Гражданский супруг Елены Ксенофонтовой ответил на ее обвинения

Неделю назад в эфире Первого канала 44-летняя актриса Елена Ксенофонтова рассказала грустную историю своей семьи. Она борется за квартиру с отцом своего ребенка и обвиняет его в домашнем насилии. Сегодня Александр впервые рассказал свою версию событий.

«Наши отношения испортились в том числе и из-за вспыльчивости Елены. Бывает, слово за слово, мы ругались… Но если в нормальной семье на этом все заканчивалось, то у нас нет. Елена в порыве эмоций часто начинала меня бить. При детях — ее старшем сыне Тимофее, нашей маленькой Соне. Я уговаривал хотя бы выйти в другую комнату, поговорить. Долго терпел, пока в какой-то момент не получил сотрясение мозга и не оказался в Институте имени Склифосовского», — рассказал мужчина «СтарХиту» причину того, что они с женой стали чужими людьми и просто жили в одной квартире.

Однажды, вернувшись с работы, Александр обнаружил, что на дверях стоят новые замки, а жена с ребенком собрала вещи и уехала. «Мне стало известно, что Елена продала квартиру адвокату Александру Добровинскому, который предоставил ей юристов из своего бюро. Соню после этого "побега" не видел почти три месяца. Две недели ежедневно приходил в садик, музыкальную школу, надеясь застать ее там, но педагоги говорили, что она перестала посещать занятия. В конце концов Елена дала мне встретиться с дочерью. После этого она обратилась в суд, чтобы определить место жительства Софьи и "правила" ее общения с отцом. Я подал встречный иск! Ни в коем случае не собираюсь запрещать матери воспитывать дочь, просто не хочу страдать от непредсказуемого поведения супруги», — объяснил он.

Александр также сообщил, что на порог новой квартиры, где живет его дочь, его не пускают, подарки девочке он дарит при встречах. «Сонечка не теряет надежды, что мы снова будем вместе», — признался он.

О грядущем расставании пары пресса заговорила в конце декабря. Они прожили в гражданском браке больше 5 лет.

Сейчас Елена просит всех неравнодушных подписать петицию в Сети.

Я молчала. Долго. Слишком долго. Молчала, потому что оберегала свою семью, своих детей. Молчала, потому что было стыдно и страшно. Потому что верила, что справедливость восторжествует (а как иначе). Потому что мой мозг отказывался воспринимать ТАКУЮ реальность. РЕАЛЬНОСТЬ Ровно год назад по ложному обвинению бывшего гражданского мужа и отца моей дочери в мировом суде Пресненского района было возбуждено уголовное дело в порядке частного обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.1, ст. 116 УК РФ (хулиганство). Ровно год (больше 25-ти заседаний!) я пыталась доказать, что ни в чем не виновата, что ни я, а он напал на меня, а я лишь ЗАЩИЩАЛАСЬ. Было все: куча свидетелей, включая ту, которая находилась в момент конфликта в доме и видела своими глазами, как он восседал на мне и выкручивал руки; мои зафиксированные побои в травмпункте, медицинская экспертиза, подтверждающая побои; рапорт участкового и т.д. Но тщетно. 26-го декабря 2016 года Мировой судья вынес мне ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, абсолютно проигнорировав все вышесказанное и приняв за истину показания истца - «...Ксенофонтова, стоя до того ко мне спиной, резко развернулась в мою сторону и рукою нанесла мне более трех ударов в голову, в правую височную часть, а также в область средней лицевой части, после чего легла на кровать и стала звать на помощь, выкрикивая при этом также утверждение о том, что я ее убиваю. Все вышеуказанные насильственные действия Ксенофонтовой причиняли мне сильную физическую боль. Находясь в состоянии «нокдауна», я инстинктивно схватился правой рукой за ту часть головы/лица, куда Ксенофонтовой были нанесены удары, а левой рукой и левым коленом оперся на кровать, на которой в тот момент уже лежала Ксенофонтова...»

Фото опубликовано Елена Ксенофонтова (@elena_ksenofontova_official) Янв 24 2017 в 3:44 PST

«Меня признали виновной в УМЫШЛЕНОМ нанесении ссадины и приговорили к штрафу. Истец, правда, весь год настойчиво пытался убедить суд, в том, что я нанесла ему куда более серьезные повреждения — закрытую черепную травму (сотрясение головного мозга), что по задумке тянуло на более серьезную статью (115) и должно было повлечь более суровое наказание (вплоть до лишения свободы). Но «подвели» судмедэксперты и не подтвердили этот диагноз. Пришлось довольствоваться малым.
ЗАЧЕМ ВСЕ ЭТО НУЖНО
КВАРТИРА. Да, квартира. Все просто до пошлости. И рвоты... Когда-то в приступе непредсказуемой (теперь вполне объяснимой) щедрости мой гражданский муж подарил мне квартиру, оформив дарственную. (Нет, я не мыкалась по углам в тот момент. Отнюдь. Мы с сыном жили в собственной просторной, с любовью отремонтированной и обставленной квартире в центре Москвы.) Квартиру, находящуюся на стадии ремонта и обремененную немалым долгом за коммунальные услуги. У него на тот момент (а потом и на протяжении всей нашей совместной жизни) были «трудности на работе». Искренне желая уберечь любимого от лишних расстройств, я взяла все финансовые расходы на себя. Очень быстро стало ясно, что две квартиры я не тяну. Пришлось продать старую, закончить ремонт в новой, обставить мебелью, техникой и т.д. Попутно отдать четвертую часть стоимости моей квартиры на обучение его племянника в Лондоне. (К слову говоря, этот самый племянник сейчас активно помогает моему бывшему гражданскому мужу судиться со мной. Выучила.) И переехать жить в новую. Вместе. Теперь, когда после нескольких лет моральных и физических унижений, вранья, измен, многочисленных скандалов, шантажа, упреков в том, что виновата во всех его неудачах, бесконечных запугиваний я вдруг озвучила свое намерение расстаться и попросила уйти, он внезапно понял, какую ошибку совершил когда-то. С этого момента началась серьезная работа мозга профессионального адвоката. И решение было найдено. Оказывается, если доказать, что ОДАРИВАЕМЫЙ (то есть я) покушался на жизнь ДАРИТЕЛЯ (его), то ДАРСТВЕННУЮ МОЖНО ОТОЗВАТЬ.
3-го февраля 2017 года в районном суде состоится заседание апелляционной комиссии, где либо подтвердят прежний приговор, либо вынесут оправдательный, на что надежды мало. Никакой надежды. Если первое, то приговор сиюминутно вступит в силу. Дальше все по списку...
ЧТО ПРЕДПРИНИМАЛОСЬ
Еще год назад на первом заседании суда я подала встречный иск о возбуждении уголовного дела против него. Мне было отказано, так как мой бывший гражданский муж — человек ОСОБОГО СТАТУСА (адвокат). Мы обратились в следственный комитет. За этот год мы получили ПЯТЬ ОТКАЗОВ, которые отменялись прокуратурой, после поданной очередной нашей жалобы. На днях получили шестой.
И ГЛАВНОЕ
Параллельно вот уже больше полугода идет гражданский суд о месте определения проживания нашей дочери, порядке общения и взыскании алиментов. Чтобы отобрать у меня ребенка, он пытается выискивать на меня какие-то компроматы)), выставлять монстром, смертельно больной, психически неуравновешенной и т.д. Размахивает не вступившим в силу приговором — как можно доверять ребенка уголовнице?!! МОЛЧАТЬ НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ
Говорю. Потому что испробовано все (многое осталось за скобками). Потому что наконец понимаю, что дальнейшее молчание сродни самоубийству. Потому что, сделав один шаг, необходимо делать следующий и идти до конца. Потому что задыхаюсь от несправедливости. Потому что просто боюсь не дотянуть», — добавила она в комментариях.

Фото: instagram.com