В моей жизни это чудо происходило дважды, в результате – дочка и сын. Первое чудо появилось давно, шестнадцать лет назад.

В моей жизни это чудо происходило дважды, в результате – дочка и сын. Первое чудо появилось давно, шестнадцать лет назад.

УЗИ в ту пору в нашей дальней провинции было не для всех доступно, и мы до последнего дня не знали, кого ждем. Но хотелось мальчика, муж, который был уверен в том, что будет мальчик, даже разговоры на тему пола будущего ребенка не поддерживал. Меня это несколько настораживало, и мне хотелось как-то подготовить его и к другому варианту. Но когда я попробовала поговорить с ним об этом, он остановил меня словами: «Ну мы же договорились, что будет сын!». Я отступила, решив «Будь, что будет!».

Началось все утром, когда муж и родители ушли на работу. Еще было недели две-три до предполагаемого срока, поэтому все были спокойны и расслаблены.

Телефона дома не было, а была десятилетняя сестра. Я разбудила ее (лето, каникулы!), написала на листочке все, что необходимо сказать в трубку, и отправила к ближайшему телефону-автомату. А сама надела красивую ночную сорочку и легла – видимо, в надежде, что врач приедет и вылечит!

Сестра сообщила, что ей долго не хотели верить, какие уж она нашла слова (видимо, от испуга и серьезности ситуации), но последние слова дежурной «Скорой помощи» были: «Ну, смотри, машину отправляю, но не дай Бог ты меня обманула!»

Врач «Скорой» с порога оценила ситуацию и прикрикнула: «Чего лежишь-то? Собирайся быстрее!!!» Я поняла, что амбулаторные методы в этом случае не помогут.

Все произошло быстро и не так жутко, как ожидалось. Самым страшным моментом было надрезание мягких тканей ножницами, причем безо всякой анестезии, «на живую». Что-то я сказала им в этот момент про гестапо, про пытки, и про то, какие они добрые и ласковые. Но тут началось самое интересное, и я переключилась на этот процесс.

У ребенка было тазовое предлежание, то есть вначале родилась попка с пяточками, а потом все остальное, так я узнала пол ребенка еще до того, как он полностью родился, со слов акушерки: «Еще не родилась, а уже описалась!» И сразу мысль: «Девочка! Ну вот, что же мужу-то скажу теперь?»

Но следующие несколько минут отодвинули эти мысли очень далеко. Родилась моя девочка, тельце сине-фиолетовое, не дышит, не кричит. Взяли ее, положили на стол недалеко от меня и что-то делают, какой-то аппарат включили, на пылесос похожий, а она все молчит! Я уже не выдержала: «Ну что же она не кричит!» Еще пара минут в таком диком напряге и – слава Богу!!! – закричала.

Запеленали, принесли показать – я смотрю внимательно, чтобы запомнить, а то вдруг перепутают и другого ребенка подсунут!!! Запомнила сразу и уже ни с кем бы не перепутала!

Чувство, которое испытывает женщина, только что родившая ребенка, не описать никакими словами. Она как полководец, одержавший победу в большом сражении, или как воин, совершивший подвиг, она сделала то, что никто, ни один человек на Земле не смог бы сделать, ведь никто, кроме нее не смог бы родить этого ребенка!!!

И ничто не может испортить эту радость. Ни кожаные шлепанцы 42 размера (Чтобы всем подходили!), ни «обработка» марганцовкой в исполнении злобной тетки-акушерки, ни все остальные прелести советского роддома.

Наверно, мне очень повезло, что это чувство я смогла испытать еще раз. Через одиннадцать лет родился сын.

Я, помня, что первые роды были быстрые, и прочитав в книге, что вторые могут быть еще быстрее, предупредила об этом врача, который, по плану, должен был принимать роды. Почему-то он не очень серьезно отнесся к моим словам.

Началось все опять же утром, только на этот раз муж был рядом. Схватки начались сразу частые и сильные. Я позвонила своему врачу. «Ну, часа через два вызывай «Скорую» - его ответ. Я потерпела еще с полчаса и поняла, что два часа для меня – это много. «Скорая» приехала быстро, но вот медсестра, которая работала в приемном отделении, явно никуда не торопилась. Она поговорила по телефону, сходила куда-то, пришла, открыла Книгу регистрации и стала неспешно ее заполнять.

Когда меня подняли на лифте в родильное отделение, я только успела поставить пакет с вещами в предродовой палате. Меня сразу повели в родзал и через несколько минут ребенок появился на свет. Мой доктор, к этому времени добравшийся из дома до больницы, успел подставить руки и подхватить ребенка – «ну принял же, что еще нужно!»

Многое изменилось с момента первых родов, порядки в родильном доме стали более человеческие, малыши вместе с мамами.

Однажды к нам в палату пришла врач, провести беседу о детках, я слушаю ее и держу ребенка на руках. Она спрашивает: «Зачем Вы держите, он же спит, положите в кроватку!» Я только прижимаю его к себе и говорю: «Мне так хорошо!» Врач улыбается: «Я тоже такая же ненормальная была, когда второй ребенок родился!»

И где-то в глубине души жаль, что это чувство для меня, наверное, уже в прошлом. А может быть, так же радуют появляющиеся внуки?