка перезваниваться. Но понемногу привыкли друг к другу, стали вроде бы приятелями. А в один из абсолютно пустых вечеров мне стало до того одиноко и тоскливо, что я неожиданно для себя самой позвонила Андрею и спросила:

  • Ты что сейчас делаешь?

  • Ничего, - ответил он.

  • Слушай, а давай вместе ничего не делать. Приезжай ко мне, если хочешь.

Так я легкомысленно сунула голову в петлю, освободиться от которой не могу по сей день.

А тогда... О, тогда мы провели вместе волшебную неделю! Пожалуй, первый раз в жизни физическая близость с мужчиной доставила мне подлинное наслаждение. Да и не спать всю ночь мне было в новинку.

То ли я действительно влюбилась, то ли сильное физическое влечение приняла за любовь - теперь уже трудно сказать. Но одно очевидно: когда Андрей предложил мне выйти за него замуж, я не сказала “нет”. Но до возвращения пока еще законного супруга менять что-либо в своей жизни отказалась: одно дело сходить “налево”, пока муж в отсутствии, и совсем другое - разорвать брачные узы без ведома супруга. Так что было решено пару месяцев подождать.

Пока все по-прежнему

А пока мы отметили день рождения Андрея, и я преподнесла ему дорогие и стильные наручные часы. В какой-то степени это был еще и “тонкий намек на толстые обстоятельства”: за все время нашего романа Андрей ни разу не принес мне хотя бы самого паршивенького букетика. Естественно, бриллиантовой диадемы или лимузина я не ждала, но хотя бы коробку конфет или одну розу можно было подарить, чисто символически... Видит Бог, я не корыстна, но меня как-то царапнул этот момент. И невольно подумалось: не посажу ли я себе на шею двух иждивенцев - Андрея с его маменькой, - если решусь выйти за него замуж.

Будущую свекровь я, кстати, тоже баловала: то коробку конфет, то банку импортного кофе, то книгу. Но и от нее, и от их дома вообще я довольно быстро стала уставать. Не проходило недели, чтобы там не появился какой-нибудь дальний родственник, старый приятель с детьми, подруга детства с мужем. Бесконечные “посиделки” в кухне за чаем, постоянная толчея, непрерывные телефонные звонки... В этой обстановке я тихо сатанела и мечтала только об одном: оказаться в одиночестве в собственной квартире. Без Андрея.

Таким образом, ко времени возвращения Саши из очередного рейса мои мечты о новом замужестве сильно потускнели. Да и перспектива проводить целые дни в обществе не в меру разговорчивой Андрюшиной мамы, мягко говоря, не вдохновляла. А при мысли о том, что придется участвовать в бесконечных приемах и устройстве приезжих родственников, я впадала в самый настоящий транс. И хотя личные отношения с Андреем меня по-прежнему радовали, но вне постели он меня периодически начал раздражать. А потом - и в ней тоже... иногда.

В общем, приезду мужа я обрадовалась вполне искренне. Это означало законную короткую передышку в моем романе и возможность вернуться к привычному образу жизни: спать на кровати в спальне, а не на раскладном диване в чужой квартире, утром и вечером нежиться в современной ванной, с гидромассажем и пушистыми банными халатами, а не довольствоваться душем в несуразной “выгородке” в кухне, где под потолком висели какие-то корыта и тазы. И так далее и тому подобное.

Разумеется, в постели было... ну, скажем, менее впечатляюще. Зато - спокойно. Саше бы в голову не пришло нарушить мой самый сладкий - предрассветный - сон ради каких-то утех. Для них у нас раз и навсегда предназначался вечер. Наконец-то я снова могла выспаться! И вечера у меня были такие, какие мне нравились: либо работа за компьютером, либо развлечения вне дома. Но не среди малознакомых мне скучных, как понедельник, бесчисленных друзей и знакомых моего любовника, а в знакомом и уютном кругу интересных мне людей.

Саша отправился в очередной рейс, а я осталась дома, полная решимости ни в коем случае Андрею не звонить: хватит с меня африканских страстей, не тот возраст!

Моей решимости хватило ровно на десять дней. А потом я, презирая сама себя, позвонила Андрею и наврала, что Саша пока еще не уехал, но я так соскучилась, так истосковалась - сил нет!

Мы провели вместе несколько прекрасных часов, а потом я, сославшись на то, что мое свободное время вышло, сбежала домой. В покой, тишину. Слава Богу, о нашей совместной жизни мы в этот раз поговорить не успели.

Зато мы всласть наговорились о ней, когда провели вместе целую неделю в неизвестном курортникам и туристам небольшом поселке на побережье. Туда мне удалось Андрея вытащить, поскольку поехать со мной отдохнуть за границу он категорически отказывался: нет денег. А взять у меня - об этом лучше было и не заикаться. “Если бы ты была моей женой, - с милой непосредственностью заявил мне возлюбленный, - я бы еще мог на это согласиться. Но пока мы с тобой не оформили отношения, денег я от тебя не возьму и за твой счет жить не буду!”

Андрей уже все продумал. Мой компьютер будет стоять в его, то есть в нашей, комнате, а приезжие друзья и родственники будут спать в общей, то есть маминой, комнате или на кухне. Пока Андрей на работе, я могу спокойно заниматься переводами, больше мне ничего делать не придется. Ну разве что квартиру прибрать - маме тяжело, постирать кое-что по мелочи, приготовить ужин. А вечерами станем приглашать гостей или сами ходить в гости... У меня скулы сводило от тоски, когда я представляла себе такую перспективу.

Пока все по-прежнему

И все-таки я не смогла окончательно порвать с ним. Тянула время, придумывала самые невероятные предлоги для того, чтобы отложить очередное свидание, но не оттолкнуть окончательно. И только тогда, когда желание пересиливало здравый смысл, звонила и назначала свидание.

Когда-нибудь я наберусь решимости и скажу Андрею, что не люблю его больше совсем. Что никогда не стану его женой. И тогда, кстати, припомню, что на букетик цветов для меня у него никогда не было денег, а вот вложить тысячу долларов в какой-то дурацкий фонд - нашлись. Разумеется, он их потерял, и мне его не жалко.

Когда-нибудь я наберусь решимости... Но меня останавливает мысль о том, что полгода без мужчины вообще я теперь не проживу, а заводить новый роман, привыкать к новому любовнику мне... не хочется. Тяжело, нудно, боязно. С Андреем же я чувствую себя достаточно свободно и раскованно: получила свое пару раз в месяц - и свободна. Иногда я неделями не вспоминаю, что он вообще существует, но поставить точки над “i” - нет силы воли.

Так что пока у нас все по-прежнему. Пока….

Светлана Марлинская