Водолей: Анна Павлова

   Нет таких людей, которые не любили бы радугу. Но дальше всех пошли Водолеи. Они просто на ней живут. Общаясь с Водолеем, вы должны быть постоянно готовы ко всякой неожиданности. От природы спокойные и добрые, Водолеи любят бросить вызов общественному мнению какой-нибудь необыкновенной выходкой. Люди, чьим покровителем является Уран, способны явиться на торжественный вечер в сандалиях на босу ногу, если им так удобно.

   Нет таких людей, которые не любили бы радугу. Но дальше всех пошли Водолеи. Они просто на ней живут. Общаясь с Водолеем, вы должны быть постоянно готовы ко всякой неожиданности. От природы спокойные и добрые, Водолеи любят бросить вызов общественному мнению какой-нибудь необыкновенной выходкой. Люди, чьим покровителем является Уран, способны явиться на торжественный вечер в сандалиях на босу ногу, если им так удобно.

Если бы можно было охарактеризовать Водолея одним словом, этим словом было бы любопытство. Водолея интересует все, что его окружает, начиная с вас и кончая соседским щенком. Поэтому, если вам нужен человек, который был бы сосредоточен только на вас**,**Водолей ни в коем случае вам не подходит.

Водолеи склонны подвергать анализу ситуации, друзей и незнакомцев. Поглощенные разгадыванием очередной загадки, они могут быть на удивление назойливыми и нетактичными. Найдя ответ на мучивший их вопрос, Водолеи тут же теряют к предмету или человеку всякий интерес, что для натур чувствительных может показаться оскорбительным. Несмотря на то, что Водолеев окружает много знакомых, друзей среди них почти нет. Люди, подвластные Урану, почти всегда остаются одинокими и непонятыми. Человечеству трудно понять тех, кто живет будущим, лишь изредка навещая настоящее.

Водолеи обладают такой широтой взглядов, что среди них никогда не встретишь людей с предрассудками Все люди для него братья. Иногда Водолей предпочитает одиночество. В таких случаях его лучше не беспокоить. С Водолеем трудно о чем-либо договориться. Он не любит, когда его стесняют определенными обязательствами. Правда, если вам удастся добиться его согласия на что-либо, он выполнит это точно и в срок.

Водолеев часто критикуют за непредсказуемость слов и поступков. Они любят поступать так, как хотят, и не считают нужным кого-либо об этом предупреждать. Если вы хотите с ним общаться, вам просто следует к этому привыкнуть.

Водолей никогда не доверится первому встречному, он должен изучить человека досконально и узнать мотивы его поведения. Но если он знает вас хорошо и считает своим другом, никакие сплетни недоброжелателей не разубедят его в мнении о вас. Он, конечно, может послушать и сплетни, но из чистого любопытства и не придаст им ни малейшего значения. Все его умозаключения относительно чего бы то ни было в жизни основан на его собственных наблюдениях, и только на них.

Водолей обладает проницательностью и редкой интуицией, он способен угадывать ваши мысли и желания до того, как вы высказали их вслух.

Водолей со своим даром предвидения принадлежит всему человечеству; он символизирует его тайные чаяния и высокие идеалы. Металл Водолея - радиоактивный уран, а камень - прозрачный темно-синий сапфир, в котором мудрость прошлого соединена с тайнами невидимого далекого будущего.

Знаменитости_,_ рожденные под знаком Водолея

   Сомерсет Моэм, Фрэнсис Бэкон, Галилео Галилей, Борис Пастернак, Кларк Гейбл, Ванесса Редгрейв, Эрнст Теодор Амадей Гофман, Рональд Рейган, Чарльз Дарвин, Франклин Рузвельт, Чарльз Диккенс, Франц Шуберт, Томас Эдисон, Абрахам Линкольн.

   Под этим знаком родилась и великая русская балерина Анна Павлова. Ее мы и выбрали в качестве типичного представителя Водолея.

   Будущая балерина появилась на свет морозным утром последнего дня января 1881 года - чуть ли не на два месяца раньше положенного срока. Она казалась столь слабой, что ни восприемница ее, ни соседки, суетившиеся возле кровати матери - бедной швеи, подрабатывающей иногда стиркой, - не надеялись, что девочка будет жить. Нарекли Анной в честь святой, праздник которой в этот день значился в церковном календаре.

Первое воспоминание Анны - маленький домик в Петербурге, где они жили вдвоем с матерью. Отца своего она не помнила: он умер спустя два года после рождения дочери. Несмотря на бедность, мать по большим праздникам ухитрялась доставить девочке какое-нибудь удовольствие. На Пасху - огромное яйцо, начиненное игрушками, на Рождество - елочку, увешанную золотыми орехами. Когда Анне исполнись восемь лет, мать объявила, что они поедут в Мариинский театр.

Музыка Петра Чайковского к "Спящей красавице" потрясла слух и воображение девочки. Она затрепетала при звуке первых тактов, почувствовав дыхание красоты. Во втором акте группа мальчиков и девочек восхитительно танцевала чудесный “Вальс цветов".

Хотела бы ты так танцевать? - с улыбкой спросила мама Анну.

Нет, не так. Я хочу танцевать как та красивая дама, что изображает Спящую Красавицу. Когда-нибудь и я буду так танцевать, и в этом же самом театре.

Партию юной принцессы Авроры тогда исполняла в ярко-алом эффектном костюме итальянская балерина Брианца. К ее темным волосам и чуть смуглой коже этот костюм очень шел. Она танцевала изящно и легко, покоряя зрителей совершенной техникой.

Мать назвала Анну глупенькой, не подозревая, что дочь уже нашла свое призвание в жизни. На другое утро девочка только и говорила о своем великом решении. Ничего удивительного: именно Водолеи выбирают в качестве цели жизни совершенно фантастические рубежи и… добиваются своего!

После слез и настоятельных просьб маленькой Анны мать повела ее в балетную школу. В тот год ее не приняли, предложили привести девочку через два года. Многое может перемениться за два года в детских мечтах, но Анна проявила редкую настойчивость. В 10 лет она стала ученицей Императорской балетной школы.

Свою карьеру в Петербурге Павлова начала по обычно заведенному порядку: сначала выпускные экзамены, потом кордебалет, из кордебалета в первые танцовщицы и, наконец, в балерины. В Мариинскии театр она пришла на закате балетмейстерской карьеры знаменитого Мариуса Петипа. Пейзанки, феи, призрачные виллисы... Тон газетных статей о молодой балерине становился все восторженнее: "Гибкая, грациозная, музыкальная, с полной жизни и огня мимикой, она превосходит всех своей удивительной воздушностью. Когда Павлова играет и танцует, в театре особое настроение. Как быстро и пышно расцвел этот яркий, разносторонний талант, в котором каждый раз находишь новые красоты". После премьеры балета "Шопениана" критики скажут: "Она точно слетела с гравюр 40-х годов XIX века, эпохи романтического танца великих Марии Тальони, Карлотты Гризи..."

Одним из выдающихся партнеров Анны Павловой был Михаил Фокин, впоследствии сам балетмейстер и постановщик многих блестящих спектаклей.

В историю балета эти два имени - хореографа Фокина и балерины Павловой - вошли благодаря совсем небольшой композиции. "Умирающий лебедь" на музыку Камилла Сен-Санса. Хрупкая и изящная, как севрская статуэтка, воздушная и эфемерная, Анна была создана для "Лебедя". Фокин сочинил эту хореографическую миниатюру за несколько минут. Это были мгновения величайшего вдохновения. Он танцевал перед ней, балериной, а она тут же повторяла все его движения. Потом проделала это одна, а балетмейстер следовал за ней сбоку, показывая, какие руки-крылья должны быть у Павловой-Лебедя.

Номер стал коронной ролью Павловой. Исполняла она ее, по мнению современников, совершенно сверхъестественно. На любую сцену, огромную, среднюю или маленькую, спускался луч прожектора и следовал за исполнительницей. Спиной к публике на пуантах появлялась буквально пушинка, то есть фигурка, одетая в лебяжий пух, и не спускалась с них до конца номера, мечась в замысловатых зигзагах предсмертной агонии. Силы ее ослабевали, она отходила от жизни и покидала ее в бессмертной позе, лирически изображающей обреченность, сдачу победителю - смерти.

С пуантов Павлова вообще спускалась не когда могла, а когда хотела. Танцуя на пальцах, она плыла на них, даже без аккомпанемента оркестра и притом совершенно неслышно. Но ведь если Водолеи дают себе труд что-то делать, то они это делают совершенно неподражаемо.

Когда Сен-Санс увидел Павлову, танцующую его "Лебедя", он добился встречи с ней, чтобы сказать:

  • Мадам, благодаря вам я понял, что написал прекрасную музыку!

Секрет отличия Павловой от танцовщиц, блиставших на сцене до и после нее, крылся в неповторимой индивидуальности ее характера: природа наделила Анну какими-то особыми и несравненными чертами. Современники говорили, что, глядя на Павлову, они видели не танцы, а воплощение своей мечты о танцах. Она казалась воздушной и неземной, летая, как пух, по сцене и растворяясь, как облачко...

В ее речи сквозило нечто детское, чистое, не вяжущееся с реальной жизнью. Она щебетала, как птичка, вспыхивала, как дитя, легко плакала и смеялась, мгновенно переходя от одного к другому... Такой она была всегда. Можно сказать, что она действительно прожила свою жизнь на радуге, подобно почти всем людям своего знака…

И полюбила она так же просто и естественно, как жила и танцевала --один раз и навсегда, хотя ничто не предвещало счастливой развязки романа. В дни ранней юности, когда Павлова познакомилась с Виктором Дандре, они были людьми "разного круга". Виктор, известный балетоман, выходец из старой аристократической французской семьи, обосновавшейся уже сотню лет в России, служил надворным советником в сенате, состоял гласным Городской Думы. Он был прекрасно воспитан и образован, владел многими языками, словом - образцовый представитель "золотой молодежи" Петербурга: богатых щеголей, денди, поклонников и проповедников жизни легкой и изысканной. Павловой Дандре увлекся, когда она была еще никому неведомой "малюткой из балета". Так "золотая молодежь" называла начинающих свою карьеру балерин, и в этом названии выражалось все отношение к ним.

Протежировать очаровательной и талантливой танцовщице поначалу казалось Виктору забавным и даже шикарным. В пику знатным конкуренткам Павловой, балеринам Кшесинской и Преображенской (которых не оставляли своим вниманием великие князья, придворная знать и банкиры), Дандре не просто снял Анне роскошную квартиру, но и устроил в ней "зал для танцкласса". Это была роскошь, мало кому из молодых танцовщиц доступная. Расходы Виктор мог себе позволить. Но жениться? Полно! Разного поля ягоды...

Анну это задевало. Двусмысленность положения содержанки просто не приходила ей в голову: она любила, она была любима и не понимала, что может разделять ее и Виктора.

  • Да что такое артистка? Содержанка? Крепостная? Неудачница? Авантюристка? Я не понимаю, - сокрушалась Павлова. - Я поначалу боролась. Начала с горя просто кутить, желая что-то ему доказать!.. И не настаивай Дандре на моей работе, я ни в какие артистки бы не вышла. Но он мне класс "построил". Пришлось работать... хотя бы из самолюбия...

Дандре довольно скоро оценил великий талант Анны. Вечера в его большой и нарядной квартире на Итальянской улице не обходились без нее...

Но вот первые гастроли в Европе, и Анна забывает обо всем на свете. В 1907 году она дебютирует в Стокгольме. И каждый вечер, когда танцует Павлова, в новое здание королевской оперы приезжает смотреть русский балет Оскар II, король шведский, автор исторических трудов, поэт, драматург и литературный критик, учредитель шведского ордена "За заслуги перед искусством". И хотя Анна Павлова была наслышана о демократизме монарха, все же она была несказанно удивлена, получив приглашение посетить его во дворце. Всеобщее изумление вызвала в труппе присланная за гостьей королевская карета, в которой и покатила дочь бедной швеи-прачки, словно истинная принцесса, по улицам Стокгольма. Король поблагодарил балерину за доставленное ее танцами удовольствие и пожаловал учрежденный им орден.

Конечно, эти почести были приятны. Но истинную радость испытала она после одного из представлений в стокгольмском театре. До самого отеля за экипажем Павловой молча шла толпа зрителей. Люди не аплодировали, не переговаривались, не желая нарушать отдыха артистки. Никто не ушел и тогда, когда балерина скрылась в отеле. Толпа также молча стояла какое-то время под ее окнами. Павлова недоумевала, как ей поступить, пока горничная не подсказала, что нужно выйти на балкон - поблагодарить. Анну встретили бурей рукоплесканий, что ошеломило ее. Она могла только кланяться. Потом сообразила - бросилась в комнату, притащила корзину, подаренную в этот вечер, и стала бросать в толпу цветы: розы, лилии, фиалки, сирень... Люди долго не расходились из-под балкона.

1909 году Сергей Дягилев, консерваторский ученик Римского-Корсакова и талантливый юрист, человек богатый и живо интересующийся искусством, решил открыть русский оперно-балетный сезон в Париже. Эту идею подсказал его хороший друг и единомышленник, талантливый театральный художник Александр Бенуа.

С Дягилевым Павлову познакомил Виктор Дандре. Конечно, для участия в "дягилевских сезонах" Анне были необходимы дорогие туалеты. Для Дандре это обстоятельство означало огромные расходы. Он сделал все, что от него требовалось, но какой ценой... Аристократ, он занялся коммерцией, в которой по большому счету понимал очень мало, и в конце концов угодил в тюрьму.

Изнурительный судебный процесс длился больше года. Не очень проворный в таких делах, Дандре не сумел откупиться, ибо не располагал такой крупной суммой денег, которая требовалась, чтобы внести залог для освобождения из тюрьмы.

А что же Анна? Происходящее словно бы ее не касалось. Ее отношение к судьбе Виктора граничило с черствостью и равнодушием, давая современникам повод подозревать, что пылкий роман подошел к концу вместе с деньгами покровителя. Не опровергая ничего, Анна уехала за границу с дягилевской труппой. Типично для Водолея: не “зацикливаться” на мелочах, неукоснительно следовать заданным маршрутом.

Появление Павловой в главной роли в балете Адана "Жизель" произвело в Париже впечатление взрыва. Пресса неистовствовала, приравнивая ее к Карлотте Гризи и Марии Тальони и даже признавая ее превосходство. И действительно, Павлова-Жизель была неподражаема.

Замысловатые технические приспособления, поднимающие Жизель то на ветки деревьев, то на облака, то бросающие ее вниз, пользоваться которыми боялись другие, Анну Павлову не пугали. Еле касаясь земли, она поднималась ввысь и парила над сценой как некое призрачное, невесомое создание. Мгновениями зрителям казалось, что они видят сон, что действие целиком проходит как бы в воздухе... Пытаясь раскрыть тайну таланта Павловой, понять, чем балерина покоряет зрителей, критики писали: "Павлова не артистка, а явление".

Она и ее партнер Вацлав Нижинский сразу добились в Париже небывалого успеха. Дягилев ставил все на этих артистов. Он вел переговоры о поездках не только по Европе, но и по Америке и Австралии, когда произошло неожиданное. Павлова "предает" Дягилева, подписав контракт с известным в то время театральным агентством "Брафф" в Лондоне.

Контракт очень выгодный, но жесткий, фактически кабальный. В течение целого года, без перерыва, балерина обязана танцевать ежедневно по два раза в день - в Англии, Шотландии и Ирландии.

Подписав кабальный контракт, Анна получила аванс. Эти деньги тотчас внесла как залог, требовавшийся для вызволения Дандре из тюрьмы, и вызвала Виктора к себе. Неожиданно, непредсказуемо, эффектно - короче, очень по-водолеевски.

Правда была в том, что Павлова обожала Дандре. Именно обожала. Она никогда не любила его обыкновенной человеческой любовью, а обожала, и это было мукой для них обоих.Она сознавала, что всем в жизни обязана Дандре, что без него она не была бы той "мировой" Павловой, какую все знали. Она помнила жертвы, которые он принес ей, и считала долгом не только их заслужить, а и с лихвой за них отплатить.

  • В Париже я решила, что без Дандре я жить не могу, - рассказывала Павлова. - А потом, знаете, предрассудки: нельзя жить вместе в гостинице как муж и жена и не быть повенчанными. Ну я и решила... Мы повенчались в церкви, под секретом. Этого никто, кроме полиции, гостиниц и свидетелей, знать не должен. Понимаете Я так ему и сказала: если ты когда-нибудь осмелишься сказать, что мы повенчаны, - все между нами кончено. Я под поезд брошусь. Понимаешь: я теперь "Павлова"! Теперь мне плевать на какую-то "мадам Дандре"! Теперь ты должен делать для меня все на свете. И он молчит. Он знает, что виноват. Пусть терпит. Пусть все думают, что он просто так "при мне"! Он ведь мой, только мой, и я его обожаю... Поэтому я вправе его "третировать". И верьте, в этом его счастье.

Перепады настроения Анны случались все чаще, их размах - все больше. Как больной избалованный ребенок Анна придиралась к Виктору, доводила до слез и отчаяния. Потом сама впадала в истерику и валялась перед закрытой на ключ дверью его кабинета, умоляя впустить ее... Добившись прощения, она начинала новую сцену, крича, что "она оскорблена, что она сама никогда не простит"...

Из таких сцен состояла вне работы жизнь этих обожавших друг друга, неразрывно связанных между собою людей, располагавших с виду всем тем, что нужно для счастья. Впрочем, может, для них это и было счастьем. К тому же людям, связавшим свою судьбу с Водолеем, остается либо терпеть его непредсказуемые выходки, либо… Впрочем, второй вариант бывает крайне редко: слишком уж притягательны для окружающих люди этого знака.

Да и сама Павлова все же время от времени резюмировала: "Подходящий муж для жены - это то же, что музыка для танца".С 1912 года у Павловой и Дандре уже была своя постоянная труппа, основу которой составляли английские и польские артисты балета. В окрестностях Лондона они арендовали Айви-Хауз, "дом, увитый плющом".

Особняк с колоннами высился среди старого английского парка, где повсюду были цветы, теплицы. Большая терраса выходила на пруд. Там плавали лебеди, и среди них ее любимец - белоснежный и гордый красавец Джек, который, как собака, ходил за ней по саду, не боясь брать из рук лакомство.

Отношения Анны с миром животных и растений были особенными. Из каждой страны она привозила какой-нибудь экзотический цветок или птицу. А сколько собак перебывало в гостеприимном павловском доме! Однажды балеринe подарили громадного пса. Он был несколько неуклюж и часто цеплялся за тяжелые шелковые портьеры, смахивал своим хвостом флаконы духов, вазы с цветами. Раз Анна решила искупать его. Пес упирался, а Павлова упрямо подталкивала его к ванной, пока тот не схватил свою хозяйку за ногу и крепко держал, не разжимая зубов. Она ласково уговаривала собаку до тех пор, пока та не успокоилась и не отпустила ногу. Балерина потом шутя говорила друзьям, что, возможно, сама поступила бы аналогично, если бы ее заставляли насильно делать то, чего она не хотела. Действительно, невозможно представить себе Водолея, покорно подчиняющегося чьим-то прихотям.

Как-то в Америке Павлова еще раз проявила удивительное самообладание. В одном национальных парков недалеко от отеля сбрасывали кухонные отходы. На злачное место повадились ходить медведи. Анна ежедневно появлялась там и подкармливала их сахаром и шоколадом. И вот однажды один из медведей встал на задние лапы, а переднюю положил на плечо балерины и выпрашивал лакомство, не отпуская Павлову. Все пришли в ужас, глядя на когтистую лапу зверя, лежащую на хрупком плече Павловой. А она смеялась и разговаривала с ним, как со своей собакой. И медведь отпустил балерину, лизнув на прощанье ее руку.

Не только вокруг Айви-Хауза, но и внутри него все строго соответствовало тону вкусу и английскому представлению о комфорте. В середине двухэтажного здания располагался огромный зал со стеклянной крышей, а внизу и наверху находились жилые комнаты. Полуподвальный этаж дома Павлова отвела под театральную костюмерную. Здесь, в шкафах, выстроенных рядами вдоль и поперек, висели костюмы, разместились парики, бутафория, обувь. Нотная библиотека также заняла свое место в костюмерной. Все это богатство было расписано в картотеке с указанием места хранения. Когда Анне срочно нужно было получить что-либо из этого богатейшего собрания, вещь доставляли ей в одно мгновение.

Существование Виктора Дандре рядом с Павловой представляло подвиг самопожертвования. Взяв абсолютно все заботы на себя, он обеспечивал ей, что называется, "райскую" жизнь. Он был не только хозяином всего их театрального предприятия, но и "экономом" огромного дома, следящим за тем, чтобы все желания его обожаемой Анны были предусмотрены.

В театральном деле Павловой Дандре один вел работу, которая была бы под стать целой канцелярии. Владея многими языками, он сам перечитывал всю корреспонденцию, на нем были телефонные и личные переговоры со всеми странами обоих полушарий, занимался прессой, рекламой, афишами, вырабатывал и устанавливал программы, набирал и пополнял труппу, занимался костюмами, декорациями и оркестровками, устанавливал маршруты и обеспечивал передвижение труппы и багажа по морю и суше. Наконец, именно Дандре единолично устраивал все приемы и выезды Павловой, как и ее взаимоотношения с прессой и всем художественным миром.

Но и Анна по-своему старалась угодить мужу. В этом, как и в работе, она была темпераментна и неистова:

  • Кто осмеливается в моем доме заваривать ему чай?

Или:

  • Кто вычистил ему ботинки? Это мое дело. Вон!

Потом, впрочем, были слезы, затем опять поворот настроения и работа, работа, работа без передышки...

Ее убеждали поехать в отпуск, отдохнуть.

  • Что вы, - лепетала она испуганно. - Я должна работать круглый год. У меня на руках труппа, распустить ее - значит уплатить всем неустойку. Это разрушит все, что я наработала за эти годы каторги. Если я не имею времени жить, то уж умирать я должна на ходу, на ногах...

Как-то, приехав в гости к одной своей приятельнице, Павлова застала ее за работой в огороде. И тут же захотела присоединиться.

  • Вы хрупкое созданье, куда вам с лопатой. Да и туфли у вас на каблучках, - сказала ей подруга.

  • Нет, нет! Увидите! Во-первых, я крепкая-прекрепкая, я вон всю эту грядку возьму да вскопаю, а туфель не жалко. Они рваные... У меня всю жизнь рваные туфли. Плохая примета…

Павлова, с ее ребяческим мышлением, истово подмечала приметы и была суеверной донельзя. Она боялась грозы, встречи со священниками, пустых ведер... Более того, даже то, что для других было незаметным пустяком, превращалось в ее воображении в примету. Были то болезненные фантазии или ее особая, обостренная тонкость души? Или просто свойственная Водолеям вера во все магическое и сверхъестественное…

Тогда, в гостях, она действительно чрезвычайно быстро и ловко вскопала грядку. Потом задумалась, заглядевшись на большой куст чайных роз, и привычной детской скороговоркой прощебетала:

  • Вот: когда этот куст умрет, и я умру. Это так. Я точно знаю...

На следующий год она спешила на гастроли в Гаагу. По дороге простудилась. Легкий насморк перенесла на ногах, затем - воспаление легких, перешедшее в плеврит...

По какому-то загадочному совпадению слова Анны Павловой по поводу куста роз сбылись. Когда она заболела, цветы покрылись ржавыми пятнами и погибли в несколько дней. Через три дня умерла и великая русская балерина. Последний раз, приподнимаясь на постели, как будто готовясь встать, она отчетливо и строго, как всегда, распоряжаясь, сказала:

  • Приготовьте мне костюм Лебедя.

То была ночь 23 января 1931 года. До ее 50-летия оставалось восемь дней. Но у Анны Павловой никогда не было возраста.

   И это - тоже характерно для типичного Водолея.

Светлана Бестужева

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...