Задайте себе вопрос: умеете ли вы вести себя с людьми, быть приятными в общении? Соблюдаете ли правила поведения дома, в гостях, на улице, в театре, на вечеринке? Ведь каждый круг общения требует соблюдения своих правил. Воспитанному человеку легче добиться успеха, сделать карьеру, потому что он прекрасно впишется в любое общество. Поэтому постарайтесь не пренебрегать уроками хорошего тона, которые позволят вам чувствовать себя свободно в любой ситуации.

Задайте себе вопрос: умеете ли вы вести себя с людьми, быть приятными в общении? Соблюдаете ли правила поведения дома, в гостях, на улице, в театре, на вечеринке? Ведь каждый круг общения требует соблюдения своих правил. Воспитанному человеку легче добиться успеха, сделать карьеру, потому что он прекрасно впишется в любое общество. Поэтому постарайтесь не пренебрегать уроками хорошего тона, которые позволят вам чувствовать себя свободно в любой ситуации.

Кто из наc не любит принимать гостей? Да практически все! Есть, конечно, отдельные личности, которые никого, никогда и ни под каким предлогом не пустят в “свою крепость”. Так они, во-первых, могут этот раздел и не читать, а во-вторых, просто посочувствовать тем бедолагам, которым приходится это делать.

Но если вы действительно любите принимать гостей, то давайте уж делать это по всем правилам этикета. Конечно, если к вам просто забежала подружка на чашку кофе или зашла попросить соли соседка, незачем разводить особый церемониал. А вот для “настоящих гостей” наши советы будут в самый раз.

Искусство приема гостей
  1. Прежде всего совет самим гостям: не хватайтесь за ложку-вилку, как только оказываетесь перед тарелкой со всякими вкусностями. Пока хозяйка не пожелала всем приятного аппетита, то есть не “открыла” стол, никто не должен начинать есть. Но если собирается очень уж большое общество, то первыми есть начинают женщины, а потом уже за столовые приборы берутся мужчины.

  2. В последнюю очередь кушанье на тарелку накладывают себе хозяева, а до этого следят за тем, чтобы были обслужены все гости. Сами вы будете подавать еду или вам кто-то станет помогать – принципиального значения не имеет.

  3. Очень важно убедиться, что каждый гость обеспечен всем необходимым для приятного времяпрепровождения за столом.

  4. Суп в тарелки за столом наливают так, чтобы заполненным было только углубление тарелки. После этого тарелку подносят гостю справа и правой рукой ставят на тарелку для жаркого.

  5. Внимание! Жаркое, рыбу, закуски, овощи, пирожные, печенье, конфеты и все остальное подается слева, в отличие от кофе, который опять же наливают с правой от гостя стороны. Сахар и сливки для кофе гости кладут и наливают уже самостоятельно. подавайте слева, чтобы гостю было удобнее обслуживать себя правой рукой.

  6. Предлагая блюдо, подносите его вплотную к тарелке гостя, чтобы ненароком не накапать на скатерть. При этом ложка или вилка должны быть повернуты так, чтобы гостю было удобно взяться за их ручку правой рукой и положить себе кушанье.

Искусство приема гостей
  1. Сигареты предлагайте слева, а прикурить — справа.

  2. Использованную посуду собирать со стола рекомендуется быстро и бесшумно, опять же подходя к гостю с правой стороны. Лучше всего использовать поднос, на который складывают и использованные ложки, ножи и вилки, а не бегать с каждым отдельным предметом на кухню.

  3. Просить гостей помочь убрать со стола – очень дурной тон, можно воспользоваться их помощью лишь в том случае, если у вас в гостях очень близкие вам люди.

  4. Начинают предлагать блюда по старшинству или с того гостя, которому вы хотите выразить особое уважение.

  5. Если кто-то из гостей вторично положил на тарелку предлагаемое кушанье, хороший хозяин обязательно сделает то же самое, чтобы не поставить гостя в неловкое положение.

Искусство приема гостей

Уф, кажется все! На самом деле это только кажется трудным, потом сами не заметите, как привыкнете. Этикет тем и хорош, что, научившись раз его соблюдать, дальше всю жизнь будешь придерживаться правил хорошего тона уже чисто автоматически. Как, например, делала семья шведского генерала, голодавшая в осажденной русскими крепостью:

“Генерал Горн спустился с башни и пошел через базарную площадь – длинный, с худыми ногами в плоских башмаках. Как всегда, народу было много у лавок, но – увы, - все меньше с каждым днем можно было купить что-нибудь съедобное: пучок редиски, ободранную кошку, вместо кролика, немного копченой конины. Сердитые горожанки уже не кланялись генералу с приветливым приседанием, а иные поворачивались к нему спиной. Не раз он слышал ропот: ”Сдавайся русским, старый черт, чего напрасно людей моришь…” Но возмутить генерала было невозможно.

Когда из городских часах пробило девять — он подошел к своему чистенькому домику и стал вытирать подошвы о половичок, лежавший на ступеньке. Чистоплотная горничная отворила дверь и, низко присев, взяла у него шлем и вынутую из перевязи тяжелую шпагу. Генерал вымыл руки и с достойной медлительностью пошел в столовую, где пузырчатые круглые стекла низкого окна — во всю стену — слабо пропускали зеленый и желтый свет.

У стола, в ожидании генерала, стояла его жена, урожденная графиня Щперлинг — особа с тяжелым нравом, три сутулые жидковолосые девочки с длинными, как у отца, носами и надутый маленький мальчик — любимец матери.

Генерал сел, и все сели, сложив руки, молча прочли молитву. Когда с серебряной миски сняли крышку, повалил пар, но соблазнительного в ней, кроме пара, ничего не было,— та же овсяная каша без молока и соли. Унылые девочки с трудом ее глотали, надутый мальчик, отталкивая тонкую фарфоровую тарелку, шептал матери: “Не буду и не буду...” На вторую перемену подали вчерашние кости старого барана и немного гороху. Вместо пива из высоких бокалов ручной выделки пили воду. Генерал, не возмущаясь, жевал мясо большими желтыми зубами”.

Ну, мы с вами, слава Богу, не в осажденной крепости, так что проблема выбора блюд у нас решается несколько по-другому. Действительно, перед тем как устраивать званый ужин или обед, следует продумать меню, а не полагаться на традиционное “авось” или бессмертный винегрет (салат оливье). Меню может включать любое количество блюд, но при этом нужно учитывать следующие правила, тщательно разработанные специалистами:

Искусство приема гостей
  1. Холодные и жирные блюда не должны подаваться сразу, одно после другого.
  2. Блюда должны быть оформлены красиво и с долей фантазии.
  3. Во время трапезы желательно не подавать блюда, включающие в себя одни и те же продукты.
  4. Горячие блюда нельзя подавать остывшими.
  5. Если вы включили в меню суп или жаркое, позаботьтесь о поддержании их соответствующей температуры. Для этого перед подачей на стол горячего блюда нагрейте тарелки, в которые оно будет сервировано, тогда блюдо будет выглядеть красиво и дольше не остынет.
Искусство приема гостей

Но нам с вами, в общем, повезло. Смена блюд сократилась до трех-четырех наименований, а на ежедневном обеде — до одного-двух. Сейчас, даже на самом изысканном банкете, предлагают меню всего из семи-восьми блюд. А ведь несколько веков тому назад обязательными были три перемены блюд – мясное, рыбное и сладкое, в каждой из которых было по пять-шесть кушаний. Конечно, когда рыцари носили на себе несколько пудов железа и передвигались верхом, такая еда была вполне допустимой, но сейчас это иначе, как обжорством и назвать-то нельзя. И такие “традиционно русские” блюда, как жареные лебеди или огурцы, вареные в меду, давно уже можно встретить только на страницах исторических романов. Может, оно и к лучшему.

Современный традиционный обед состоит из супа или закуски, горячего блюда (жаркого) и десерта. Приглашать гостей к столу следует, когда соберутся все. Если представляется возможность дожидаться гостей в гостиной, а не в столовой, то уместно сервировать на маленьком столике аперитивы и маленькие бутерброды-канапе. У нас это пока только входит в обыкновение, а на Западе – вполне обычная практика. Хотя… и в России когда-то так поступали даже перед самым обычным обедом, а не только на параде. Помните, как обедали Профессор Преображенский и доктор Борменталь, пока Шариков был еще симпатичным псом, а не человекообразным кошмаром?

“На разрисованных райскими цветами тарелках с черной широкой каймой лежала тонкими ломтиками нарезанная семга, маринованные угри. На тяжелой доске кусок сыра со слезой, и в серебряной кадушке, обложенной снегом, - икра. Меж тарелками несколько тоненьких рюмочек и три хрустальных графинчика с разноцветными водками. Все эти предметы помещались на маленьком мраморном столике, уютно присоединившемся к громадному резного дуба буфету, изрыгающему пучки стеклянного и серебряного света.

Посреди комнаты - тяжелый, как гробница, стол, накрытый белой скатертью, а на ней два прибора, салфетки, свернутые в виде папских тиар, и три темных бутылки. Зина внесла серебряное крытое блюдо, в котором что-то ворчало. Запах от блюда шел такой, что рот пса немедленно наполнился жидкой слюной. "Сады Семирамиды"! - подумал он и застучал по паркету хвостом, как палкой.

  • Сюда их, - хищно скомандовал Филипп Филиппович. - Доктор Борменталь, умоляю вас, оставьте икру в покое. И если хотите послушаться доброго совета: налейте не английской, а обыкновенной русской водки.
Искусство приема гостей

Красавец тяпнутый - он был уже без халата в приличном черном костюме - передернул широкими плечами, вежливо ухмыльнулся и налил прозрачной.

  • Ново-благословенная? - осведомился он.

  • Бог с вами, голубчик, - отозвался хозяин. - Это спирт. Дарья Петровна сама отлично готовит водку.

  • Не скажите, Филипп Филиппович, все утверждают, что очень приличная - 30 градусов.

  • А водка должна быть в 40 градусов, а не в 30, это, во-первых, - а во-вторых, - бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать - что им придет в голову?

  • Все, что угодно, - уверенно молвил тяпнутый.

  • И я того же мнения, - добавил Филипп Филиппович и вышвырнул одним комком содержимое рюмки себе в горло, - ...Мм... Доктор Борменталь, умоляю вас, мгновенно эту штучку, и если вы скажете, что это... Я ваш кровный враг на всю жизнь. "От Севильи до Гренады...".

Искусство приема гостей

Сам он с этими словами подцепил на лапчатую серебряную вилку что-то похожее на маленький темный хлебик. Укушенный последовал его примеру. Глаза Филиппа Филипповича засветились

  • Это плохо? - жуя спрашивал Филипп Филиппович. - Плохо? Вы ответьте, уважаемый доктор.

  • Это бесподобно, - искренно ответил тяпнутый.

  • Еще бы... Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими. А из горячих московских закусок - это первая. Когда-то их великолепно приготовляли в Славянском Базаре. На, получай!

  • Пса в столовой прикармливаете, - раздался женский голос, - а потом его отсюда калачом не выманишь.

  • Ничего. Бедняга наголодался, - Филипп Филиппович на конце вилки подал псу закуску, принятую тем с фокусной ловкостью, и вилку с грохотом свалил в полоскательницу. Засим от тарелок поднимался пахнущий раками пар; пес сидел в тени скатерти с видом часового у порохового склада. А Филипп Филиппович, заложив хвост тугой салфетки за воротничок, проповедовал:

  • Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе - большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать, что съесть, но и когда и как. (Филипп Филиппович многозначительно потряс ложкой). И что при этом говорить. Да-с. Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет - не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И - боже вас сохрани - не читайте до обеда советских газет

  • Гм... Да ведь других нет.

  • Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвел 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать "Правду", - теряли в весе. - Гм... - с интересом отозвался тяпнутый, розовея от супа и вина.

  • Мало этого. Пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.

  • Вот черт...

  • Да-с. Впрочем, что же это я? Сам же заговорил о медицине.

Искусство приема гостей

Филипп Филиппович, откинувшись, позвонил, и в вишневой портьере появилась Зина. Псу достался бледный и толстый кусок осетрины, которая ему не понравилась, а непосредственно за этим ломоть окровавленного ростбифа. Слопав его, пес вдруг почувствовал, что он хочет спать, и больше не может видеть никакой еды. "Странное ощущение, - думал он, захлопывая отяжелевшие веки, - глаза бы мои не смотрели ни на какую пищу. А курить после обеда - это глупость".

Единственное добавление к описанию этого действия, точнее, священнодействия: в качестве аперитива не рекомендуется подавать крепкие алкогольные напитки, так как они приглушают вкусовые ощущения. Это вам не водка Дарьи Петровны!