Откровения пациентки, решившейся на эндоскопический фейслифтинг: «К кому, как не к Мамедову…»

   Откровения пациентки, решившейся на эндоскопический фейслифтинг: «К кому, как не к Мамедову…»

Лифтинг - то же замужество

Я решила сделать пластику лица. О подтяжке рано или поздно задумывается каждая женщина. Не каждая, правда, на нее решается. Но если принимает решение, то подходит к выбору хирурга, методики и клиники очень тщательно.

Лицо у нас одно, лифтинг в жизни хочется сделать единожды и так, чтобы ни секунды не пожалеть о содеянном, - это как с замужеством! Соответственно, и хирург должен быть - один единственный. Самый лучший!

Необходимо основательно подготовиться, все разузнать, взвесить ЗА и ПРОТИВ, и если уж отправляться на операционный стол, то будучи на 200% уверенной в нужном результате.

Сначала я просто обращала внимание на странички о пластической хирургии в женских журналах, затем - на тематические программы по ТВ... Увы, - быстро стало ясно, что все это имеет мало отношения к реальным операциям. И тогда я пошла в Интернет. Я хотела поговорить с такими же пациентками, какой сама собиралась стать. И я их нашла.

Страсти по эндоскопу

В итоге, сначала я поняла, что хочу сделать именно эндоскопическую подтяжку. И никакую другую. Объясню, почему.

Во-первых, она - самый глубинный из всех существующих лифтингов. При круговой подтяжке тянется только кожа, при пресловутой SMAS - еще чуть-чуть мышцы. И все.

Причем во время операции кожи хирург отслаивает всего ничего, не добираясь даже до носогубных складок. Так что в лучшем случае на выходе мы имеем растянутое «в лепешку» лицо, лишенное объема.

Да и то - «молодости» хватит лет на пять, пока операцию не придется повторять. Разумеется, при условии, что вам повезло, и переделка из-за неудачного результата не приключилась гораздо раньше. И это не мои измышления - это анализ печальных историй с форумов по пластической хирургии.

Качественное отличие эндоскопического лифтинга в том, что он поднимает все мышцы, сосуды, нервы и надежно фиксирует их в новом положении. Такую операцию делаешь один раз в жизни, а потом этой самой жизнью только наслаждаешься. Если, конечно, все пройдет хорошо.

| |

Мамедов Эльчин Велиевич

|

Мамедов Эльчин Велиевич. Пластический хирург, доктор медицинских наук. Является ведущим в России пластическим хирургом, проводящим комплексные эндоскопические фейслифтинги, где внедряет ряд авторских методик.

Специалист по микрохирургии, черепно-челюстно-лицевой хирургии и эндоскопической пластической хирургии. Действительный член российского Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (ОПРЭХ), член европейской Ассоциации черепно-челюстно-лицевых хирургов.

Автор трех патентов на изобретения и свыше сорока научных публикаций в области пластической, реконструктивной микрохирургии и краниофациальной хирургии. Оперирует на базе Центральной клинической больницы Управления делами Президента РФ.

|

Еще один важный момент: во время простых подтяжек кожа и ткани перемещаются в сторону, и только эндоскопический лифтинг позволяет передвинуть структуры строго вверх.

К примеру, мои опущенные щеки и закладывающиеся на перспективу «брыльки» требуют, чтобы угол скулы подтянули именно вверх, а не горизонтально или как-то вкось. Очертания молодого лица легко вписать в форму сердца, но с годами ткани «ползут» вниз, и сердце становится карточной мастью пик.

Так вот, во время операции в идеале нужно снова поменять пики на черви. И достигается это как раз за счет вертикальных, а никак не горизонтальных перетасовок структур лица.

Во-вторых, эндоскопия лица - это самая малотравматичная и незаметная операция. Разрезы на коже - всего несколько миллиметров, а основная часть работ вообще проводится из доступов, сделанных в полости рта. Кроме того, сама кожа не иссекается вовсе. Она уводится в область затылка, а потом расправляется.

Во время операции не теряется ни грамма своих тканей, соответственно, кожа не истончается, по сравнению с теми случаями, когда ее просто отрезают и натягивают, как канву на пяльцы.

В-третьих, я уже делала блефаропластику, так что омолаживать мне веки, избавляясь там от «лишнего», было бы нелепо, неправильно, да и просто невозможно - мне там уже все отрезали и удалили четыре года назад.

Поэтому чтобы улучшить вид век, мне нужно было слегка подтянуть лоб, а также приподнять височную область и скулы, добавив в западающие области объема. Все это позволяют сделать только эндоскопические и нестандартные современные технологии.

Наконец, мне банально понравились результаты эндоскопических лифтингов. Они не идут ни в какое сравнение с круговыми подтяжками, когда лица выглядят одинаково и «плоско» - во всех смыслах этого слова.

Мемуары бойца за красоту

Я завела тетрадку, куда методично записывала имена пластических хирургов, выполняющих эндоскопические операции и «зацепивших» лично меня своими работами, а также отзывами о них пациенток.

На обложку тетрадки я наклеила идеальное лицо «девушки из глянца», рекламирующей какой-то антивозрастной крем. Это было символично и иронично одновременно.

Но на девушке, оказалось, очень удобно чертить векторы подтяжки, когда ты вместе с хирургом на консультации решаешь, как же омолаживать себя любимую.

В моем списке оказалось около 20 фамилий известных и не очень пластических хирургов-эндоскопистов.

Методика начала «греметь» в России лет 10 назад, когда хирург Мамедов впервые доложил о ней в Ярославле вместе с американским доктором Рамиресом. Первые годы Эльчин Мамедов был монополистом в этой области... Пока… с эндоскопами не начали упражняться все, кому не лень.

А не лень многим - операция-то весьма успешная, а потому исключительно популярная. Так что, когда я год назад начала выбирать хирурга, методику уже тысячу раз скопировали, и разобраться, кто действительно «пан», а кто «пропал», было не так-то просто.

Тем более что сам господин Мамедов все-таки настаивает: то, что делает он, еще умеет только один человек в мире - сам Рамирес, автор методики. Никто и не против. К тому же результаты фейслифтингов «по Мамедову» впечатляют как никакие другие. Впрочем, доверяй, но проверяй. Я начала ходить на консультации. С тетрадкой.

Если не «екает»?

При виде моих «лекций» многие хирурги входили в ступор. Одни тактично пытались объяснить, что мне незачем знать все тонкости хирургического ремесла.

Другие отвечали на дотошные вопросы поверхностно или, наоборот, настолько сложно, что я еще больше запутывалась и в какой-то момент понимала - от въедливой пациентки просто хотят отделаться. Были и такие эскулапы, которые буквально отказывались «работать» со слишком умной клиенткой.

А быть безропотной куклой на операционном столе я не собиралась. Я собиралась на сложную операцию и хотела знать досконально, что будет со мной происходить. А главное - к чему это приведет.

Бывает, что женщина абсолютно доверяет врачу, и ей совершенно не важно, как он будет ее оперировать. Это не про меня, но и я хочу верить своему доктору. Поэтому когда не «екало», пускай хирург очень компетентно проводил консультацию, я уходила с твердым убеждением - «это не он».

От и до

Сходила я и к Мамедову. Он, кстати, оказался первым, кто проявил неподдельный интерес к моей «медицинской тетрадке» и указал на те мои записи, которые не имеют отношения к действительности, а являются измышлениями обширной женской аудитории, ведущей дискуссии на форумах по пластической хирургии.

Консультацией я осталась довольна - доктор предложил мне сделать ровно то, что я сама планировала: эндоскопическую подтяжку лба и средней трети лица, подъем височной области (темпоропластика), лифтинг нижней трети лица и…. глаза!

Оказалось, что их можно омолодить без разрезов и иссечения лишней кожи. Эффект достигается за счет перемещения тканей, моделирования костных структур и заполнения носослезных борозд.

Разъяснения хирурга оказались настолько доходчивыми, что все этапы предстоящей операции мне были понятны от и до.

Бонусом господин Мамедов пообещал мне поднять уголки губ и эти самые губы слегка увеличить. А щекам придать немного «детского» объема, который исключительно молодит. Ах да, я забыла, - мне 44 года. И я бы хотела выглядеть не просто молодо, а еще и привлекательно.

Как понимаете, немаленький список манипуляций. Но я к нему была абсолютно готова, потому что результаты, которых добивается Мамедов, в корне отличаются от всего, что я видела. Эти изменения способны убавить до 20-25 лет, делая пациентку красивой.

Возвращение

Однако на тот момент, я отказалась от операции - мои финансы запротестовали. Мамедов - дорогой хирург. Знает, что лучший, а потому - дорогой. Логично и вполне оправданно. Многие хирурги сегодня делают так называемые эндоскопические подтяжки, но у него они, на мой взгляд, самые подлинные.

Во время консультаций я общалась в том числе с хирургами, которые открыто говорили, что методики операций «подсматривали» у Мамедова. А у кого было еще «подсматривать», если он первым начал делать такие операции, а потом еще и усовершенствовал их?..

Но в медицинском мире все коллеги и нет конкурентов, а потому однажды завезенная методика в момент становится достоянием сообщества. Это нормально, и это нужно понимать. Впрочем, как и то, что, будучи законодателем, Мамедов, пока многие учатся, уходит еще дальше.

Поэтому, по большому счету, за качественной эндоскопической подтяжкой, кроме как к нему, идти больше не к кому. И я вернулась к нему. Через год. Операция состоится через месяц.

Продолжение следует…

На правах рекламы

Популярное
Group