Молчаливый сфинкс Франции (Филипп Красивый)

   «Тихо, не дай Бог, король посмотрит на нас. От его взгляда кровь стынет в жилах, и кажется, вот-вот остановится сердце. Вот же дал Бог силу», - шептались придворные, глядя на то, как их необыкновенный монарх шествует по тронному залу. Филипп IV не зря получил свое прозвище Красивый. Правильные черты лица, большие неподвижные глаза, волнистые темные волосы. Он был похож на великолепную скульптуру, неподвижную и завораживающе недоступную в своем величественном отрешении. Меланхолия, вечным отпечатком лежавшая на его лице, сделала его в истории личностью загадочной и неповторимой.

«Тихо, не дай Бог, король посмотрит на нас. От его взгляда кровь стынет в жилах, и кажется, вот-вот остановится сердце. Вот же дал Бог силу», - шептались придворные, глядя на то, как их необыкновенный монарх шествует по тронному залу. Филипп IV не зря получил свое прозвище Красивый. Правильные черты лица, большие неподвижные глаза, волнистые темные волосы. Он был похож на великолепную скульптуру, неподвижную и завораживающе недоступную в своем величественном отрешении. Меланхолия, вечным отпечатком лежавшая на его лице, сделала его в истории личностью загадочной и неповторимой.

Филипп был вторым сыном Короля Филиппа III и Изабеллы Арагонской. В ангельских чертах младенца уже тогда просматривалась необыкновенная красота и вряд ли счастливый отец, глядя на своего отпрыска, мог предположить, что ему предстоит стать последним масштабным представителем королевского рода Капетингов. Филиппа III нельзя назвать удачливым монархом. Феодалы не очень-то ему подчинялись, казна пустела, а папские легаты диктовали свою волю.

И когда всемогущий папа приказал французскому королю возглавить поход в Арагонию, чтобы наказать арагонского короля за отобранную у любимца папы (Карла Анжуйского) Сицилию, Филипп не смог противиться, и французская армия отправилась в поход. Судьба оказалась не на стороне Филиппа: французы потерпели тяжелое поражение, а сам король скончался на обратном пути.

Его семнадцатилетний сын, сражавшийся вместе с отцом, из этого плачевного предприятия вынес один, но очень важный урок – устойчивое нежелание служить чужим, пусть даже папским, интересам. В 1285 году состоялось коронация Филиппа IV и началась его эра, которую во всех отношениях можно было назвать «новой».

В первую очередь юному королю пришлось разобраться с наследием отца, решить арагонскую проблему. Решил он ее самым что ни на есть выгодным для Франции способом – полностью прекратил военные действия, несмотря на настоятельные возражения святейшего престола. Настоящим шоком для средневековой Европы стал отказ совсем еще неопытного монарха от услуг высокопоставленных советников своего отца. Вместо этого он учредил Королевский совет, членство в котором обеспечивалось особыми заслугами, а отнюдь не дворянским происхождением. Для феодального общества это было настоящей революцией.

Таким образом доступ к власти получили люди не знатные, но образованные. За знание законов их называли легистами и очень ненавидели. Особую роль при дворе Филиппа Красивого играли трое его приближенных: канцлер Пьер Флотт, хранитель печати Гильом Ногаре и коадъютор Ангерран Мариньи. Вознесенные к власти самим королем, они были чрезвычайно преданны ему и определяли ход всей политики государства.

А вся политика Филиппа IV сводилась к решению двух проблем: как присоединить к государству новые земли и где взять на это деньги.

Даже брак Филиппа был подчинен великой цели расширения Франции: он женился на Жанне I, королеве Наварры и графине Шампанской. Это брак дал ему возможность присоединить к своим владениям Шампань, а также привел к первому объединению Франции и Наварры.

Но и это не было пределом мечтаний короля. Отказавшись от пособничества папским интересам, Филипп сосредоточил внимание на делах английских. Камнем преткновения стало желание монарха заполучить Фландрию. Вызвав Эдуарда I на суд парижского парламента, и воспользовавшись его отказом как поводом к войне, обе стороны, обзаведясь союзниками, с большим удовольствием приступили к военным действиям. Узнавший об этом папа Бонифаций VIII призвал обоих монархов примириться. И оба проигнорировали этот призыв.

Дело усложнилось еще и тем, что Филипп остро нуждался в деньгах на ведение войны, а потому запретил вывозить золото и серебро из Франции в Рим. Папа лишился одного из источников дохода и отношения между Филиппом и Бонифацием теплее от этого не стали. Папа пригрозил отлучением Филиппа от церкви. И тогда легисты взялись «за оружие», то есть за перья и выдвинула против папы целый ряд обвинений как в кознях против Франции, так и в ереси.

Агитация принесла свои плоды: французы перестали бояться папского гнева, а отправившийся в Италию Ногаре состряпал против папы обширный заговор. Вскоре уже довольно престарелый Бонифаций VIII умер и на папский престол сел ставленник Франции Климент V. Папский спор был решен.

Филиппу всегда не хватало денег. Политика объединения и присоединения, которую он вел, требовала больших затрат. Первой жертвой финансовых затруднений короля стала монета. Ее вес значительно облегчили, а выпуск увеличили, что привело к росту инфляции. Вторым пунктом финансовой программы короля стало налогообложение. Налоги постоянно росли, из-за чего вспыхивали народные волнения. Ну и наконец - дело тамплиеров.

Орден тамплиеров возник в начале XII века в Иерусалиме. Представлял он из себя рыцарей, охранявших Гроб Господний. Помимо этого рыцари - тамплиеры охраняли собственные, весьма немалые, богатства и деньги тех, кто им доверял. Наступление мусульман вынудило уйти тамплиеров из Святой земли, и со временем основной их функцией стала именно финансовая. Практически они стали банком, который хранил и вкладывал деньги.

Одним из должников ордена был сам Филипп Красивый. Как показала жизнь, король очень не любил отдавать долги и поэтому в 1307 году под молчаливое согласие папы, все тамплиеры по всей Франции были в один день арестованы. Процесс над орденом был явно шит белыми нитками, обвинения надуманы, допросы велись с применением пыток и дело закончилось запылавшими кострами по всей Франции. Сожжен был и великий магистр ордена Жан Молэ.

Как свидетельствовала народная молва, перед казнью магистр проклял Климента V и Филиппа IV и предрек первому смерть через сорок дней, а второму – через двенадцать месяцев. Предсказание удивительным делом сбылось. Папа скончался от дизентерии через тридцать три дня после казни Молэ, а король после этого заболел какой-то странной болезнью и скончался 29 ноября 1314 года. Проклятие легло и на потомков Филиппа. Трое его сыновей – «проклятые короли» - не оставили на троне потомства, согласно проклятию тамплиеров, и род Капетингов вскоре прервался.

Филипп Красивый так и остался фигурой загадочной и противоречивой в истории. Одни его называют великим реформатором, другие жестоким деспотом, попавшим под влияние своих советников. Результаты его царствования оказались неутешительными: вертикаль власти до конца так и не сформировалась, зато в конец расстроились финансы.

Зигзаги его политики, как и частые перепады настроения, а так же манеру замирать, не мигая уставившись в одну точку, многие современные исследователи связывают с маниакально-депрессивным расстройством его сознания. По свидетельству очевидцев, в определенные периоды он был весел, говорлив и даже шутил. Но скоро становился мрачным, замкнутым, молчаливым и равнодушно жестоким. Что ж, сильным мира сего тоже свойственны слабости. И, тем не менее, король Филипп Красивый за время своего правления сделал Францию самой сильной страной мира и начал новую эру в истории этого государства.

Людмила ГОРШКОВА

фото: bessarabiainform.com

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...