Коварная императрица Люй

   Немолодая, но сохранившая следы былой привлекательности женщина медленно шла вдоль берега реки. Ее взор был устремлен вдаль, а на губах играла улыбка. Из императорского сада нельзя было рассмотреть крепость Пинчен, где томился захваченный гуннами Лю Бан. Но она знала, что он ждет ее помощи, и знала, как она ему поможет. «Пока я жива, другой императрицы в Китае не будет»,- тихо произнесла она и властным жестом подозвала трепетавшего от страха гонца.

   Немолодая, но сохранившая следы былой привлекательности женщина медленно шла вдоль берега реки. Ее взор был устремлен вдаль, а на губах играла улыбка. Из императорского сада нельзя было рассмотреть крепость Пинчен, где томился захваченный гуннами Лю Бан. Но она знала, что он ждет ее помощи, и знала, как она ему поможет. «Пока я жива, другой императрицы в Китае не будет»,- тихо произнесла она и властным жестом подозвала трепетавшего от страха гонца.

Она, Люй, всегда принимала правильные решения. Ее проницательному уму могли позавидовать сотни мудрецов. И худо приходилось тем, кто за широкой спиной Лю Бана умудрялся не заметить изящный стан его верной жены. Эта глупышка Мэй, конечно же, ни в чем не виновата, но император слишком увлекся ее юной красотой. Чего доброго он вознамерится взять себе вторую жену и тогда ей, Люй, только и останется, что коротать дни в каком-нибудь горном монастыре. «Как вовремя эти дикие варвары потревожили границы Великой Империи». Тонкие губы Мэй презрительно изогнулись при воспоминании о неопрятных и необразованных гуннах, но, надо сказать, в этот раз они явились весьма кстати. Император тотчас выступил навстречу врагу, оставив управление страной своей мудрой жене. И вот он теперь сидит в этой мрачной крепости и ждет ее помощи.

«Я помогу тебе, любимый!»... Отражение ее мрачной улыбки утонуло в желтых водах реки Вэй.

На следующий день гонец отправился к предводителю гуннов, и в обмен на снятие осады предложил ему прекрасную девушку Мэй. Гонец ничуть не сомневался, что после этого предложения его непременно убьют. Где это видано, чтобы императора променяли на женщину? Однако дикий гунн был настолько пленен портретом красавицы, что сразу принял условие сделки.

Люй ждала возвращения мужа с некоторой опаской. И как он отреагирует на ее «дипломатический» ход? Все-таки немолодой Лю Бан был очень увлечен этой знатной девицей. Но император лишь хитро улыбнулся своей коленопреклоненной жене:

- Не зря я взял тебя в жены, ты достойна меня,- сказал он. - Проклятые гунны ушли в свои степи, и это ровным счетом ничего нам не стоило. Или почти ничего, - весело расхохотался Лю Бан.

За все это время она ни разу не пожалела о том, что когда-то, тридцать лет назад, она, самая красивая девушка деревни, приняла предложение этого маленького неказистого крестьянина. Проницательная девушка почувствовала, что за непритязательной внешностью Лю Бана скрывается твердая решимость, напористость и отвага. Они неистово любили друг друга, надеялись на лучшее, и их время пришло. Время смутное и неспокойное.

Всемогущий и жестокий император Шихуанди умер, а его наследник оказался слаб духом и не способен управлять могучей империей, оставленной ему отцом. Через три года он покончил с собой, и страну разорвала на части междоусобная война. Лю Бан распрощался с тихой жизнью в деревне и поступил на службу в полицейский участок. Однажды, когда он вел в город скованных цепью преступников, он остановил их в придорожном лесу и произнес речь, предложив каждому сделать выбор. Либо отправляться в город и далее на плаху, либо остаться с ним и позаботиться о себе самостоятельно.

С этой кучки бывших преступников началась его победоносная война. Небольшой отряд вскоре превратился в огромную армию, с которой Лю Бан смог завоевать провинцию Хань. Эта военная победа открывала ему дорогу на китайский престол. На пути к заветной цели оставалось только одно препятствие - Сян Юй, владыка Сычуани, человек глупый, но отважный. Борьба двух «титанов» шла с переменным успехом, но все же счастье было на стороне Лю Бана. Ему удалось окружить остатки армии Сян Юй, а противника захватить в плен. Храбрый Сян Юй на глазах у победителей перерезал себе горло, и с тех пор у Лю Бана больше не осталось соперников.

Он гордо занял пустующий престол китайских императоров, и радости Люй не было предела. Первое время им пришлось не легко. Те, кто помог вчерашнему крестьянину добыть императорскую корону, требовали больших вознаграждений, рассчитывали на восстановление феодального правления, которое было разгромлено деспотом Шихуанди. Лю Бан вовсе не собирался делиться властью с новой знатью. Пришлось хитрить и лавировать, прежде чем убрать всех бывших соратников и стать единоличным правителем Поднебесной.

Рука об руку они прошли путь от крестьянской мотыги до императорского трона. Но за это время ее кожа потеряла упругость, а глаза - веселый задор молодости. И престарелый император все чаще стал попадать под влияние юных красавиц. Не успела она разобраться с этой Мэй, как наметилась еще одна опасность. В гарем императора доставили с юга не знатную, но невероятно прекрасную наложницу Ци.

Дряхлеющий Лю Бан потерял голову от ее совершенной красоты, и вскоре она родила ему сына, названного Жу И. Поначалу Люй не очень беспокоилась. У императора всегда было много наложниц. Но влияние Ци постепенно росло. Ее одежды были богаче, а покои роскошней, чем у самой императрицы. А рождение Жу И отметили столь грандиозными празднествами, что Люй встревожилась не на шутку.

- Это всего лишь сын наложницы, а чествуют его как императорского наследника, - жаловалась она министру Сяо Хо.

Золото развязало язык хитрого вельможи. Оказывается, недалекая Ци успела разболтать везде и всюду, что император собирается назначить своим наследником именно ее сына Жу И, а после смерти Лю Бана она станет самой могущественно женщиной империи.

Люй молча выслушала эту новость, на ее лице не дрогнул ни один мускул, но если бы легкомысленная болтушка Ци заглянула в черные глаза императрицы, она бы предпочла отрезать себе язык собственными руками.

Надо было спешить, времени оставалось мало. Если император успеет назначить новорожденного Жу И своим преемником, она проиграет эту войну. Воля императора в глазах народа - закон, значит… Значит, Лю Бан должен умереть раньше, чем совершит эту глупость. Люй любила своего мужа, но власть она любила больше.

В жаркий июньский день 195 года император получил от лекаря чудодейственную мазь, чтобы успокоить ноющую застарелую рану. Мазь помогла… на следующий день он умер, не успев оставить завещание. Трон перешел к их общему сыну Лю Иню, умственные способности которого оставляли желать лучшего. Истинной же правительницей при вялом и слабоумном сыне стала она, Люй.

Первое, что сделала злопамятная императрица - отомстила наложнице, посмевшей претендовать на ее место. Красавицу Ци палачи искалечили чудовищным образом. Ей отрубили ноги и руки, выкололи глаза и в таком виде отнесли на скотный двор, где кормили отбросами. Несчастного Жу И устранили тоже.

На пути безраздельного господства, однако, оставалось еще одно досадное недоразумение - молодой Лю Хоан, сын еще одной наложницы. Он был здоров и предприимчив, и Люй обоснованно опасалась, что рано или поздно он попытается сместить ее с престола. Для юного принца на пиру было приготовлено вино с ядом. Но глупый Лю Инь неожиданно выхватил у брата чашу и вознамерился выпить ее содержимое. Испугавшаяся императрица буквально вырвала у сына отраву, а молодой Лю Хоан все понял. Он тотчас поспешил покинуть императорские покои и скрыться от вездесущих глаз императрицы.

Лю Инь правил всего лишь семь лет. Он был чрезвычайно глуп, и его непредсказуемые выходки очень раздражали мать. Внезапно он скончался, оставив после себя только одного наследника мужского пола. Мальчик, несмотря на крепкое здоровье, вскоре тоже неожиданно умер. Тогда Люй посадила на трон марионетку – правителя Чананя, ставшего императором под именем Кон. Нового правителя Китая интересовали только женщины и пирушки. Люй это устраивало как нельзя лучше. Пока новый император гулял и веселился, она крепко держала власть в своих еще сохранивших крестьянские мозоли руках.

Люй правила единолично и безраздельно. Но годы шли, ей было уже под семьдесят. Тело разъедали болезни, страшные боли заставляли выть по ночам и не давали передвигаться днем. Она таяла на глазах, и многочисленные недоброжелатели императрицы вспомнили о некогда бежавшем принце Лю Хоане.

Лю Хоан не упустил данный ему судьбой шанс. Под покровом ночи с группой вооруженных единомышленников он ворвался во дворец императрицы. Однако опоздал. Люй лежала на золотом покрывале, а вокруг курились благовония. Она покинула этот мир непреклонной и непобежденной, лишив заговорщиков сладости мести. В сердцах они перебили всех родственников умершей, собравшихся вокруг ее тела. Но сама она была уже недосягаема.

Постепенно все страсти в Поднебесной улеглись. Старую императрицу похоронили со всеми положенными почестями. А Лю Хоан стал императором под именем Хао Вэн и продолжил великую династию Хань, основанную предприимчивым крестьянином Лю Баном.

Людмила ГОРШКОВА

Популярное
Group