logo
Монархи

Проклятие великого магистра (Филипп Красивый)

   Филипп IV был религиозным человеком, а потому полагался на волю Господа, отмахиваясь от суеверий и предзнаменований. Проклятие Жака де Молэ его ничуть не взволновало. Чего только не скажешь на костре! Да и привык король за годы инфляции и налогового гнета к ненависти и злобе народа.

   Филипп IV был религиозным человеком, а потому полагался на волю Господа, отмахиваясь от суеверий и предзнаменований. Проклятие Жака де Молэ его ничуть не взволновало. Чего только не скажешь на костре! Да и привык король за годы инфляции и налогового гнета к ненависти и злобе народа.

Он шел к своей цели, шел по трупам, слезам и горю, но другого пути у него не было - ему была нужна сильная, великая Франция, собранная в единый кулак усилием его несгибаемой воли. Сколько уже сделано, сколько всего пережито, осталось совсем немного, совсем чуть-чуть, а тогда и умирать не страшно…

Королевский совет – его детище, плод его административного гения. Он собирал его по крупицам, добывая со всех уголков Франции людей умных, талантливых, исполнительных.

Не дворянские регалии давали преимущества, а умение думать и делать дело. Но его Совет еще недостаточно силен, чтобы обойтись без него, чтобы справиться со скалящимися по углам феодалами, с этим глупым Людовиком.

Да, с детьми королю не повезло. Разве что Филипп, да и он неустойчив. А уж Людовик с Карлом и вовсе бездари. Если только Изабелла… эх, если бы она была мальчиком!

Вот кому можно доверить и трон, и страну, вот кто бы продолжил его дело, дожал этих зазнавшихся аристократов, заставив их навечно склонить головы перед королевским величием. Но Изабелла - королева Англии, а с Людовиком надо что-то делать…

Филипп не успел ничего сделать. Какая-то странная болезнь (сбылось предсказанное!) в течение нескольких недель свела его в могилу, и на престол в одночасье взошел его старший сын Людовик X Сварливый.

Бедный Людовик…

Судьба так стремительно выбросила его на трон, что он не сразу понял, какое «счастье» свалилось на его голову. А когда понял, ужаснулся.

Ленивая, полная развлечений и изнеженных забав жизнь подошла к концу. На смену пришли вечные государственные дела и заботы. И еще этот папенькин Совет со своими нескончаемыми заседаниями и непонятными заумными словами…

Необразованный Людовик терпеть не мог ученой терминологии и во всем слушался своего дядю, который постоянно твердил, что пора бы разобраться с этими легистами.

Карл Валуа, брат Филиппа IV, смутьян и гуляка, всю жизнь только и делал, что гонялся за короной. О том чтобы управлять Францией он даже и помышлять не мог - Филипп брата к делам государственным не подпускал.

Военные латы и дворцовые интриги – все, что ему оставалось при дворе. Даже самый распоследний легист имел куда больше полномочий, чем он, представитель королевской фамилии, потомственный аристократ и родственник короля.

Ах, как ненавидел он этих безродных выскочек, как мечтал сгноить их всех по тюрьмам, насладиться их падением и жалобными просьбами о помиловании! Нет, не зря он так долго окучивал племянника. Теперь пришло его время, теперь он будет управлять Францией, даже если корона находится совсем на другой голове!

Министры Филиппа IV один за другим потеряли свои посты. Многие попали в тюрьмы, Ангерран Мариньи был казнен. Феодалам вернули их былые привилегии, финансы расстроились окончательно, в стране начался голод.

А молодой король думал о женитьбе. Его жена Маргарита Бургундская на тот момент томилась в Шато-Гайаре. О ее измене в свое время говорила вся Европа, и Людовик до сих пор болезненно морщился при воспоминании о жене.

Три невестки Филиппа Красивого Маргарита, Бланка и Жанна прибыли ко двору еще подростками. Их готовили в жены трем королевским сыновьям, но, судя по всему, королевские венцы оказались дамам не по плечу. Принцессы чуть ли не разом затеяли адюльтер, видимо, от скуки дворцовой жизни.

Шалость эта обошлась им дорого. Изабелла, королева Англии и любимая дочь Филиппа, преподнесла своим невесткам по золотому кошельку. Молодые дурочки не нашли ничего лучшего, чем преподнести эти подарки своим любовникам.

Это и стало доказательством их измены. Филипп пришел в бешенство, заставив прелюбодеек сначала присутствовать при жестокой казни своих любовников, а затем всех троих приговорив к пожизненному заточению.

Однако по канонам католической церкви прелюбодеяние не считалось достаточным поводом для развода, и Людовик формально оставался женатым. От брака с Маргаритой у него родилась дочь Жанна, но ему был нужен сын, а значит, требовался развод. Участь Маргариты была решена.

Ее задушили, как утверждала народная молва, не без молчаливого согласия короля. Второй женой Людовика стала Клеменция Венгерская. Но сына он так и не дождался.

27 летний Людовик внезапно скончался, оставив беременную жену, незаконченную войну с Фландрией и взбунтовавшуюся знать на своего брата Филиппа.

Несчастный Филипп

Филипп тут же объявил себя регентом сначала при беременной Клеменции, а затем при младенце Иоанне I. Но новорожденный наследник прожил всего пять дней, и встал вопрос о дальнейшем престолонаследии.

По всем правилам трон должен был перейти к Жанне, дочери Людовика. Но Филипп выудил старый Салический закон, запрещающий передавать престол по женской линии. Наспех собранные Генеральные штаты подтвердили это решение, и Филипп V Длинный стал королем, даже не подозревая, как выбитый им порядок престолонаследия вскоре обернется против него самого и прервет королевскую историю рода Капетингов…

У Филиппа было много дел. Закончить доставшеюся ему от Людовика войну с Фландрией, привести в чувство знать, вернуть королевской власти монетную регалию, дополнить законодательство, выработать единую систему мер и весов. Он хотел продолжить дело своего отца, так удачно сведенное на нет бестолковым братом.

Но не успел. Бог отвел ему так мало лет жизни, и всего шесть лет королевской власти. В отличие от своего брата Людовика, Филипп не возненавидел свою жену Жанну де Шалон. И как только стал королем, тут же освободил ее из темницы. Но сына они так и не дождались. Супруги произвели на свет трех дочерей, которые по новому закону лишались прав на престол.

Эпидемия чумы унесла жизнь Филиппа V, и до сих пор за ним в истории тянется шлейф обвинений в убийстве младенца Иоанна I Посмертного. Версий много: то ли Филипп сам убил племянника, то ли это сделала его теща, Матильда Артуа, дабы добыть для дочери престол, то ли младенцев и вовсе подменили…

Последнее предположение породило появление Лжеиоаннов, доставивших немало хлопот власти.

Ужасный Карл

Взошедшего на престол Карла IV, как и отца, называли Красивым. Но это неточность перевода. Во французском варианте это звучит иначе - Карл IV Красавчик. Слова хоть и близки по смыслу, но оттенок уже совсем другой.

Карл проявил себя как деспотичный властитель, вся деятельность которого была направлена на усиление королевской власти. Впрочем, развернуться ему особенно не удалось - царствовал он всего лишь шесть лет. Карл безумно любил свою жену Бланку и едва не сошел с ума, когда узнал о ее измене. Он простил жену и выступил против королевского приговора.

Однако на наказании настоял совет пэров, возглавляла который мать Бланки, Матильда Артуа. Железная графиня не простила дочь и без сожалений отправила ее в заточение. После того как на глазах у Бланки убили ее сокамерницу Маргариту, жену Людовика, у нее помутился рассудок.

Но Карл продолжал любить ее, и, взойдя на престол, тут же намеривался освободить жену. Однако Бланка к тому времени забеременела от тюремного смотрителя, и Карл был вынужден развестись с ней. Бланку перевели в монастырь, а Карл женился на Марии Люксембургской.

Но и во втором и в третьем браке (Жанна Эвре) он продолжал любить Бланку. Узнав о ее смерти, король едва не наложил на себя руки, однако судьба и так отвела ему не много времени…

Он не оставил после себя сыновей и престол перешел к Филиппу Валуа. Династическая история Капетингов закончилась, проклятие великого магистра сбылось. Впрочем, судьба Валуа на французском престоле оказалась не менее трагичной…

Людмила ГОРШКОВА