В наше время, пожалуй, самая распространенная болезнь – это невроз. Темп жизни все убыстряется, и невозможно спрятаться от стрессовых ситуаций, желания все успеть и проконтролировать. Иногда самой лучшей релаксацией становится «зверотерапия», и если у вас еще нет дома любимца, может быть, стоит это исправить? Кроме душевного спокойствия, четвероногий друг подарит вам кучу других новых ощущений, да и вы почувствуете себя уверенней, заботясь о нем. Кстати, отговорки типа «в квартире и так не повернуться!» не принимаются. Найдите малыша и сделайте счастливым и себя, и его. А я вас предварительно познакомлю. Итак:

Рост - полметра без кепки
Вес - смотря сколько слопает на ночь
Прическа - гладкая
Род занятий - мелкие шалости и большие радости
Особые приметы: умилительная мордаха «в складочку», озабоченное посапывание и блестящие глазищи, в которых то чертята скачут, то неподдельная печаль томится.
Морально устойчив, в порочащих связях не замечен, людей не ест, хотя по жизни прожорлив.

И, наконец, имя… Или вы сами догадались? Мопс, можно мопсик.

Он же «пуг», что связано с шутливым английским прозвищем веселых обезьянок. Он же – Ло Цзе, что досталось от прародителей, упомянутых в ранних китайских рукописях как «низкие, квадратные собаки с короткой, тупой мордой». Звучит прозаично и совсем не отражает сути. Но что взять с древних китайцев? Может быть, они и предположить не могли, что потомки их домашних любимцев станут так обаятельны и оригинальны. А может, мопсы и Ло Цзе просто похожи, и вовсе не состоят в кровном родстве. Не зря же существует несколько версий о происхождении этих очаровашек. Кроме восточных произведений, они были упомянуты и в эпосах древних индейцев. Кто-то называет родиной мопсов Англию, а их предками – староанглийских бульдогов, другие варианты – Нидерланды, Турция, Африка. Такие вот они,  загадочные. Бесспорно одно – коротконогий народец, похожий на миниатюрных бегемотиков с милой складочкой над носом и глазами-вишенками, имеет за плечами богатое прошлое.

В Китае мопсоподобные Ло Цзе важничали, ибо жили вместе с культовыми пекинесами в императорском дворце и носили красивые ошейники с колокольчиками. Морщинки на лбу Ло Цзе ассоциировались у древних китайцев с иероглифами и назывались королевским знаком. То, что у нас сейчас вызывает умиление, тогда считалось тайным мистическим знаком.

Европу мопсы почтили своим присутствием около 400 лет назад, с разбегу завоевав сердца и королей, и простолюдинов. Один из четвероногих малышей даже участвовал в военных действиях и спас правителя Голландии, разбудив своего высокопоставленного хозяина в тот момент, когда на спящий лагерь напали противники-испанцы.

Пик популярности очаровательных маленьких крепышей пришелся на эпоху Наполеона. Жена великого француза не разлучалась со своим любимцем Фортуной, который с пониманием относился к человеческим слабостям и время от времени таскал в ошейнике послания к Бонапарту. Этакий Амур на коротких ножках... тьфу, лапках.

Фанатками мопсов вслед за француженками стали английские дамы. Знатные леди Туманного Альбиона, отличающиеся холодностью и высокомерием, полюбили толстеньких симпатяг. Но странною любовью. Они повсюду таскали их с собой, полагая, что уродливость мопсов подчеркивает женскую красоту и изысканность. Эту точку зрения разделили и в дореволюционной России, где мопсы стали почетным эскортом старых дев.

Какая жестокая несправедливость – назвать курносую, маленькую прелесть уродом. Ну да, красавцем тоже язык не поворачивается. Миляга – это точно! Мопс похож на Карлсона - в меру упитанного мужчину в полном расцвете сил, и как будто тоже с моторчиком. Несмотря на некоторую мешковатость фигуры, он успевает повсюду. Озабоченно пыхтит рядом с хозяином, починяющим примус, а через секунду взлетает к пришедшей с работы хозяйке, чмокает в щеку, грациозно спрыгивает на пол и тотчас мельтешит уже где-то в районе подоконника. Невероятная прыгучесть мопса связана с его квадратным туловищем и «стройными» конечностями вполне нормальной длины. Вот и скачет, словно мячик.

Вообще мопс, по всей видимости, поддерживает мнение «наши руки не для скуки», и находит довольно интересное применение собственным лапам. Игрушку из-под кровати он обязательно достанет передними конечностями, даже не пытаясь просунуть туда свою крупную голову. К лакомому кусочку тоже лапой потянется, да еще и пальцами пошевелит для пущей убедительности, что готов угоститься. В закрытую дверь мопс деликатно постучится, точнее, издаст такую барабанную дробь, что придется впустить его, иначе оглохнуть недолго.

Неплохо мопс владеет и задними конечностями. Особенно, когда радуется встрече с хорошим человеком. Запросто сбацает танец «тубма-юмба», сам себе подпевая и похрюкивая от счастья. Он – компанейский парень (или девица), но предан только хозяину и примчится по первому зову, даже если придется оставить чрезвычайно приятное общество.

Дрессировка мопса – занятие бесполезное, если не сказать глупое. Наткнешься на недоуменный, обиженный взгляд, вот и вся любовь. Нормальных щенячьих выкрутасов от него не дождешься – ни тебе порванных книжек, ни наглых вторжений в доступные тазы и кастрюли, ни изгрызанных шнурков. Зубы у мопса так устроены, что учинить в доме подобную потраву он просто не в состоянии. Да и характер не позволяет. Конечно, воспитание все равно необходимо, но должно быть основано на равноправии и уважении. Никакого насилия над личностью! Внешне мопс здорово похож на живую игрушку, неизменно вызывающую улыбку у детей и взрослых, но это не повод не воспринимать его всерьез. Чувство собственного достоинства всегда при нем.

Мопсы – урбанизированные создания, длительные прогулки не выносят ни в холод, ни в жару. Дремучие леса и непролазные овраги – брр! И вовсе это не лень, а матушка-природа так уж устроила дыхательную систему. Еще одно уязвимое место мопсов – глаза. Те самые, в которых то грусть-тоска, то лукавые бесенята. Они почти не защищены от кошачьих когтей или колючих веток. Прямо хоть очки выписывай, хотя с самим зрением все в порядке. Вообще, на здоровье мопсы редко жалуются, чаще – на голод. Попрошайничать не станут, но опять же напустят в глаза печаль и неподдельное страдание по кусочку чего-нибудь вкусного. Несмотря на то, что уже двадцать восемь таких кусочков полчаса назад стресканы. Словом, невоздержанность мопсятская к еде должна быть вовремя пресечена. А то будет по дому бегать жирненькая сарделька, да и здоровья от обжорства не прибавится. Так что завтрак, обед и ужин – маленькими порциями, и никаких перекусов!

Стрижка мопсу не нужна, сложные косметические операции тоже, он вполне обойдется купанием и почесыванием. Мопс умеет довольствоваться малым, несмотря на важность и высокое самомнение. Он прекрасно ладит с другими четвероногими, никого и ничего не боится, и его чувство уверенности в себе непоколебимо. Конечно, бывают исключения (только подтверждающие правила), и тогда с перепугу лихо завитой хвост мопса становится абсолютно прямым. Раскручивается хвостик еще и от усталости. Ну, в самом деле, не вечно же прыгать и сновать туда-сюда, надо и отдохнуть как следует. Забраться в кресло, подремать, поразмышлять. Например, о том, что означает собственное имя. Вот в Германии созвучные слова «моппен» или «мёппен» переводятся, как гримасничать, кривить лицо. А в словаре Даля мопс – это собака особой породы, курносая, с морщинистой мордой… моська.

Ну, моська, так моська. Это все же не то, что у китайцев – «квадратные, с тупыми мордами». Какие же тупые, если глаза умные и внимательные? Да что глаза, весь мопс – сплошное достоинство, маленькое, чертовски обаятельное и очень забавное. Обыкновенное чудо природы. Ну, и селекции.

Юлия РУДИНА