Кто-то считает, что смысл жизни — в удачном замужестве. Кто-то — в счастливой любви. Еще кто-то полагает: были бы деньги, остальное купим. Героиня этого очерка испробовала и то, и другое, и третье, но себя так пока и не нашла.    Леночка росла такой хорошенькой девочкой,  что все родные и знакомые в один голос прочили ей блестящую карьеру киноактрисы. Но сама она в отличие от большинства своих сверстниц ни к сцене, ни к киноэкрану особого влечения не испытывала: была почти полностью лишена честолюбия.

  Кто-то считает, что смысл жизни — в удачном замужестве. Кто-то — в счастливой любви. Еще кто-то полагает: были бы деньги, остальное купим. Героиня этого очерка испробовала и то, и другое, и третье, но себя так пока и не нашла.    Леночка росла такой хорошенькой девочкой,  что все родные и знакомые в один голос прочили ей блестящую карьеру киноактрисы. Но сама она в отличие от большинства своих сверстниц ни к сцене, ни к киноэкрану особого влечения не испытывала: была почти полностью лишена честолюбия.

Профессия сама нашла Лену через неделю после окончания школы. Кто-то из операторов, снимавших всевозможные рекламные ролики, случайно встретил Лену у одной из ее подруг. И оказалось, что длинные, гладкие черные волосы, большие карие глаза и грациозно посаженная на высокой шее головка просто идеально смотрятся на экране. Сняли один ролик, второй... А потом Лену пригласили работать в агентство фотомоделей.

Со своим будущим мужем Лена познакомилась, мягко говоря, необычно. Ее родители давным-давно разошлись, и мать, еще молодая и очень привлекательная женщина, решила попробовать еще раз устроить свою личную жизнь, благо дочка была уже почти взрослой и самостоятельной. Приятельницы подыскали ей завидного жениха: американца русского происхождения, по нашим меркам даже богатого, который намеревался открыть свое дели в России и жениться на русской женщине. Но кончилось сватовство тем, что Эдуард (так звали жениха) сделал предложение... Лене, поскольку влюбился в нее с первого взгляда и ухаживать начал именно за ней, а не за ее матерью.

Свадьба была пышной, веселой, Лена переехала в прекрасную, комфортабельную квартиру мужа и... затосковала. Роль домохозяйки оказалась решительно не для нее, хотя все свои обязанности она выполняла достаточно добросовестно. То есть те, которые при наличии приходящей домработницы оставалось выполнять. Гардероб у нее ломился от роскошных нарядов, муж готов был выполнить любой ее каприз, но... капризов-то как раз и не было. Лене хотелось только одного: чтобы этот обаятельный, выхоленный мужчина ушел из дома хотя бы на работу. А еще лучше — уехал в командировку. Тогда она приглашала в гости своих школьных подружек и устраивала вечеринки, как в прежние годы. Без изысканных блюд и напитков, зато под музыку, которую ее супруг презрительно называл “мелодии для дебилов из детского сада”.

В конце концов Лена настояла на том, чтобы снова пойти работать. Там, в агентстве, она была личностью, а не приложением к преуспевающему мужу, с нею считались, ею дорожили. А главное, там она была почти все время среди своих ровесниц, и у нее не было необходимости изображать из себя светскую даму.

Тем не менее семейная жизнь Лены протекала достаточно гладко: окружающие, во всяком случае, считали их образцовой парой. Детей, правда, заводить не спешили. И вдруг, как гром средь ясного неба, прозвучало Ленино заявление мужу, что она от него уходит, потому что полюбила. Первый раз в жизни. И, разумеется, любовь оказалась взаимной.

Немного вялую, апатичную Лену будто подменили. Она с железным упорством начала борьбу за освобождение от нелюбимого мужа и за соединение с молодым избранником. На следующий же день после признания Эдуарду она уехала от него к Борису, не взяв с собой никаких подарков мужа, а лишь то, что было куплено на ее собственные, не такие уж великие заработки. И уже после переезда принялась оформлять развод, совершенно игнорируя предложения мужа все простить и вернуться. Равно как и заклинания родной мамы одуматься и не губить себе жизнь.

Некоторые основания для беспокойства у мамы действительно были. Борис жил на достаточно широкую ногу, но каким образом добывал средства к существованию, было неизвестно. По слухам, то ли играл, то ли занимался еще чем-то малопочтенным. В отношениях с женщинами не был ни особенно разборчив, ни особенно порядочен. Зато был старше Лены всего на пять лет, а не на двадцать пять. И открыл для нее совершенно неведомый до тех пор мир физического наслаждения любовью. То, что с Эдуардом было исполнением супружеских обязанностей, не слишком, кстати, обременительным, с Борисом превратилось в основное времяпрепровождение. И уж, конечно, Лена не мечтала о том, чтобы Борис уехал в командировку. Даже его отсутствие в течение дня она переносила с трудом.

  • Не знаю, чем он ее околдовал, - жаловалась мать Лены своим подругам. – Эдик ее буквально на руках носил, а тут она бегает за этим мальчишкой, как собачонка, не знает, чем накормить повкуснее, какую новую тряпку ему купить. О себе совсем забыла, все только для Бореньки. А тот, кстати сказать, о свадьбе и не заикается, ему и так неплохо.

Да, Борис жениться не собирался. Во всяком случае пока. До тех пор, как он сам объяснял, пока он не откроет собственную фирму и не начнет получать гарантированные приличные деньги. Заводить же семью, не имея возможности достойно ее содержать, — это не по-мужски. А для того чтобы создать свое дело, необходим, разумеется, стартовый капитал.

Кончилось все тем, что Лена, мобилизовав собственные небольшие сбережения и заняв вдвое больше по знакомым, вручила своему обожаемому Бореньке несколько тысяч долларов. На следующее утро она проснулась в квартире одна: не было ни Бори, ни его вещей, ни, как выяснилось впоследствии, кое-каких ее украшений, достаточно, впрочем, скромных.

Квартиру эту Боря снимал. Где он был прописан и где вообще его искать, Лена не знала. К тому же потрясение было слишком сильным: человек, который еще вчера вечером шептал самые нежные слова, ласкал ее так, как никто и никогда до этого, и прочее, и прочее, наутро исчезает в неизвестном направлении да еще оказывается жуликом... Воля ваша, всего этого достаточно, чтобы взрослую женщину убить наповал, а уж молоденькую...

Лена вернулась к матери, а спустя какое-то время обнаружила, что больна. Диагноз называть не обязательно, достаточно сказать, что лечиться пришлось долго и процедура эта была сопряжена со многими трудностями и унижениями. Правда, Лене повезло в том, что она сохранила внешнюю привлекательность и даже обрела какое-то новое очарование одухотворенности взамен прежней чуть бездумной кукольности. Так что работу она не потеряла, но утратила к ней былой интерес. Работала, как когда-то выполняла “супружеские обязанности”, — просто потому, что так было нужно.

С Борисом она столкнулась случайно, почти через год после того, как он сбежал от нее. Лена тысячу раз репетировала холодные и язвительные слова, которые она ему скажет, но, встретившись в гастрономе (а не в более романтичном месте, как мечталось), почему-то растерялась. Да и Борис был не один, а с эффектной брюнеткой. Он небрежно кивнул Лене — и этим бы все и кончилось, если бы не его издевательская усмешка, которую он не в состоянии был скрыть. И тут на Лену, что называется, “накатило”. Она подошла вплотную к нежной парочке и сказала брюнетке:

  • А вы, милочка, не боитесь подхватить какую-нибудь гадость? Ваш кавалер уже пол-Москвы перезаразил, да и в провинции, небось, отметился.

Брюнетка опешила, а Борис развернулся и одним коротким движением отправил Лену “в глубокий нокаут”. Позже оказалось, что он сломал ей челюсть, но в тот момент она ничего не ощутила — просто “отключилась”.

Конец у этой истории не то чтобы очень печальный, но и “хэппи-эндом” его вряд ли можно назвать. Борис получил “год условно”: кое-какие связи в нужных кругах у него были. Но бывший Ленин муж, Эдуард, решил использовать удачный момент, чтобы отомстить своему счастливому сопернику, и в одном из ночных клубов Бориса избили до полусмерти, после чего он предпочел из Москвы исчезнуть. Возвратить Лену Эдуард, правда, не пытался: у него уже была новая жена, кстати, тоже Лена.

А главная героиня этой истории удачно подписала контракт с одним из агентств в Юго-Западной Азии и уехала туда работать. У нее появились деньги, но она по-прежнему одинока и подчеркнуто избегает мужчин. И, может быть, именно поэтому пользуется у них огромным успехом.

Но чего она хочет от жизни, Лена по-прежнему не знает.

Светлана Иль