Евгений Степанович подумал-подумал… И опять написал сказку. Кто не любит аллегорий, может сразу пролистать до последней картинки. Для остальных — вот:

Евгений Степанович Отоларинголог

Я сидел в одной известной московской кофейне и изо всех сил пытался согреться двойной дозой горячего американо. С моей стороны было глупо так легко одеться в этот день: надо смотреть не на календарь, а на термометр. Методично утирая нос салфеткой в бесплодных попытках унять неприятный зуд начинающегося ринита, я, тем не менее, был полностью погружен в волнительное ожидание. Наконец, она пришла. Подсела ко мне за столик, в тот же миг у меня сбилось дыхание. Я с трудом поборол в себе навязчивое желание прокашляться и постарался дышать спокойно. Вот они — одышка и интоксикация, ее неизменные атрибуты.

- Добрый вечер, доктор, — хищно улыбнулась она, — звали меня?

- Звал, — ответил я, протолкнув в глотку невесть откуда взявшийся ком, — статью пишу про вас.

Она рассмеялась, и смех ее был похож на звон цепей в камере пыток:

- Научную? Что, мало еще написано?

Я мотнул головой и пояснил про женский сайт и Всемирный день борьбы... Идея заразе понравилась.

- Борьбы со мной? — воодушевилась она. — Как насчет красивой батальной сцены? Что-нибудь в стиле «Властелина Колец»?

Как начинается простуда

...Крепость с величественными стенами и сторожевыми башнями из белого камня надежно защищала город. В кольце неприступных укреплений ветвились многочисленные улицы, сновали туда-сюда занятые делом горожане, из труб ремесленных мастерских шел дым. Я сразу понял, что крепость со всеми своими жителями, фабриками и производствами символизирует не что иное, как человеческий организм с его многочисленными системами жизнеобеспечения.

Вдруг тревожно загудел набат: дозорные заметили, что к стенам крепости стали стекаться один за другим вооруженные отряды, которым буквально не было числа. Безобразные чумазые варвары радостно размахивали оружием, плевались, улюлюкали и скандировали под стенами. Если бы не сказочно-средневековый антураж, я принял бы их за футбольных фанатов. Однако вскоре мне стало ясно — так нагло и невоспитанно может себя вести орда инфекционных патогенов.

Спустя несколько минут варвары бросились на штурм. Бессистемно и неорганизованно они пытались забраться внутрь, но иммунная система работала прекрасно: стражники в белоснежных плащах четко и слаженно сбрасывали орду со стен. Отчаянные бойцы-макрофаги набрасывались на тех, кто все-таки успевал взобраться по штурмовым лестницам. В оружейной кузнице лимфоциты ковали боевые иммуноглобулины необходимой формы. И вот уже из ворот казарм, бряцая новенькими иммуноглобулинами, ринулись в гущу боя разъяренные берсерки. У каждого на рукаве красовалась латинская буква «b». Она могла означать berserk, но на самом деле обозначала «b-лимфоциты».

Победа была близка, но тут на поле брани появилась она, Пневмония. Закутанная в устрашающую черную мантию, зловещая колдунья сделала несколько пассов руками — и на защитников налетел жестокий ледяной ветер. Я прекрасно понимал замысел темных сил: холод влияет на скорость, некоторые лимфоциты остановились в недоумении, кто-то даже упал, но большинство стражников явно не были обескуражены резкой переменой погоды и держали оборону. Но тут случилось непредвиденное…

Внутренние враги

Сразу в нескольких частях города запылало пламя пожара. «Поджог и вооруженный мятеж», — понял я. Очевидно, в городе существовало подпольное движение, члены которого только и ждали подходящего момента, чтобы напасть. Это были хронические очаги инфекции. Они, как настоящие подпольщики, почти не проявляют себя в мирное время, но всегда готовы активизироваться, когда город (то есть организм) подвергается атаке извне. Эти ребята были бы не прочь под шумок отхватить себе значительную долю легких.

Часть иммунных стражников вынуждена была оставить свои посты на стенах и пуститься на подавление мятежа. За судьбу крепости стало тревожно, но варвары по-прежнему не могли преодолеть укрепления.

Пневмония снова взмахнула руками — и небо над крепостью прорезал яростный вой. К стенам стремительно приближались три гигантских крылатых чудовища. Я не знал наверняка, что за тварей призвала колдунья, но был готов поспорить, что это была знаменитая троица — Грипп, Пневмококк и Гемофильная Палочка.

На стенах крепости берсерки отчаянно бились со все прибывающими силами варваров, на улицах города стража пыталась окружить и обезвредить группировки мятежников, а в небе над обороняющейся твердыней уже кружили три жутких силуэта. И все это явно не сулило городу ничего хорошего.

Как бороться с пневмонией

- Ну что, доктор, — с легкой издевкой в голосе поинтересовалась Пневмония, — эпичненько?

- Эпичненько, — я шмыгнул носом и кашлянул, прикрыв рот салфеткой. — Будь я членом киноакадемии, дал бы вам «Оскара» за спецэффекты. Большое спасибо, что помогли. Теперь каждому ясно, почему одним достается все, а другим — ничего.

Это же на самом деле очень просто. Главное, понять, что нет какой-то одной причины. Все зависит от особенностей организма и от стечения обстоятельств.

  • Например, половина личного состава иммунных стражников по каким-то причинам оказалась в увольнении, а другая половина плохо вооружена... Тут главное — собирать силы. То есть не переохлаждаться и не пытаться проявлять героизм — не надо простуженным ездить на работу.
  • Если у вас в организме есть постоянный очаг воспаления (хронический тонзиллит, например), то он, не сомневайтесь, полыхнет. Поэтому всем «хроникам» регулярно нужно проводить зачистку — противорецидивное лечение.
  • Ну или кому-то не повезло инфицироваться не каким-нибудь простеньким риновирусом, а серьезными патогенами, которые часто вызывают в виде осложнения воспаление легких. Самая надежная защита в этом плане — специфическая иммунопрофилактика: прививки от пневмококка и гемофильной палочки. Ну и от гриппа заодно.

***

Пневмония посмотрела на меня с неприкрытой злостью. Во взгляде ее чувствовалось непреодолимое желание ворваться в мою крепость, чтобы всласть порезвиться там, предпочтительно в виде тяжелого двустороннего воспалительного процесса. Но что поделать, на этот раз я твердо был намерен не отдавать ей ни малейшей доли собственных легких.

Фото: istockphoto