Работа по призванию

   Встречи моих бывших одноклассников все больше напоминают ярмарку тщеславия, на которой одни гордо демонстрируют достижения за последние двадцать лет, а другие пристрастно эти достижения оценивают. Место работы, конечно, играет огромную роль. Я всегда испытываю определенные неудобства, отвечая на вопрос «Чем занимаешься?», потому что занимаюсь откровенной, на мой взгляд, ерундой. Но я не могла и представить, что меня в этом деле сильно переплюнет бывшая одноклассница Вера, которая любую ерунду всегда возводила в ранг искусства.

   Встречи моих бывших одноклассников все больше напоминают ярмарку тщеславия, на которой одни гордо демонстрируют достижения за последние двадцать лет, а другие пристрастно эти достижения оценивают. Место работы, конечно, играет огромную роль. Я всегда испытываю определенные неудобства, отвечая на вопрос «Чем занимаешься?», потому что занимаюсь откровенной, на мой взгляд, ерундой. Но я не могла и представить, что меня в этом деле сильно переплюнет бывшая одноклассница Вера, которая любую ерунду всегда возводила в ранг искусства.

Вера всегда была девочкой очень общительной и любопытной. При этом она не выносила никакого насилия над личностью, презирала расписания, обязательные классные часы, хождение строем и выполнение домашнего задания. На этой почве в школьные годы у Веры случались временные трудности в отношениях с рядом преподавателей, что выливалось в снижение Вериной успеваемости. Когда мы задавали ей закономерный вопрос: «как же ты будешь в институт поступать?» Вера округляла зеленые глаза и живо интересовалась: «а зачем»? Нам-то было ясно, зачем: чтобы потом найти хорошую работу, где с девяти до шести под окрики строгого начальства мы будем профессионально развиваться, пока сами не станем начальниками.Вера всегда хитро щурилась и говорила, что у нее будет головокружительная карьера, которой мы будем яростно завидовать. «Когда ты будешь штурмовать трамвай, - заговорщицким голосом шептала она мне на ухо, - я буду еще спать под шелковой простыней». Такая перспектива мне казалась системной несправедливостью. Но спорить с Верой я не решалась, потому что был у неё один талант из разряда крайне редко встречающихся, но очень ценных.

Вера умела продавать. Все равно – что. Каждый год она покупала себе новое пальто, продавая старое вдвое дороже, чем стоит её новое. При этом обладательница счастливой покупки была очень довольна и светилась радостью. То ли Вера умела подбирать вещи к людям, то ли наоборот, но никто ни разу не разочаровался заключенной сделкой. Естественно, после окончания средней школы Вера поступила в торговый колледж. Тут наши пути разошлись, и я на долгие годы потеряла Веру из виду и ничего о её профессиональной судьбе не знала. Уже когда я, согласно Вериному пророчеству, штурмовала очередной трамвай в стремлении добраться в офис, я встретила Оксану из параллельного, которая мельком упомянула, что Вера работала в мебельном салоне, аптеке, страховой компании, рекламном агентстве, но ни на одном месте работы не протянула больше полугода.

А пару лет спустя мы встретились с самой героиней, и пошли пить что-то, похожее на кофе, в забегаловку возле дома.

  • Ну, как дела? – спросила я (как оригинально!)

  • Да как тебе сказать… не могу работать по часам, хоть режь меня. В мебельном я быстро стала лидирующим по продажам консультантом, но администратор салона просто из себя меня выводила. То я не так сижу, то не там, а в аптеке мне вообще присесть не разрешали. Ни на обед, ни в туалет не отойти. Ты же знаешь, мне такая деятельность не подходит.

  • А рекламщики с тобой за что расстались?

  • Да это я от них сбежала. Я за месяц тридцать отчетов написала, каждый на пять листов. Не могу я так. Я люблю продавать, а больше я ничего не люблю. Особенно отчеты писать…

-Да. Тяжко тебе. С твоим темпераментом только Гербалайф продавать. - И мы обе взорвались озорным хохотом.

Следующий раз я увидела Веру на очередной встрече выпускников. Вера кинулась мне на шею и с блеском в глазах сообщила: «Если бы не ты, я бы до сих пор слонялась по бирже труда». Я уже собралась радостно запрыгать вместе с Верой, но потом удивленно подняла брови.

Не дожидаясь детальных расспросов, Вера начала повествование.

  • _Работаю только на себя, сплю, сколько хочу, общаюсь только с теми, кто у меня симпатию вызывает. Зарплату тоже сама себе выдаю. Хоть каждый день. Про общественный транспорт в_ообще ничего не знаю – как купила машину, так и не выхожу из неё, любимой. Завела роман с инструктором по верховой езде…

Припоминая, что верховая езда – удовольствие крайне затратное, я поинтересовалась у Веры, откуда средства на такое аристократическое увлечение.

- Я же тебе говорю: продаю Гербалайф.

  • Что? Что ты продаешь? Серьезно?

  • Более чем. Этот бизнес просто буквально создан для меня. Максимум свободы, никакого начальства, делаю, что умею. Я довольна, мои клиенты тоже довольны. В общем, грех жаловаться.

  • Подожди. Как ты вообще решилась? Каждую газету открой - в ней предостерегают наивных граждан. Что, действительно можно нормально зарабатывать, распространяя Гербалайф?

  • А ты не в газету смотри, а на меня. Если кто-то приходит в сетевой бизнес за легкими деньгами, то его ждет только разочарование. А я пришла по призванию, потому как у меня - талант. Продавать тоже нужно уметь. Конечно, если все ринутся в дистрибуторы, то через некоторое время найдутся те, кому такая работа не по зубам. Сейчас ажиотажа вокруг компании нет, и работают только те, кто действительно хочет этим заниматься. У меня все получается. Так зачем мне оглядываться на тех, у кого совсем не вышло?

Сперва я отнеслась к профессии Веры очень скептически. Ну что это за бизнес – продавать Гербалайф, тем более, в России. Сколько людей обожглись, бросили, потеряли деньги. Остались крайне недовольны… А потом вспомнила, как я дважды записывалась на дорогостоящие курсы немецкого языка, и оба раза по причине непластичности собственных мозгов и бытовой лени, бросала эти курсы через две недели. Деньги, естественно, мне не возвращали. Да и не должны были – потому как сама виновата, не оценила свои силы, и язык так и не выучила. Но мне и в голову не приходит ругать все курсы иностранных языков и называть преподавателей шарлатанами. А сколько моих подруг покупали клубные карты в дорогие фитнесс-центры и бросали тренировки после трех-четырех занятий? Это же не означает, что массовый спорт, как индустрия, обманывает ожидания потребителей? Видимо, в области прямых продаж, как и в любой другой, преуспевают те, кто хочет чего-то добиться и верит. Как Вера.

на правах рекламы

Популярное
Загрузка...
Выбор редакции
Загрузка...
Гороскоп
Загрузка...