По статистике, Россия сейчас входит в десятку самых опасных государств мира из-за слишком высокого уровня агрессиии, которая становится нормой для общества. И проявляется это в неуважении к правам и свободам человекаи, в том числе, взапретах на проведение гей-парадов.

   По статистике, Россия сейчас входит в десятку самых опасных государств мира из-за слишком высокого уровня агрессиии, которая становится нормой для общества. И проявляется это в неуважении к правам и свободам человекаи, в том числе, взапретах на проведение гей-парадов.

При сложившейся ситуации гей-парад является своеобразной лакмусовой бумажкой, которая показывает насколько нетерпимым остается наше общество, и как сильно нас обогнала Европа в этом плане. Каждый раз открытые манифестации гей-сообщества вызывают новую волну дискуссий не только об их целесообразности, но и о возможных последствиях для подрастающего поколения, о нормальности гомосексуальной ориентации и допустимости ее демонстрации. Это говорит о том, что наше общество, в целом, не может и не хочет пока принимать тех, кто отличается от большинства.

Совсем недавно представители сексуальных меньшинств вновь подали жалобу в Европейский суд по правам человека из-за ставшего уже традиционным запрета властей на проведение гей-парада, который планировался в мае. 21 октября 2010 года Страсбургский суд уже признал, что подобные запреты не соответствуют трем статьям Европейской конвенции, нарушают права на свободу собраний и эффективную судебную защиту, и положение о запрете дискриминации.

Активисты российского ЛГБТ-движения уже не первый год пытаются договориться с властями и организовать санкционированный гей-парад. И каждый раз все происходит по одной и той же схеме: традиционно подается заявка, ее традиционно отклоняют, в итоге какое-то шествие традиционно происходит и его так же традиционно со скандалом разгоняют. Так же все было и в этом году, несмотря на вердикт Европейского суда.

Passion.ru решил поразмышлять, зачем нужны гей парады, способствуют ли они распространению гомосексуальности и что думают о гей-парадах сами представители секс-меньшинств.

Почему нельзя любить молча?

Гордость против предубеждения

Сексуальная ориентация

Первое, что вызывает возмущение у противников гей-парадов – это само название: гей-парад, гей-прайд, парад гордости. «Чем гордиться-то? Тем, что вы практикуете нетрадиционный секс?» - спрашивают они.

Но на самом деле, чтобы понять, откуда взялась эта самая гордость и гордость ли это вообще, нужно немножко углубиться в историю и вспомнить 60-е, которые положили начало огромному количеству явлений современности, в том числе и гей-парадам.

До 60-х положение геев было довольно плачевным. Аресты и рейды в гей-барах в США были практически нормой: арестовать могли лишь за то, что двое людей одного пола держались за руки, подведя это под статью о непристойном поведении.

Все это, разумеется, оправдывалось заботой о нравственности и общественном спокойствии.

В 1966-м, под давлением «Общества Маттачин» (одна из первых гей-организаций США, основанная еще в 1950-м) была предпринята попытка как-то пресечь незаконные аресты, в результате чего появился специальный указ, согласно которому полицейским разрешалось арестовывать геев за непристойное поведение только в присутствии понятых, и число арестов сократилось.

Кстати, интересно, что уже тогда в США были гей-парады, но проходили они в довольно сдержанной форме, без публичной демонстрации своих пристрастий, карнавалов, шоу и прочих атрибутов современного гей-прайда.

До определенного момента одно оставалось неизменным – геев продолжали считать людьми второго сорта, да и сами геи в целом молча терпели такое отношение. Бесконечно так продолжаться не могло.

Так же, как не могла бесконечно продолжаться расовая сегрегация. Когда-нибудь бомба должна была рвануть, и она рванула – 28 июня 1969 года. Это дата начала знаменитых Стоунволлских бунтов, которые стали, по сути, первой попыткой массового, открытого сопротивления незаконным арестам геев и лесбиянок.

В этот день полиция решила совершить очередную облаву на гей-бар «Стоунволл Инн», и, по одной из версий, лесбиянка, которую пытались затолкать в полицейскую машину, стала активно сопротивляться, и толпа не стала смотреть молча, как это было раньше, а вступила в драку с представителями власти.

В течение последующих дней там же произошло еще несколько стычек с полицией, и в последствие они получили название «Стоунволлские бунты».

После Стоунволла формат гей-парадов претерпел значительные изменения: участники больше не стыдились своей ориентации, они вели себя более открыто и не смиренно вымаливали равные права, а уже требовали их.

Именно тогда стало популярным выражением «Gay and Proud». Дословно это переводится, как «Гей и горжусь этим», но, с учетом описанного исторического контекста, понимать его следует исключительно как «Я гей и не стыжусь этого».

Кстати, аналогично звучали и лозунги движения за права чернокожих «I’m black and I’m proud» («Я черный и горжусь этим!»). И смысл был опять же не в том, что чернокожие лучше, а в том, что цвет кожи не делает человеком второго сорта, что это не то, чего стоит стесняться.

И если говорить о парадах гордости, то смысл этой «гордости» лишь в том, что эти люди не стесняются своей ориентацией и отказываются считать себя неполноценными только потому, что отличаются от большинства.

Гей-пропаганда: правда или миф?

Почему нельзя любить молча?

Сексуальная ориентация

На все вышесказанное можно возразить: «Ну и пусть бы себе отличались молча. Зачем везде кричать о своей ориентации, ведь за это больше не сажают и даже не арестовывают!»

Действительно, статью за гомосексуализм в России отменили еще 1993 году, однако меньшинствам все равно почему-то не сидится на месте.

Чего им всем нужно? Противники гей-парадов скажут, что цель всех этих шествий - насаждение гомосексуализма, «пропаганда разврата», разрушение института семьи, уничтожение России и так далее.

А что же на самом деле? Зачем эти люди идут на парад? Неужели действительно нельзя любить молча?

В качестве ответа на этот вопрос можно процитировать обращение журналистки Елены Костюченко, одной из немногих, решившихся принять участие в несанкционированном гей-параде в этом году.

Пост назывался «Почему я иду на гей-парад», и в нем девушка не только призналась в своей ориентации, но и выложила фотографии себя и своей девушки. И, в частности, там говорилось следующее:

«Мы (я и моя девушка) хотим, чтобы государство признало нас родственниками. Не просто родственниками - супругами, со всеми вытекающими. Мы хотим иметь возможность брать семейную ипотеку. Оформить семейную медстраховку и просто - страховку.

Я хочу, чтобы моя женщина чувствовала себя защищенной в имущественном споре, который может начаться после моей смерти. Чтобы она имела возможность не свидетельствовать против меня в суде. И если однажды я окажусь в реанимации (а с моим здоровьем это более чем вероятно, к сожалению), я бы хотела, чтобы решения принимала она».

Согласитесь повод идти на парад более чем достойный, и для двух людей, любящих друг друга, это вполне естественные права - права отвечать друг за друга по закону и защищать друг друга.

В конце своего обращения Елена также написала:

«…верю, что наша страна достойна лучшего. Достойна, чтобы люди не травили людей просто за то, что они другие по какому-то параметру. Россия изменится. Она уже меняется».

Да, если верить опросам, страна действительно меняется, и отношение к меньшинствам с каждым годом становится все более терпимым, но на сегодняшний день о прекращении травли можно только мечтать.

Пока что ни одна попытка проведения гей-парада, ни санкционированные шествия не обходятся без инцидентов. По-прежнему нормой считается резкое осуждение гомосексуальности, и по-прежнему в новостях постоянно появляются сообщения об актах насилия в отношении меньшинств.

Вообще достаточно почитать комментарии к любой статье на тему ориентации, чтобы понять, насколько высок в нашей стране уровень нетерпимости – обсуждение редко обходится без призывов уничтожать геев и насиловать лесбиянок (с целью исправления!).

Именно поэтому представители секс-меньшинств настаивают на проведении парадов – чтобы воспитать терпимость и привить обществу мысль, что те, кто не похож на нас, тоже имеют равные права.

Мнение меньшинств

Гей-пропаганда: реальная угроза или миф?

Сексуальная ориентация

Противников гей-парадов зачастую волнует не столько непохожесть геев на нас, сколько то, что эта непохожесть выставляется напоказ и что за этим может последовать. Якобы открытая демонстрация гомосексуальности может привести к тому, что подростки и молодежь поддадутся «моде», захотят попробовать и тоже встанут под радужные знамена.

Но здесь есть один важный нюанс.

Смысл гей-парада не в представлении гомосексуальной ориентации как предпочтительной (тогда это действительно было бы пропагандой), а в том, например, чтобы человек, осознавший свою ориентацию, не лез в петлю из-за самого факта несоответствия норме (а такие случаи были), а научился жить с этим.

А для этого он должен понимать, что он такой не один, и понимать, что, несмотря на это, он тоже может быть достойным членом общества.

Сторонники идеи моды на гомосексуальность очень любят во всех спорах ссылаться на то, что пока в России в «Уголовном кодексе» была статья 121, геев было якобы намного меньше. Но в действительности-то все гораздо проще - не гомосексуалов стало больше, а больший процент гомосексуалов решается открыто заявить о своей ориентации.

Примерно так же объяснял «рост» числа геев знаменитый сексолог Игорь Кон, проведший не одно исследование на тему гомосексуальности:

«Ситуация сложнее. С одной стороны, гомосексуальность была запрещена, об этом не говорили. А сейчас это стало более видимо, слышимо, поэтому об этом много говорят и обсуждают и в молодежной среде, и по радио, и по телевидению, и так далее.

Но говорить о моде я бы не стал, поскольку именно в молодежной среде (а о СМИ и говорить нечего) очень высокий уровень гомофобии, то есть ненависти».

Также вызывает большие сомнения и популярная идея о наличии связи между отменой статьи за гомосексуализм и демографическим кризисом. Например, если взять Нидерланды, самую раскрепощенную страну мира, то там даже легализация однополых браков никак не повлияла на рождаемость.

У нас же рождаемость, несмотря на всестороннее осуждение гомосексуальности, продолжает падать. А ЛГБТ-сообщество в данном случае выступает в качестве некого козла отпущения, на которого просто удобно свалить все проблемы и не искать настоящие причины снижения рождаемости.

Заводить детей не хотят часто вполне гетеросексуальные пары, и ориентация отдельных граждан тут совершенно не при чем. Более того, многие однополые пары, несмотря на отсутствие возможности зарегистрировать свой союз, все равно тем или иным способом заводят детей.

Причем подходят к этому вопросу гораздо более осознанно, чем иные гетеросексуальные пары, ведь возможность случайной, незапланированной беременности в данном случае исключена.

И, кстати, утверждения, что родители-геи, обязательно вырастят сына-гея или дочь-лесбиянку, не имеют под собой никаких оснований. Согласно исследованиям, среди детей, выращенных однополыми парами, такой же процент гомосексуалов, как и среди детей, выращенных традиционными семьями.

Хотя в данном случае гораздо важнее другое - насколько психически здоровым может быть ребенок, выращенный однополыми родителями? И, к сожалению, этот вопрос до сих пор остается открытым.

Но дело не в отношениях между однополыми родителями в семье, а в отношении общества к родителям: настоящую травму ребенку могут нанести не родители, которые любят друг друга, а люди, которые ненавидят и осуждают его родителей.

Мнение меньшинств

Сексуальная ориентация

Как ни странно, но среди представителей меньшинств отношение к гей-парадам тоже весьма неоднозначное и далеко не все считают, что Москве сейчас необходимы гей-парады.

Многие из них отчетливо понимают, что Россия на данный момент просто не готова к такого рода мероприятиям.

Михаил, 25 лет, открытый гей, музыкант:

«Думаю, наши ЛГБТ-организации слишком мало внимания уделяют разъяснению своих мотивов в масс-ресурсах.

В карнавальной форме я абсолютно одобряю это мероприятие, но в Москве для того чтобы дойти до стадии фестиваля и веселого неполитизированного мероприятия, нужно пройти через его политическую фазу, то есть, строгого требования прав в формате митинга, чтоб это был такой русский Стоунволл.

Учитывая общественное мнение в нашей стране, это очень непросто, плюс к тому, в российских СМИ очень мало внимания уделяется трезвым дискуссиям и разъяснениям аспектов жизни ЛГБТ-сообщества (как то делал покойный Игорь Кон, например), а политики и иные «авторитетные» личности, увы, спешат заполонить эфирное время разного рода гомофобными комментариями, временами призывая совершать действия, идущие вразрез с Конституцией; плюс к тому, сами устроители гей-парада (Николай Алексеев в первую очередь), судя по их высказываниям в интервью, имеют крайне туманное представление о том, зачем они проводят это мероприятие, что, безусловно, мешает им объединить российское ЛГБТ-сообщество и автоматически ограничивает их возможности.

Однако я считаю, ЛГБТ-шествие в Москве необходимо, ведь, как говорится, вода камень точит. К тому же, соцопросы показывают, что каждый год медленно, но верно отношение к секс-меньшинствам в России меняется в лучшую сторону, хоть и с огромной инерцией.

Будь у нашего ЛГБТ-сообщества грамотная медиа-кампания с чёткими и толерантными посылами, они бы преуспели больше».

Инна, 29 лет, лесбиянка, свой статус от знакомых и родных скрывает:

«Мне кажется, что гей-парады должны официально разрешать. Потому что отношение официальных властей к подобным акциям наглядно демонстрирует культурный уровень общества в стране в целом.

Официальные власти - лицо нашей страны, на которое смотрим не только мы, но и другие страны. А когда в государстве ограничивают свободу или права гражданина этого государства, и неважно, каких взглядов он придерживается, какая у него ориентация, то это уже натуральное средневековье, где все непонятное и непохожее вызывало суеверный ужас и ненависть соответственно.

Почему у сексуальных меньшинств должно быть меньше прав выразить свои взгляды, чем скажем у рабочих или спортсменов, или даже у рядового гражданина страны? Это неправильно и незаконно».

***

Но нужно все же подчеркнуть, что Россия - это не Запад. У нас совершенно другой бэкграунд, другое отношение к человеческим правам и свободам. Достаточно вспомнить, сколько лет американской демократии, и сколько лет - нашей.

И проблема по большому счету не столько в запрете гей-парадов, а в отношении к гражданским правам в целом и в неумении общества быть терпимым к тем, кто отличается от большинства.

К чайлдфри, к вегетарианцам, к незамужним, к тем, кто носит мини в 40… Повод для нетерпимости всегда найдется, если она является нормой для общества.

Но если мы хотим ориентироваться на Запад, на развитые страны, то нам неизбежно придется научиться быть терпимыми и идти на компромиссы, в том числе и правовые.

Никто не призывает любить людей нетрадиционной ориентации или считать гомосексуальность предпочтительным вариантом нормы. Терпимость - это всего лишь «непреследование тех, чей образ мыслей или действий отличается от вашего».

Не любовь к тем, кто отличается, а лишь отсутствие ненависти.

Сара КРИК