Навеки твоя Джейн (Джейн Биркин)

   Наверное, даже в раскованном и по-своему безумном мире шоу-бизнеса не найдется второй такой противоречивой фигуры, как Джейн Биркин. Всемирно известная певица с тоненьким, довольно слабым голосом; яркая актриса, снимавшаяся у известнейших режиссеров вроде Антониони; неистовая правозащитница, готовая продать собственную одежду, чтобы собрать деньги для неимущих; создательница культовой сумки «Биркин»; обладательница звания «французского секс-котенка шестидесятых» – и все это одна хрупкая женщина.

   Наверное, даже в раскованном и по-своему безумном мире шоу-бизнеса не найдется второй такой противоречивой фигуры, как Джейн Биркин. Всемирно известная певица с тоненьким, довольно слабым голосом; яркая актриса, снимавшаяся у известнейших режиссеров вроде Антониони; неистовая правозащитница, готовая продать собственную одежду, чтобы собрать деньги для неимущих; создательница культовой сумки «Биркин»; обладательница звания «французского секс-котенка шестидесятых» – и все это одна хрупкая женщина.

Глядя на нее трудно поверить, что когда-то она отправилась с миротворческой миссией в пылающее огнем гражданской войны Косово на… танке, который оказался единственным средством перемещения в том военном безумии. А гонорар от недавних концертов в России передала в комитет солдатских матерей для помощи мальчикам в военной форме.

И при этом для целых поколений людей по всему миру Джейн остается живым и очень трогательным символом неистовых шестидесятых, воспевающим свою вечную любовь – композитора и музыканта Сержа Гинсбура. Он умер уже много лет назад (в 1991-м году), оставив супруге воспоминания о невероятной нежности их отношений.

С первого дня их знакомства и до сей поры Джейн Биркин поет только его песни – от самой первой, подаренной ей десятилетия назад «Je T’Aime… Moi Non Plus» (которая стала во Франции сразу же хитом № 1, но была запрещена цензурой в некоторых странах из-за избыточного эротизма), до одной из самых знаменитых «Baby Alone In Babylon».

И это при том, что жизнь их не было простой, и, в конце концов, они разошлись. Может быть потому, что были слишком разными – сдержанность истинной жительницы туманного Альбиона и экспрессия настоящего француза.

Родители самого Гинсбура были евреями из Украины, сбежавшими во Францию после революции. Джейн родилась в декабре 1947 года в Лондоне. Ее отцом был капитан Королевского флота Великобритании и герой Второй мировой войны Дэвид Биркин, активно сотрудничавший в британской разведкой, а мать Джуди Кемпбелл пела и играла в театре, будучи самозабвенно влюбленной в сцену. Поэтому ее дочь Джейн вышла на театральные подмостки уже в 17 лет, представ в облике глухонемой девушки в пьесе Грэма Грина. А затем она запела в модных тогда мюзиклах.

Но, будучи по своему происхождению английской аристократкой, Джейн сделала свой выбор в пользу привольной Франции и в шестидесятых годах приехала туда делать карьеру. В итоге она стала символом настоящего французского шансона и сыграла почти в шести десятках кинокартин.

Правда, первой из них была английская молодежная лента «Сноровка», которая не принесла ей лавров и в которой она дебютировала вместе с юными Шарлоттой Рэмплинг и Жаклин Биссе. Но уже через год (в 1966 году) она снялась в знаменитом фильме Антониони «Фотоувеличение» (удостоенном Золотой пальмовой ветви на Каннском кинофестивале), где не побоялась предстать перед зрителями совершенно обнаженной. Кстати, этот поступок юной Джейн поддержала ее мать, которая была весьма далеко от традиционной английской чопорности и ханжества.

Джейн вообще шагала по жизни размашисто и без всякого страха. Если влюблялась – без колебаний выходила замуж и рожала от любимого мужчины детей. У нее было три мужа – и все из творческой среды. Это английский композитор Джон Барри (за которого она выскочила совсем молоденькой и который известен как автор музыки к одному из фильмов «бондианы»), режиссер Жак Дуайон и музыкант Серж Гинсбур, каждому из которых она родила по дочери.

В кино она тоже никогда не боялась экспериментов и не отказывалась от самых рискованных ролей. Так она снялась в 1981-м году в скандальном фильме своего будущего мужа Жака Дуайона «Блудная дочь», в котором поднималась тема инцеста. Если роль ей была интересна, она готова была за небольшие гонорары сниматься в фильмах даже никому неизвестных дебютантов. Именно она поддержала ставшего затем знаменитым Роже Варнье.

Среди работавших с нею режиссеров такие разные, как Годар и Клод Зиди. Иногда кажется просто невероятным, что одна и та же актриса может так блистательно играть в ситуационных французских комедия (кстати, долгое время она была неизменной партнершей Пьера Ришара и поэтому хорошо знакома российским зрителям) и сложных драматических картинах.

Но поворотным в ее жизни, бесспорно, стало знакомство с культовым провокатором и обаятельным интеллектуалом Сержем Гинсбуром, который был старше Джейн на 20 лет. Его песни пели Ив Монтан и Ванесса Паради, его бурный роман с блистательной Бриджит Бардо обсуждала вся Франция. Но брак Сержа и Джейн длился 12 лет, а их творческий союз не распался до смерти Гинсбура.

Именно он подтолкнул Джейн к сольным выступлениям с песнями. Когда это произошло, Биркин было уже за сорок. В таком возрасте дебют певицы не может быть успешным, однако ее альбомы расходились миллионными тиражами, на концерты приходили тысячи людей. А Джейн в свою очередь подарила супругу необычную черточку имиджа – трехдневную щетину. Именно Джейн и Серж ввели это в моду.

Казалось, что они навсегда нашли друг друга, но Гинсбур был уже слишком состоявшимся человеком – циником, отравленным черной меланхолией, скандалистом и бабником. За то, что он перепел «Марсельезу» в стиле регги, его хотели даже убить. Он переходил из скандалов в постоянные пьянки, драки и дебоши. Но, в конце концов, лопнуло даже ангельское терпение Джейн.

Они пошли по жизни разными дорогами. Оба снова создали семьи, но до сих пор (даже после смерти Сержа) связаны какими-то таинственными нитями, которые звучат так трогательно в песнях Джейн, что даже у самых закоренелых циников на глаза невольно наворачиваются слезы.

Стоит ли удивляться, что в судьбе этой необычной женщины были самые разные повороты? Говорят, однажды она летела на очередные гастроли, увешанная множеством сумок. Сидевший в салоне представитель знаменитого Дома моды Hermes удивился этому и поинтересовался, почему у нее так много вещей? Джейн пожаловалась, что никак не может подобрать себе удобную и вместительную. Они разговорились, и актриса в подробностях рассказала, какой в идеале ей видится подобная сумка. Так у Hermes появилась знаменитая культовая, одна из самых дорогих в мире сумка, которую благодарные создатели назвали в честь актрисы…

Василий СЕРГЕЕНКО

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...