Кейс против ранней онкодиагностики — так называлась статья, поставившая под сомнение саму систему современной онкологии. Впервые она появилась в 2014 году — и тогда же некоторые российские онкологи поддержали идею: раннее выявление рака довольно часто приводит лишь к тому, что вы дольше знаете о своем диагнозе и дольше живете в страхе. И это еще полбеды. Ранняя диагностика зачастую выливается в гипердиагностику и приводит к ненужным операциям/химиотерапии/облучению, которые, конечно, ухудшают качество жизни. Теперь широко разрекламированный феномен «В США 98% женщин, у которых рак груди был выявлен на ранней стадии, вылечиваются» выглядит не так убедительно: все ли они были на самом деле больны?

Что такое гипердиагностика

Кристи Ашванден (Christie Aschwanden), автор нашумевшей статьи, не берется сразу вступать в конфликт с американской системой здравоохранения, потому анализирует ситуацию на примере Южной Кореи. Там всегда был широко распространен рак щитовидной железы. А Южная Корея — страна высоких технологий. В том числе и в медицине. Поэтому с 1999 года в стране начался бесплатный скрининг населения по раку щитовидки. С тех пор (то есть меньше, чем за 20 лет) онкозаболеваемость возросла в 15 раз. К счастью, корейцы не стали чаще болеть — рак просто стали раньше и чаще диагностировать. Это хорошо. Было бы… Если бы при этом уменьшилась статистика смертности от рака щитовидки. Но нет! Смертность осталась на прежнем уровне.

Как известно, кто ищет, тот всегда найдет. Ищем рак — находим рак. После опубликования материалов по южнокорейскому феномену, наконец, заговорили о гипердиагностике. Это не так уж безобидно, как может показаться на первый взгляд. Большинству людей с диагнозом рака щитовидной железы эту железу просто удаляют — и всю оставшуюся жизнь люди вынуждены сидеть на заместительной гормональной терапии. То есть качество их жизни ухудшается значительно по сравнению с теми, кто не прошел скрининг и не начал «вовремя лечиться», а шансы дожить до старости у тех и других примерно равны.