ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНЫЙ АНАЛЬНЫЙ СЕКС    Верхний Монтклэр, штат Нью-Джерси.Уэнди держит на ладони пробку для ануса. Пробка около двух дюймов в длину, чуть поменьше в диаметре и снабжена широким плоским основанием, по-видимому, для того, чтобы она не смогла затеряться в нижнем отделе кишечника. Я смотрю на нее и вспоминаю слух, охвативший города нашей страны несколько лет назад. Вы, наверняка, помните историю о гомосексуалисте, попавшем в больницу после того, как гербил (маленький грызун, родственный мыши; обитает в песчаных областях Африки и Азии; в настоящее время распространен в США как домашнее животное), введенный шутки ради в анус, начал буйствовать.

Таково распространенное общественное мнение о людях, занимающихся анальным сексом: “Они настолько глупы и так безумно похотливы, что готовы вталкивать себе через анальное отверстие живых грызунов”.

   - Вряд ли это подойдет, - говорит Уэнди продавцу, взвешивая пробку на руке. Женщина одета в блестящий, цвета морской волны габардиновый костюм с золотыми пуговицами, который дополняют тяжелые золотые серьги и браслет с часами. Белокурые волосы, почти доходящие до плеч, изящно подкручены. Уэнди точно сошла с обложки журнала “Деловая женщина”. - Эта штука недостаточно велика, чтобы поехала крыша, - заключает она.

   - Некоторые люди используют их, чтобы подготовиться к анальному сексу, - объясняет мне продавщица. Ей чуть больше двадцати, невысокая и симпатичная, с длинными вьющимися каштановыми волосами. Ее миниатюрность подчеркивает черное платье в обтяжку, дорогое и уродливое. Платить 299 долларов за нечто, совсем вам не подходящее?! - Пробка расширяет проход и помогает им привыкнуть к тому, что внутри что-то находится. После этого введение становится не таким трудным, - с услужливостью добавляет она, подойдя к нам той неуверенной походкой, которую придают их владелице туфли на четырехдюймовых шпильках. - Вам, наверное, понравится вещица побольше. Все предпочитают разные размеры.

   Констанс, владелица магазина, и ее партнер в деле и “подчиненный” в постели Джон стремятся к большему, чем просто розничная торговля. “Одежда для удовольствий” практически является центром сообщества людей с “отклонениями” на севере Нью-Джерси, крае роскошных спален, все более расширяющихся индустриальных парков и безбрежных торговых рядов на открытом воздухе. Покупатели магазина ведут разговоры о Констанс в восторженных тонах, и в основе этих похвал лежит уважение. Они говорят о ней так, как будто она строгая, но справедливая наставница школы-интерната.

Я глядела вокруг, исподтишка ухмыляясь съедобным колготкам, старясь, чтобы Констанс меня не видела, хотя она могла и не узнать, кто я.

Я изучала витрину с презервативами, когда подошла Уэнди, держа в руке сверток с покупкой. Ею оказался анальный вибратор, устройство, смахивающее на насадку для старомодной лейки, снабженное комплектом батареек. Погоня за извращениями - тропинка, редко украшенная красивыми игрушками. Разным приспособлениям, кожаным одеяниям, дисциплинарным аксессуарам не хватает того определенного изящества и шарма, присущего кружевам, шелку, сатину, пахучим маслам и кремам, этим классическим атрибутам совращения. Хотя, с другой стороны, хорошая кожа имеет привлекательный эротический запах.

   - Наша продавщица - “рабыня”, - возбужденно прошептала Уэнди мне на ухо. - Вблизи у нее на спине заметны исчезающие шрамы. Посмотри на обратном пути.

Она подняла с прилавка упаковку анальных презервативов, но затем положила обратно.

   - Хотела бы я, чтобы они мне пригодились, - сказала она тоскливо.

Уэнди точно не помнит, историей из какого журнала, “Пентхауз Форум” или “Пентхауз Вариэйшнз” - она была вдохновлена на первый опыт анального секса, но то, что это был один из них, - точно. Почти десять лет назад, когда ей было под тридцать, она жила в большой Г-образной студии на четвертом этаже, в манхэттенском районе Ист-Виллидж, со своим приятелем Аланом. Работала она по нескольку часов в день официанткой в пабе “Львиная голова” в Грин-вич-Виллидж. Она считала себя актрисой, это мнение изредка подтверждалось небольшим участием в ежедневном телесериале. Алан, пылкий бородатый шатен, днем работал над профсоюзными публикациями, а по ночам писал роман. Они оба достигли той точки в жизни, когда каждому из них требовался партнер для взаимного поддержания иллюзий, достаточных для того, чтобы делить друг с другом квартирную плату и постель.

   - Постельные сцены для своего романа он брал из этих секс-журналов, - вспоминает Уэнди. - Мы никогда не обсуждали то, чем он занимался. Я даже не знаю, закончил ли он тот роман или какой-нибудь еще. Мы разошлись через два года. Я никогда не встречала чего-либо им написанного в книжных лавках, правда, я редко покупаю книги. Я могла бы уже и соскучиться.

Эти журналы - “Форум” и “Вариэйшнз” - подстегнули фантазию Уэнди. Пока Алан работал на старой шумной электрической печатной машинке “Рой-ял”, подаренной ему родителями после окончания высшей школы, Уэнди время от времени занималась мастурбацией, держа в другой руке журнал и лежа на кровати, покрытой индейским набивным покрывалом, подоткнутым снизу. Если она производила много звуков, Алан выключал машинку и присоединялся к ней в постели. Он интересовался, о чем она думает, мастурбируя, что ее заводит.

   - Я отвечала, что думаю о нем, но он знал, что это неправда. Однажды ночью он дал мне журнал и сказал, чтобы я прочитала что-нибудь, возбуждающее меня. Я открыла страницу об анальном сексе. Мое сердце быстро забилось, и я начала читать. Мне попался отрывок от первого лица, где жена рассказывала, как она “подарила” мужу анальный секс на день рождения. Она подготовилась к нему, время от времени пользуясь анальной пробкой, чтобы привыкнуть к ощущениям, - ну, в общем, все, как описывала девушка в секс-шопе, но я не хотела ей показывать, что знаю. Когда я читала, лицо у меня вспотело, а у него была сильнейшая эрекция.

“Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя в задницу?” - спросил он. “Нет, не только я, но ты сам этого хочешь”, - подумала я. Конечно, я знала, что ему тоже хочется. Он заводил разговор об этом уже несколько раз и однажды даже попробовал проникнуть членом в анальное отверстие, но это нелегко было сделать. Мне было страшно. Я знала, что это может причинить адскую боль, но тем не менее действительно хотела, чтобы он трахнул меня в задницу. От страха и возбуждения мое сердце готово было выскочить.

Я настояла, чтобы мы делали это медленно и использовали много смазки. Он начал, используя один палец, потом два, очень медленно и нежно работая в моем заднем проходе. Я заставила его надеть презерватив и нанести еще смазки. Мы этим занимались первый раз, я при этом лежала на спине, высоко подняв ноги и разведя их шире плеч.

Я знала, что это должно быть больно, если происходит впервые. Но, Боже, это было хорошо, так хорошо... Я не могла поверить, что это все мне так понравилось. Задний проход невероятно чувствителен, и ты способна ощутить все, каждое незначительное движение члена или пальца внутри тебя.

Я знаю шутку об анальном сексе. Это вещь, которую женщина делает дважды: один раз, чтобы узнать, что это такое, а второй - чтобы проверить, действительно ли это было так плохо. И знаю нескольких женщин, верящих, что это делают только пассивные женщины для удовлетворения своих мужчин.

Анальный секс рассматривается как высшая мужская сексуальная фантазия. Мы часто не понимаем, как много женщин могут любить, чтобы это делали в анус.

Алану это тоже понравилось. В их последнюю ночь в их общей квартире он признался, что считает “подаренную” ему “анальную девственность” лучшим из того, что она ему дарила. Он приписывает тому журналу честь в поощрении желания Уэнди исследовать новый аспект ее сексуальности.

   - Может быть, он и прав, - говорит она. - Я думаю, что все равно рано или поздно открыла бы для себя анальный секс, но история той молодой жены подтолкнула меня к этой идее именно в ту ночь.

Насколько же анальный секс является извращением?

   - Анальное табу очень сильно в нашей стране, большинство торговцев книгами отказываются от моей книги (“Анальное удовольствие и здоровье”), - говорит доктор Джек Морин. - Ситуация не изменилась за двенадцать лет, прошедшие с момента выхода книги. - Он замечает со смехом: - Это неплохо для моей книги.

Он прав: другого издания по анальному сексу нет, что весьма удивительно, когда вы посмотрите, какое великое количество книг о сексе гуляет по рынку.

   - Она вне конкуренции. Нет другой области секса, кроме этой, про которую не было бы написано хотя бы несколько книг.

Хотя даже опросы показывают рост гетеросексуального анального секса (и спад гомосексуального по причине боязни СПИДа), доктор Морин объясняет, что “табу остается сильным. Это очень тайная сексуальная практика. Люди об этом стараются не говорить. Ассоциирование ануса с чем-то грязным и гадким снова возвращается. Убеждения, заложенные сызмальства, сильно укоренились”.

   - Хорошая сторона табу в том, что я называю “фактором непослушания”. Некоторые люди любят ощущение того, что они попирают запреты. Для них это делает секс возбуждающим. Плохая сторона табу, само собой, заключается в том, что люди, его нарушающие, чувствуют дурное в совершенном ими и в себе (поскольку они это совершили) и препятствуют получению информации.

Такая ли уж редкая женщина Уэнди в своем желании анальных сношений?

“Анальное удовольствие и здоровье” создавалось в кабинетах доктора Морина, где участники учились получать удовольствие от анальной стимуляции, включая сношение без боли и повреждений. Вначале это были, в основном, мужчины - “голубые”. Потом эти занятия открыли для себя гетеросексуалки. Их волновало и беспокоило, по словам доктора, почти то же самое, что и мужчин.

   - Некоторым женщинам нужно было определить свои чувства к тому, что о них скажут, если они займутся анальным сексом. Они выясняли, “какой сорт женщин это делает” или “насколько это неопрятно”, в то время как мужчины волновались больше о понятиях власти и подчинения. Не сделает ли пассивный анальный секс их чересчур зависимыми?

На что она не соглашается, хотя ему этого действительно хочется?
На что она не соглашается, хотя ему этого действительно хочется?

   Большинство мужчин рано или поздно просят женщин об анальном сексе, и многие из последних - вероятно, большинство - отвечают “нет”. Однако тридцать лет назад многие женщины (вероятно, также большинство) говорили “нет” фелляции и куннилингу, потом считали это “извращением”, так как большей частью американцев это не практиковалось. Символом половой распущенности был безобидный центральный разворот “Плейбоя”, где нежный пучок пушистых волос прикрывал внутренние губы, куда, наверное, немало мужчин в воображении проникало языком. Анальный секс - такое же извращение сегодня, каким тогда был оральный.

Исследования показали, что не менее 30% американских гетеросексуальных пар пробовали анальный секс, а некоторые занимаются этим регулярно. Эта форма сношения увеличивает возможность передачи вируса СПИДа, если повреждаются ткани прямой кишки (что легко происходит без использования обильной смазки типа “КУ-желе”). Но для чисто моногамных пар анальный секс-способ отойти от норм, возможно, из-за того, что это культурное табу наиболее легко нарушить. Нет ничего удивительного в том, что многие мужчины и женщины, бывшие в авангарде сексуальной революции, больше боятся анальных игр, нежели юная супружеская чета за соседней дверью.

Легендарная в прошлом порнозвезда, культовая фигура Энни Спринкл, перепробовавшая почти все, что можно, и признавшаяся в этом в печати и перед камерой, как-то на мой вопрос, делает ли она “это” в анус, ответила: “Ни за что! Никто не трахает меня в зад!” Это был единственный раз на моей памяти за те десять лет, что я знаю Энни, когда она предстала в амплуа учительницы воскресной школы.

Другая женщина, моя подруга, мало кому известная, ответила на этот же вопрос классически: “Я пробовала однажды. Это больно. Когда он вытащил свой член наружу, на нем были прилипшие кусочки фекалий. Как непристойно! На следующий день я страдала еще больше, особенно когда имела стул. Но он захотел этого снова. Нет! Нет! Нет! Почему мужчины хотят этого, несмотря ни на что? Не понимаю”.

Я понимаю. Мужчин не посылали в детстве играть на улицу в оборчатых комбинезончиках, напоминая: “Не испачкайся!”, поэтому они не испытывают такого отвращения, как мы, при соприкосновении с чем-то грязным. Вне эстетики они являются продуктом социальных условий, которые миллионы лет вынуждали их быть сексуальными агрессорами. И проблемой секса остается эротическая власть, подавление и подчинение - та же проблема, о которой мы говорили, рассматривая пару в позе “бутерброда” и “хозяйку” с “рабом”, привязанным к дыбе. Тяга к доминированию над женским полом, должно быть, где-то запрограммирована, будто крошечная микросхема, вживленная в мозги мужчин, по крайней мере, их большинства (многие мужчины более покорны, чем я была когда-либо). Проникая в горячий узкий проход, каждый раз неохотно поддающийся, они должны чувствовать те же, что и при преодолении тугой девственной плевы. Разве может это чувство постоянной новизны помешать возбудиться среднему мужчине? Разве можно его обвинять в том, что он желает, чтобы его пенис был сжат так крепко? Нет и нет, к тому же, естественно, есть и другие причины.

Есть нечто, что мужчина хочет видеть в женщине, - не всегда, даже не большую часть времени, но время от времени: покорность.

Женщина никогда не демонстрирует большую покорность, чем когда подставляет мужчине свой зад. Она боится боли, или дискомфорта, или пятна на простыне меньше, чем полного подчинения, сопровождающего это действие. Она должна доверить ему провести акт без своей инициативы. Она также должна быть уверена, что сумеет вновь обрести контроль после временной его утраты на период сексуального акта. Возможность доверять - вот что может подвести женщину к ответу “да” на вопрос об анальном сексе. Но хочет ли она его так, как хочет обычного полового сношения? Лишь изредка мне нравится подчиняться или говорить “да” анальному сексу, хотя, если я это делаю, я получаю чрезвычайное наслаждение.

Анальный секс у меня всегда вызывает интенсивный оргазм, хотя это все еще не то, чем я занимаюсь часто или со многими мужчинами. Мне не хочется это делать часто. Я должна быть открыта для опыта. Он должен быть особенным мужчиной. Я не знаю ничего, что бы мешало мне, кроме этого, но сдерживаюсь, говоря множество “нет” ради одного “да”.

Зад - это подарок.Когда женщина становится на колени, вздымая его в воздух, а голову наклоняя книзу, она чувствует эротический страх, тянущийся из-под ложечки к пояснице. Она может хотеть “это” и бояться “этого”. Когда я ожидаю первого толчка при введении, мое сердце учащает удары, стенки влагалища набухают. Все готово для него. Как же он это сделает? Учебники секса говорят, что мужчина должен нежно проталкивать член, не углубляясь далеко, и медленно двигаться, делая усилие не на движении внутрь,

Как говорит доктор Алекс Комфорт, автор “Радостей секса”, проникновение в анус совсем не “радостно”. Люди, экспериментирующие с новыми видами секса, должны быть очень осторожны.

   - Страстный анальный секс с мужчиной - новая веха в отношениях людей, - считает одна женщина. - Это дает что-то каждой из сторон. Когда я думаю об анальном сексе, я всегда возбуждаюсь. Но это элемент сексуальной фантазии. На самом деле мне нечасто этого хочется. Может показаться странным то, что понравившийся опыт не желаешь повторить вновь. Если углубиться в проблему, наверное, я просто боюсь, что это меня ранит - физически или морально, - если я буду позволять себе это слишком часто.

Некоторые женщины, естественно, хотят большего. Уэнди, например.

* * *

- После Алана я сама стала предлагать анальный секс в отношениях, - говорит Уэнди. - Следующий мужчина сказал мне, что лично ему это неинтересно, но он постарается сделать мне приятное. Или же мы этим занимались, когда у меня были месячные. Они длились по нескольку дней, так что ему нравилось трахать меня в зад, потому что не надо было делать перерыв в сексе на время менструации. В моей заднице он был заинтересован меньше всех мужчин, которых я только знала. Я имею в виду, что он не любил вообще смотреть на мой зад или ласкать его. Мне кажется, он боялся, что мужской интерес к анальному сексу означает гомосексуальные наклонности. Он никогда так не говорил, но я подозреваю, это именно то, о чем он думал.

Пять лет назад Уэнди сменила занятие и жилье Ист-Виллидже на работу в розничной торговле комфортабельную квартиру в пригороде Нью-Джерси, приблизительно в сорока пяти минутах езды от Манхэттена. Она начала встречаться с Дугом, адвокатом, с которым познакомилась в своем магазине, когда он зашел туда купить подарки матери и сестре в канун Рождества. На следующее Рождество они поженились. Теперь Уэнди живет в шикарных апартаментах в Джерси, в ее доме два этажа и рядом бассейн. Их дочке исполнился год. Нянечка разговаривает на плохом английском. Уэнди работает на полставки в дорогом магазине одежды и ювелирных товаров. Полная энтузиазма домохозяйка, подписывающаяся на журнал “Редбук” и вступившая в Младшую Лигу.

   - Я до сих пор читаю “Форум” и временами “Вариэйшенз”, и они возбуждают меня, возбуждают гораздо сильнее, чем Дуга. Я прихожу в волнение от всего, пусть это даже материалы о лесбиянках или о садомазохизме, хотя пробовать это мне не хочется. Он знает, что я бываю в “Одежде для удовольствий”. Я покупаю то, что ему нравится, кожаные лифчики, масла для тела и ароматическую пудру. Он любит, когда есть выбор сексуальной одежды. Но анальный вибратор я ему не покажу. Он лежит в ящике моего стола, им я пользуюсь, только если Дуга нет дома.

У нас очень редко бывает анальный секс. Он любит мою задницу, любит смотреть на нее и трогать: я знаю, что могу подвигнуть его на секс, всего лишь надев шорты, короткие настолько, чтобы приоткрыть ягодицы. Но он чувствует себя неудобно, если мы занимаемся анальным сексом. Он говорит, что ощущает себя насильником, даже несмотря на мое согласие. Первый раз, когда мы пробовали, у него пропала эрекция еще до того, как он попытался в меня проникнуть. Мне порой кажется, что я - единственная женщина в Америке, которая желает анального секса с мужчиной, к этому не стремящимся.

Я не смогла бы разрушить наш брак из-за чего-то подобного, - продолжает Уэнди. - Это не очень-то важно. Просто временами я фантазирую о том, чтобы сбежать внезапно к Алану, снять номер в гостинице, где он смог бы трахать меня в задницу. Это, конечно, фантазия, чистая фантазия.

Она театрально вздыхает, а потом, после паузы, добавляет:

   - Позвони мне через несколько лет, посмотришь, не стала ли я чересчур благоразумной; хотя, по правде, страстная ночь с мужиком, любящим анальный секс, для меня - все. Вот вещь, о которой я мечтаю.

продолжение следует...