Елена Летучая идет на рестораны Москвы: почему такая паника? Действительно ли все так плохо и стоит ли жителям столицы реже ходить в рестораны? Специально для читателей Passion.ru свое мнение о программе высказали директора и шеф-повара популярных ресторанов Москвы. Правда, заполучить комментарии оказалось нелегко — 11 ресторанов «слились» сразу, сказав, что тема скользкая — такого пиара им не надо. На вопрос: «Вы чего-то боитесь?» ответа не последовало. Хотя нет, некоторые решились выступить инкогнито.

Провинциальный «Ревизорро»

«Ревизорро» вызывает неоднозначную реакцию у рестораторов, в основном негативную. Ибо неинтересны проверки, когда кто-то снимает на камеру происходящее на кухне, показывая недочеты в работе. К тому же Лена Летучая, используя тайных гостей, занимается откровенными подставами, создавая нестандартные условия работы для официантов, отельеров и так далее.

Не стоит забывать и о том, что ее приход всегда нарушает технологические процессы на кухне и в ресторане, вносит сумятицу в работу. То есть изначально ее приход в ресторан или отель — это стрессовая ситуация для персонала, рисков много, а плюсы достаточно иллюзорны.

Придраться на кухне всегда найдется к чему, было бы желание. И методы оценки не всегда объективны и достоверны. Она проверяет маркировку и на этом основании делает вывод, что продукт свеж, но ведь может быть так, что повар ставит новую маркировку на вчерашний продукт, и наоборот — продукт свежий, а маркировка старая из-за того, что сотрудник не успевает обновить данные.

По факту, конечно, она шороху навела в «Одессе маме» и в других местах, но дело в том, что нормальный ресторатор и нормальный шеф сами всегда следят за свежестью продуктов, ибо никому не хочется травить гостей. Кроме вреда для клиента, это наносит существенный вред имиджу ресторану и опять же бьет по выручке заведения. И после пищевых отравлений почти всегда приходят проверки. К Летучей относятся как к ведущей, которая в погоне за рейтингами стремится к скандалам. И, конечно, все понимают, что народ на ее стороне.

Сказать, что после первой же московской феерической проверки остальные как-то по-особенному начнут к ней готовиться? Не факт. В перчатках повара как не работали, так и не работают. А кому нужно для технологических процессов быть в перчатках, надевает их. Чистота на кухне соблюдается всегда, ибо ты не можешь оставить сменщику грязную плиту, эти нормы не выдуманы на пустом месте, все имеет под собой основу и базис.

Понятное дело, что пускать ее никто не хочет: любой нормальный шеф против камеры у себя на кухне… Ну а уж если придет, так ничего не сделаешь. По закону она точно имеет право снимать в ресторане, но по съемкам в служебных помещениях единого мнения нет. Она апеллирует к постановлению закона, а из-за того, что она с камерой, многие тушуются.

В общем, дело ее благое, другой вопрос, как все это делается, в каком свете выставляются рестораны, не всегда заслуженно получая негативные оценки и теряя репутацию.

 

[pagebreak]

Ну что ж, а теперь свое мнение о программе выскажут  те, кто ничего не боится. И мы им благодарны!

Хусаджанов Умид, владелец ресторана Too much

«Ревизорро» не боюсь. Пусть приходят. Наверняка что-то найдут, ничего идеального не бывает! Другое дело, что вламываться в ресторан — это некрасиво. Есть закон, по которому я могу не пустить человека на порог своего ресторана, но нет закона, по которому я могу выгнать гостя. Так что, раз уж пришли, пусть снимают, как бы провокационно при этом себя ни вели.

Мы постоянно проводим тренинги с персоналом на тему того, как вести себя в разных стрессовых ситуациях. Придется на всякий случай проиграть ситуацию на тему наглых людей с камерами, которые ломятся на кухню…

Андрей Заварницин, бренд-шеф Meatless

Визита программы не боимся. Нам скрывать нечего. Все на виду. Если Летучая с командой найдет недочеты, мы ее выслушаем и примем меры. Идеальных ресторанов не бывает. Но мы даем гостю качественную еду, все довольны. И у нас есть свой собственный внутренний контроль.

Что касается того, допустили ли бы мы к себе на кухню съемочную бригаду… Ресторан — это частная территория, поэтому здесь встает вопрос о нашем желании допустить или не допустить кого-то на кухню. Многим не нравится, когда вторгаются на его территорию без предупреждения. И это тоже их право: пускать или не пускать.

Ну а зрителям не стоит забывать, что это развлекательная программа, шоу.

Анастасия Татулова, управляющий партнер сети семейных кафе-кондитерских Андерсон

Отношусь к программе нейтрально, рейтинговая программа на скандале. Заточена на негатив. Не боюсь. Специально не готовимся, да и они уже были. Кроме того, у нас очень сильная своя служба качества, которая осуществляет подобные проверки каждый день. Считаю, что права заходить на кухню ведущая не имеет. Более того, многие вещи, которые она произносит, показывают странность наших устаревших требований к индустрии. Стандарты обновлялись в 2003 году. С этого момента оборудование, соответственно и сроки годности того, что приготовлено и упаковано на таком оборудовании, существенно изменились. А по закону требования остались все те же. С другой стороны, там, где они находят нарушения, в целом видно, занимаются люди санитарией и контролем кухни или нет. Поэтому пользы больше, чем вреда. Просто время тяжелое, мы все и так замучены и проверками, и кризисом, а тут еще это на нашу голову! Вот в «Хачапури» ей ведро на голову вылили — и морально я их понимаю.

У нас, кстати, программа была два раза, сняли два выпуска. В итоге дали наклейку.

[pagebreak]

Адвокат, руководитель проекта «Народный адвокат» по ЮВАО города Москвы Илья Рейзер

Илья Рейзер адвокат

В последнее время получила широкую известность скандальная передача «Ревизорро». Телеведущая посещает заведения общественного питания и устраивает «проверку» качества приготовления пищи, чистоты помещений и т.д. Ведущая программы ссылается на ФЗ № 2124 ««О средствах массовой информации».

Данный закон не предоставляет журналистам (штатным и нештатным работникам средств массовой информации) неких особых прав, позволяющих беспрепятственно проникать в любые организации. Поскольку в законе отсутствуют упоминания о таком праве, журналисты могут посещать организации на общих основаниях. Если распорядком заведения общественного питания запрещен проход посторонних в кухонное помещение, то не могут зайти туда и представители прессы. «Ревизорро» злоупотребляет правами СМИ.

Проверку санитарных и иных норм осуществляют органы государственной власти. Средства массовой информации к числу данных контролирующих органов не относятся. Поэтому действия «Ревизорро» в данном случае можно рассматривать не иначе, как попытку присвоения властных полномочий.

Во-вторых, предприятия общественного питания не являются «общественным местом», поскольку единственное определение «общественного места» содержится в ст. 20.21 КоАП РФ «Появление в общественных местах в состоянии опьянения». Там в качестве общественных мест указываются улицы, парки, стадионы, общественный транспорт. Рестораны, бары или кафе к таким местам не относятся. Нельзя считать общественными местами служебные и подсобные помещения кафе и ресторанов.

Кроме того, нигде в 2124 ФЗ не указано, что журналист вправе беспрепятственно заходить не в общественные места, тем более в качестве проверяющего, вдобавок к собственнику.

Постановление 1036 Правительства РФ «Об утверждении правил оказания услуг общественного питания» не дает права инспектировать кухни ресторанов и кафе, а только прописывает, что по требованию потребителя исполнитель должен предоставить полную информацию о продукте питания — название, цену, сведения о весе продукта, его пищевой ценности, применяемых ингредиентах, витаминах. То есть «Ревизорро» своими действиями нарушает законодательство РФ, пытаясь подменять органы власти и присваивать себе властные полномочия. Этим занимаются и многие другие подобные группы общественных активистов, к примеру «СтопХам» и «Лев против».

Действия съемочной группы «Ревизорро» подпадают под действие статей УК РФ 136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина», 143 «Нарушение требований охраны труда», 201 «Злоупотребление полномочиями», 330 «Самоуправство». При обращении потерпевших от действий «Ревизорро» в правоохранительные органы не исключено, что участников противоправных действий привлекут к уголовной ответственности.