Первая леди викторианской эпохи

  Эта женщина придумала многие элементы того, что сегодня называется британским образом жизни. Она стала основательницей многих царствующих династий и по праву называлась «бабушкой всей Европы», а ее имя носит целая историческая эпоха, которая до сих пор остается образцом для подражания…

  Эта женщина придумала многие элементы того, что сегодня называется британским образом жизни. Она стала основательницей многих царствующих династий и по праву называлась «бабушкой всей Европы», а ее имя носит целая историческая эпоха, которая до сих пор остается образцом для подражания…

При этом Виктория Александрина Саксен-Кобургская даже не была чистокровной британкой. Она представляла немецкую по происхождению Ганноверскую династию, и ее родители вплоть до самого рождения дочери жили в Баварии.

Только соображения политкорректности заставили их поспешно перебраться в 1819 году в Лондон, чтобы родившаяся у них девочка хотя бы формально имела британское происхождение.

Так в Кенсингтонском дворце 24 мая 1819 года родилась единственная общая дочь принца Эдуарда Кентского и вдовы немецкого принца Виктории Саксен-Кобургской, которой выпало править Британией в течение долгих 64-х лет.

А время ее правления затем назовут викторианской эпохой с ее особым стилем, взглядами и традициями.

Детство

Представители Ганноверской династии отличались на редкость буйным нравом, переходящим даже в безумие, склонностью к сумасбродству и пьянству.

Они с калейдоскопической быстротой сменяли друг друга на троне, но их было так много, что Виктория практически не имела шансов занять трон.

На это скорее рассчитывал ее отец – принц Кентский. Однако он умер, когда девочке едва исполнилось восемь месяцев.

Семья, несмотря на царственное происхождение, осталась практически без средств существования и в долгах. Так что детство маленькой Дрины (так ее звали родные) было безрадостным и наложило затем отпечаток на все ее жизненные принципы.

Девочка жила под жесточайшим контролем со стороны матери и ее секретаря Джона Конроя, который создал для Дрины особую систему воспитания, которая получила название «Кенсингтонской».

Дрина спала в одной комнате с матерью, не имела права ни с кем разговаривать без ее разрешения и без ее присутствия. Нельзя было публично выражать свои эмоции, отступать от установленного режима, читать книги вне утвержденного перечня, есть сладости, играть.

К тому же из-за отсутствия средств у бедняжки практически не было игрушек, обновки ей покупали только после того, как одежда вся снашивалась или становилась неприлично маленькой, а лишняя ложка супа становилась настоящим лакомством.

Привычка к экономии сохранилась у Виктории на всю жизнь. Роскошь и мотовство она считала безнравственными. Впрочем, для ее будущих подданных это оказалось благом.

Расчетливость и прижимистость помогли Виктории приумножить королевскую казну, а любимый ею стиль одежды с использованием простых недорогих вещей дал возможность среднему классу почувствовать себе равным аристократии.

При этом Дрина получила классическое образование. Она знала несколько языков, занималась математикой, историей и географией; хорошо разбиралась в музыке и писала прекрасные акварели; занималась конной выездкой.

Несмотря на то, что лет с 12-ти девочку стали постепенно готовить к шансу стать правителем Британии, на самом деле в это мало кто верил.

Когда умер правящий король Вильгельм IV, ей было всего 18 лет, а необходимость занять трон застала врасплох не только ее. К этому времени на британском престоле уже более ста лет не было женщин.

Церемония коронации Виктории проводилась впопыхах и не была даже толком подготовлена. Даже символ королевской власти – особое кольцо – не смогли подобрать по размеру, и архиепископ Кентерберийский едва не вывихнул Виктории палец, пытаясь его надеть.

Бледная растерянная девушка металась от матери к епископу с паническим вопросом: «А что я должна делать теперь?». Все видевшие это безобразие единодушно решили, что правление новой королевы будет недолгим.

Любовь и брак

Казалось, обстоятельства складываются так, что Виктория навсегда останется под жестким контролем окружающих ее людей и не будет играть никакой самостоятельной роли.

Тем более что и очень важный для любой царствующей особы шаг – заключение брака – был сделан ею также по подсказке и под контролем родных.

Принц Альберт

Ее властная мать и дядя – бельгийский король Леопольд, который, по сути, заменил ей умершего отца, выбрали в качестве будущего супруга Виктории ее двоюродного брата – принца Альберта Саксен-Кобург-Готского.

Однако при первой встрече он не произвел на Викторию никакого впечатления, а идти под венец без всяких чувств ей не хотелось даже ради интересов короны.

Лишь спустя два года ситуация изменилась. В октябре 1839 года бельгийский король уговорил своего племянника вновь приехать в Лондон и нанести визит кузине.

Виктория встретила принца Альберта у входа во дворец – и навсегда отдала ему свое сердце. Это была не просто любовь. Это была пылающая страсть, вихрь чувств, безграничное обожание.

Высокий стройный Альберт был действительно хорош собой и к тому же прекрасно образован. Он знал и любил музыку, разбирался в технике и многих науках, прекрасно ездил верхом, фехтовал и катался на коньках, он танцевал и обладал тонким чувством юмора.

Виктория же была маленького роста, с юности склонной к полноте, бледной. У нее было бледное одутловатое лицо, длинноватый нос и глаза навыкате – в общем, далеко не красавица, хотя и милая, как и все юные девушки.

Альберт не пылал страстью, но Виктория ему явно нравилась. Коли так, то зачем откладывать свадьбу? И молодая королева, впервые оставшись наедине со своим избранником, сама сделала ему предложение.

Их обвенчали 10 февраля 1840 года. Невеста была в белом платье с венком из флердоранжа, что на долгие годы сформировало в Британии свадебную моду (до этого платье невесты могло быть любого цвета).

Первую совместную ночь новобрачные провели в Виндзорском замке, который с тех пор навсегда остался для Виктории самым счастливым местом.

На следующее утро молодая жена отправила дяде Леопольду восторженное письмо: «Спешу Вам сообщить, что я счастливейшая из женщин, самая счастливая из всех женщин мира. Я действительно думаю, что невозможно быть счастливее меня и даже столь же счастливой».

Виктория родила «своему милому Альберту» девять детей. Их брак был идеальным, не омраченным никакими слухами, сплетнями и скандалами; он был образцом для подражания и лучше любых слов способствовал возрождению в Англии института крепкой семьи.

Именно Альберт ввел традицию праздновать Рождество в кругу семьи с обязательной елкой и подарками для прислуги – и это стало традицией для всей Британии.

Он уговорил Викторию использовать хлороформ при родах – так британская медицина стала использовать анестезию при родовспоможении.

Знаменитые британские чаепития – это тоже семейная традиция королевы Виктории и принца Альберта, которая стала незыблемой частью британского образа жизни. Альберт стал незаменимым помощником Виктории и в делах.

Королева не принимала практически никаких решений, не посоветовавшись с мужем. Его взвешенность, рассудительность, практичность, энциклопедические познания позволяли принимать безошибочные решения.

К тому же он очень интересовался техникой, что подталкивало и всю Британию вперед по пути технического прогресса.

Сказка оборвалась неожиданно и трагически. В начале декабря 1861 года Альберт заболел брюшным тифом. Он сгорел буквально за несколько дней. Уже теряя сознание, он продолжал шептать по-немецки: «Моя дорогая жена…».

Управление империей и поздняя страсть

Империя

Так неожиданно потеряв мужа, который был для нее всем, Виктория отгородилась от всего мира. С момента смерти мужа и до своей кончины в течение сорока лет она носила только черную траурную одежду. «Мир померк для меня», – писала она в своих дневниках.

Но, полностью погрузившись в свое горе, Виктория в конце концов оттолкнула от себя обожавший ее народ. В стране начались ропот и перешептывания: людей возмущало, что королева готова оставить на произвол судьбы целую нацию ради скорби по одному человеку.

Но если женщина в ней умерла вместе со смертью любимого мужа, то живший в ней жесткий и расчетливый политик заставил Викторию вернуться к публичной деятельности.

Впрочем, этого и следовало ожидать. Ведь уже после коронации все окружение Виктории столкнулось с тем, что за внешностью бледной скромной барышни кроется стальной характер.

И первое, что сделала новоиспеченная королева, – потребовала перенести ее кровать из материнской спальни в свою собственную, отдельную, а затем навсегда удалила мать и ее секретаря из дворца.

Столь же жестко она пресекла любые попытки премьер-министра лорда Уильяма Мельбурна повлиять на ее решения. В итоге лорд Мельбурн стал ее добрым другом и помощником в государственных делах на долгие годы и заложил первые шаги в формировании той мощной империи, в которую превратилась Британия в «викторианскую эпоху».

Считается, что именно Мельбурн выступил вместе с королевой Викторией против России, когда та стала слишком уж укрепляться и грозить интересам Британии во всем мире. В 70-е годы у королевы Виктории появился другой блистательный партнер по государственным делам – премьер-министром Англии стал Бенджамин Дизраэли.

Оба они были сторонниками имперской мощи Британии и расширения ее границ. Именно в этот период совместными усилиями королева и ее премьер-министр добиваются контрольного пакета акций Суэцкого канала, обойдя в этом Францию.

А в следующем году эта успешная политика приводит к тому, что Виктория провозглашается королевой Индии. Удается ей вместе с Дизраэли и свести на нет все успехи России в войне с Турцией, заставив российского императора отказаться от претензий на Балканы.

К этому времени под властью Англии оказалась примерно пятая часть всей суши. Британия была могущественна и богата, как никогда.

Последний друг

Принц Альберт

Одновременно Виктория продолжала лихорадочно увековечивать память своего дорогого Альберта. С годами это превратилось у нее в настоящую манию. В его честь переименовывались улицы, в разных городах появились памятники принцу Альберту.

Были построены мемориал рядом с Гайд-парком и знаменитый Альберт-Холл. Королева написала мемуары о жизни и деятельности супруга, а также выстроила огромную усыпальницу.

В ее покоях жизнь остановилась раз и навсегда. Здесь все было так, как при жизни Альберта. Каждый вечер слуга приносил для него чистую пижаму (говорили, что королева спала, обняв ее), каждое утро – горячую воду для умывания и чистый носовой платок. В его комнату ежедневно ставили свежие цветы и заводили часы.

При таком фанатичном обожании кажется странным, что в жизни Виктории мог появиться другой мужчина. Однако постепенно королева стала оказывать особые знаки внимания своему слуге Джону Брауну, который когда-то был конюхом у Альберта.

История их взаимоотношений окутана завесой тайны. Известно точно, что этот упрямый шотландец дважды спас королеве жизнь.

В первый раз перевернулась ее карета, а во второй раз при покушении на Викторию именно Браун смог задержать террориста (кстати, всего на королеву Викторию было совершено шесть покушений, и все – ирландцами, которые так боролись за свободу своей родины).

Все остальное остается только в области слухов и сплетен. Есть версия, что Браун устраивал для королевы спиритические сеансы, на которых она связывалась с духом обожаемого Альберта.

По другой версии, Виктория и Джон Браун даже были тайно обвенчаны… Ясно только то, что их связывала какая-то близость и доверительные отношения.

После смерти Брауна по велению королевы в ее шотландском замке Балморал была установлена статуя слуги. А в гроб Викторию, в соответствии с ее последней волей, положили вместе с фотографией Брауна и прядью его волос. Они были вложены в ее левую руку. А в правую руку королевы вложили слепок руки любимого супруга Альберта.

Умерла королева Виктория 22 января 1901 года на 82-м году жизни. В гроб ее положили в белом платье – так, отказавшись наконец-то от траура, она хотела порадовать своего милого Альберта при долгожданной встрече с ним.

Василий СЕРГЕЕНКО

Популярное
Group