Дорогие читатели! Дорогие друзья! Скажу проще – дорогие мои девчонки! Ну, и, конечно, дорогие мои мальчишки (сдается мне, вы тут тоже частенько бываете). Предлагаю попить кофейку и поболтать по душам… Вы как? Согласны? Отлично. Тогда устраивайтесь поудобнее. Разговор предстоит длинный, серьёзный и не простой. О жизни, о любви и о будущем. Начну я, пожалуй, издалека. С рассказа о том, как всё начиналось…

  Дорогие читатели! Дорогие друзья! Скажу проще – дорогие мои девчонки! Ну, и, конечно, дорогие мои мальчишки (сдается мне, вы тут тоже частенько бываете). Предлагаю попить кофейку и поболтать по душам… Вы как? Согласны? Отлично. Тогда устраивайтесь поудобнее. Разговор предстоит длинный, серьёзный и не простой. О жизни, о любви и о будущем. Начну я, пожалуй, издалека. С рассказа о том, как всё начиналось…

... Уже почти девять вечера, а я всё ещё сижу на работе. Мой стол плотно завален бумагами, половину из которых можно легко спустить в шредер – и никто не хватится - но для этого нужно выгадать в своем рабочем графике пятнадцать минут, чтобы пересмотреть и рассортировать все мои документы «офигенной важности», а этих пятнадцати минут у меня нет.

Я очень сосредоточена – пишу ответ на важное официальное письмо. Такое ответственное дело можно доверить только мне: я заслуженно считаюсь в компании мастером формулировок. Шеф говорит, что это талант - сказать человеку «нет» так, что он будет считать, что ему сказали «да».

Сосредоточиться на самом деле очень сложно – где-то наверху в самом разгаре корпоративная вечеринка, о чем свидетельствует грохочущая музыка, топот танцующих ног и бессвязные крики опьяненных счастливой свободой людей.

Наконец, я домучиваю последнюю формулировку, завершаю письмо мастерским намёком на дальнейшее плодотворное сотрудничество, вывожу его на бланке (завтра подпишу у шефа) и выключаю компьютер. Всё. Рабочий день закончен.

Готовясь к выходу, я крашу губы перед зеркалом, и тут ко мне в кабинет с криком врывается секретарша шефа Машка:

  • Как хорошо, что ты ещё не ушла!

  • А что такое? – хмуро интересуюсь я, предвидя, что выводы о конце моего рабочего дня были преждевременны.

  • Да ничего, не пугайся, - Машка улыбается и хлопает накладными ресницами. – Просто сегодня моя смена заканчивается, завтра Лизка выходит, а мы договорились сдавать друг другу чистые столы. Так вот, шеф тут тебе расписал документы, а я уж думала, не успею передать…

Маша кладёт мне на стол свежую пухлую пачку бумаг и убегает, крикнув: «Ну пока, не скучай!».

Я сажусь за свой стол, минуту задумчиво гляжу на документы, после чего начинаю плакать, обреченно уткнувшись лицом в ладошки.

Мне нравится моя работа, мне нравится то, чем я занимаюсь, нравится коллектив, зарплата, но, черт побери, эта рутина меня убивает. Завтра я приду сюда снова, снова сяду за свой заваленный бумагами стол и буду делать то, что делала вчера. Мне хочется творчества, хочется выдумывать и креативить, причем не только формулировки к письмам, а что-то более глобальное и интересное.

«Надо срочно что-то менять», - решаю я и, размазывая слёзы по щекам, включаю компьютер.

Я пишу письмо Светлане Высоковской, рассказываю ей о своём кризисе и прошу помочь. Мои рассказы изредка публикуют в журнале «Женские страсти», но мне этого мало. Я готова писать в пять раз больше, мой творческий потенциал рвется наружу, а мне приходится сдерживать себя. Мне нужен постоянный источник творчества, и я предлагаю: может, подумать о еженедельной рубрике?

В ожидании ответа я почему-то успокаиваюсь, и у меня появляется настроение разобраться с бумагами на своём столе. Именно этим полезным делом и занимаюсь следующие полчаса, тихонько подпевая неунывающим коллегам сверху, которые с бодрых попсовых ритмов перешли на застольное творчество.

Минут через двадцать приходит ответ от Светланы. «Еженедельная рубрика – отличная идея! - отвечает она. – Давайте вместе подумаем о конкретике».

«Ну, конечно же, подумаем!» - ликую я.

Фактически у меня появляется новый творческий проект, и я стою у самых его истоков!

Я радостно выключаю компьютер и чуть ли не вприпрыжку отправляюсь домой. Охранник на выходе провожает меня лукаво-подозревающим взглядом.

  • После праздника, что ли, такая весёлая? – спрашивает он меня, многозначительно подмигнув.

  • Праздник ещё впереди, - подмигиваю я в ответ и скрываюсь за тяжелой массивной дверью.

Вот так всё начиналось. Вот так родилась идея еженедельного дневника. С тех пор больше года мы с вами ежедневно встречались на страницах журнала «Женские страсти», и я каждый раз с замиранием сердца ждала нового свидания.

Я никогда не считала ведение дневника «Осиных страстей» работой, для меня всегда это было исключительным удовольствием и приятным времяпрепровождением.

Я не могла дождаться вечера, чтобы сесть скорее за написание следующей серии, а иногда (простите меня, бывшие коллеги, отдельное «простите» адресую шефу) запирала дверь кабинета – типа, меня нет, я на встрече, - и писала прямо в рабочее время. Меня безумно вдохновлял и вдохновляет этот проект.

Я многому научилась за время его существования. Во-первых, научилась не бояться. Да-да, может, это покажется странным, но перед опубликованием первой серии, меня посетил страх. Страх, что проект с треском провалится, что он никому не будет интересен.

«Кто я такая, чтобы брать на себя ответственность и еженедельно пичкать окружающих своими поучительными историями с не менее назидательной моралью, и кто мне сказал, что моя жизнь интересна ещё кому-то, кроме меня, ну и пары-тройки самых близких людей? Как мне застраховать себя от безграничной уверенности в собственной правоте, следствием которой является навязывание ее другим? А вдруг не получится?» - думала я, и у меня от страха потели ладошки…

Мы каждую минуту делаем выбор. Я никогда не предпочту комфорт бездействия риску выбрать и ошибиться, поэтому дать задний ход мне даже в голову не пришло.

Каждую неделю мы с вами встречались, чтобы поделиться новостями и обсудить актуальные проблемы. Я безумно благодарна вам за … неравнодушие, за количество просмотров каждой серии, за комментарии, за споры, за похвалы и осуждения. Всё это и есть та обратная связь, ради которой этот проект был осуществлен.

Я привыкла к вам, дорогие мои читатели, как к родственникам, прижилась с ежедневной потребностью в любой день и при любой усталости хоть пару строк черкануть в дневник. И я отдавала себе отчет: мне это нравится. Я придирчиво собирала эти частички «нравится» в единый жизненный паззл, копила этот позитивный опыт, боялась разрушить хрупкую гармонию.

Но время идет, и всё вокруг меняется. Появились обстоятельства, которые сильнее меня, и которые я не могу изменить. И нужно выбирать – принимаю я их или нет.

Я говорю о новой работе. Работе, которая не просто мне понравилась, а о работе, которой я живу. Она потихоньку, по минутке, по денечку захватывала мою жизнь, погружалась в мои мысли, заполоняла собою всё моё время.

Раньше мне приходилось создавать идеальную работу из симбиоза нескольких: основная – стабильная и денежная, вторая – творческая и интересная, третья – ещё какая-нибудь, обладающая недостающими чертами.

А в этой, последней, совместилось всё то, что раньше мне приходилось добирать в разных других: и творчество, и интерес, и возможность для самореализации, и материальная составляющая. Моя новая работа влюбила меня в себя полностью, без остатка.

Мне казалось, что при любой ситуации, на дневник у меня всегда будет время. Но я ошиблась.

Большинство последних серий мне приходилось писать глубокой ночью, при свете ночника и под аккомпанемент Мишкиного ворчания, что мне ноутбук успешно заменяет мужа.

Я злилась на себя за неумение найти другого, более подходящего момента для написания дневника, потому что в три часа ночи, в осознании того, что в шесть – вставать, творчество тихо дремлет где-то глубоко внутри, а я, мучая себя, пыталась связно и по возможности не очень скучно изложить события дня.

При этом мысли путались и периодически сбивались в направлении основной работы: она, как оказалось, очень нетерпима к соперницам.

Так продолжалось около месяца. Даже переход на новый график выхода журнала - раз в две недели – меня не спас: времени и сил по-прежнему не хватало, потому что я принадлежала своей главной работе.

И вот в какой-то момент я ясно поняла, что так больше продолжаться не может. Надо выбирать. Потому что это нечестно, прежде всего, по отношению к вам, моим читателям.

Вы наверняка почувствовали, что дневник изменился: он превратился в простое последовательное перечисление событий, потому что у меня больше не было времени отшлифовывать формулировки, искать яркие метафоры, удачно шутить, продумывать оригинальные способы подачи информации.

Еремка как-то сказала, что у неё после прочтения очередной серии осталось впечатление, будто она прочла условие задачи – четкое, понятное, математически-верное, но… Но этого мало.

Я согласна, что любое дело нужно или делать на «отлично» или не делать вовсе. Работать на стабильно-хорошее «четыре» - не в моем характере. Обстоятельства сложились так, что основная работа требует меня целиком, требует 100%-ного участия в ней моих мыслей и чувств и полной отдачи.

А то время, которое провожу не на работе, я посвящаю семье. Этого времени катастрофически мало, но сейчас иначе нельзя. Уповаю на Мишино понимание и прощение – за то, что растворяюсь в работе без остатка. Я ощущаю себя, будто на взлётной полосе, и обещаю ему, что как только взлечу, будет легче.

Он скептически кивает, шутит про «Ту-104» и обещает подождать, сколько нужно. Всё-таки мне повезло с мужем.

Все уже, наверное, поняли, к чему я веду. Всё правильно: еженедельных наших встреч больше не будет. Вместо «Осиных страстей» появится новая еженедельная рубрика. Я надеюсь, нет, я уверена, что вы меня поймёте и простите.

Я ни в коем случае с вами не прощаюсь, дорогие мои читатели. По мере возможности я буду писать отдельные статьи и надеюсь по старой памяти, мне не откажут в их опубликовании.

Ничего не хочу обещать, но постараюсь сделать наши свидания частыми, насколько это возможно. Тем более что моё сердце всё равно остается с вами…

Я поднимаю бокал, точнее чашку кофе за наше с вами знакомство, за нашу с вами дружбу и за эту нашу с вами последнюю непоследнюю встречу…

P.S. Пользуясь случаем, хочу передать привет и хочу сказать спасибо некоторым не безразличным мне людям. Без них не было бы моего дневника, да и меня – такой, какая я есть. Каждому из них я посвящаю слова, смысл которых будет понятен, возможно, не всем, но тем не менее…

Миша

Ты лучше меня знаешь, что любить человека – это значит принимать его таким, какой он есть. Мишка, милый мой, я знаю, что я не идеальна, более того, часто я бываю откровенно невыносима. Я редко говорю тебе, что ценю тебя и горжусь тобой.

Я, дурочка, нахожусь в иллюзии, что если тебе чуток подкорректировать характер, научить стильно одеваться, говорить связно, не перескакивая с мысли на мысль, привить тебе любовь к ресторанной пище и избавить от привычки прятать грязные носки под диван, то ты превратишься в идеального мужчину на мой вкус.

Но я не отдаю себе отчета в том, что только при совокупности всех твоих особенностей – и положительных, и отрицательных – ты будешь самим собой, тем самым Мишей, который имеет бесконечную мудрость, терпение и… везение жить с такой женщиной, как я.

Так что, Миш, хочу тебе сказать при свидетелях: я ничего не понимаю в компьютерных программах, всевозможной технике, BTL-технологиях, албанском, преведмедведовском языках, юморе телепередачи «Наша Раша», и я совершенно не разбираюсь в разновидностях акриловых красок, но до тех пор, пока ты со всей страстью и увлеченностью будешь бросаться во все эти, чужие для меня миры, ты можешь смело рассчитывать на мою любовь и поддержку.

Мама

Мама, что бы ни случилось, как бы ни складывалась жизнь, ты – самый родной мне человек. Прости мне, мам, мою неидеальность как дочери. Прости, что уделяю тебе мало внимания, что часто злюсь на тебя, и что нередко являюсь причиной твоих слёз.

Я знаю, что все твои действия продиктованы исключительно любовью, слепой материнской любовью, что ради меня ты, не задумываясь, отдашь свою жизнь. Мы есть друг у друга – и это самое великое счастье. Обещаю прочитать тебе эти строки, как только выйдет эта статья. Прости меня ещё раз. Я очень тебя люблю.

Отец

В моем дневнике нет ни слова о тебе. Это оттого, что я… Я стесняюсь тебя. Я часто думала о том, что предпочла бы тебя вообще не знать. Лучше бы ты был летчиком, героически погибшим в полете, или сволочью, бросившей маму, когда она ещё была беременной мною.

Кем угодно, но не человеком, который на протяжении всей моей жизни «юридически» существует рядом, а «фактически» своим бесцельным существованием отравляет жизнь мне и матери. Умом я понимаю, что алкоголизм – это болезнь, сердцем я знаю, что это – эгоистическая слабость.

Я не верю в неизлечимость этой болезни и знаю, что ты просто не имеешь достаточно сил и желания побороть её. Знаешь, я ведь была уверена, что ненавижу тебя. До момента, пока тебя не увезли в больницу с тем кровоизлиянием. Я впервые в жизни за тебя испугалась.

Испугалась по-настоящему и поняла, что каким бы ты ни был, я хочу, чтобы ты был, просто был рядом. Потому что у меня есть отец! Черт побери, У МЕНЯ ЕСТЬ ОТЕЦ! И к черту все мои глобальные обиды на тебя. Я прощаю тебя, слышишь? И ты меня прости. За то, что я никогда не наберусь смелости сказать тебе это в лицо.

Родной брат, Дмитрий Александрович Савельев

Мама часто разговаривает с твоей фотографией, а я вот, в первый раз за двенадцать лет, хочу побеседовать с тобой. Мама говорит, что «сын пропал без вести» - приговор, который гораздо страшнее новости о смерти сына (так над могилкой можно было бы поплакать).

Но, несмотря на то, что она так говорит, мать ждет тебя каждый день. У нее осталась надежда. После семи лет «без вести пропавшего» человека в суде признают умершим. Тебя нет уже больше двенадцати лет, но мама не верит в то, что тебя нет. И я не верю. Возвращайся, если сможешь, ладно? Если нет – просто будь счастлив.

Мои подруги, друзья и просто близкие люди

Светлана Высоковская и вся её команда. Огромное спасибо за эту возможность самореализации, которую вы мне подарили, за совместную работу и за поддержку. Для меня – честь быть частью вашей команды.

Еремка

Спасибо тебе за верность и понимание. Спасибо, что у тебя всегда есть на меня время. Ты неподражаема, ты – звезда, во многом ты - мой кумир. Я благодарна судьбе за то, что ты есть в моей жизни.

Одно это знание придает мне сил и уверенности в том, что я, видимо, тоже из себя что-то представляю, если такие люди как ты считают меня лучшей подругой. Постараюсь забежать на этой неделе, проведать крестника…

Ксюшка Фатеева

Мы стали очень близки в последнее время, и я безумно этому рада. Ты – чудесный человечек, настоящий и искренний. Мне нравится с тобой общаться: во-первых, ты – лучший слушатель в мире, а во-вторых, от тебя веет теплотой и спокойствием. Мы с тобой, как два магнитика, притянулись и образовали идеальную пару. Без тебя я уже не представляю свою жизнь.

Машка-соседка

Зная тебя, могу с уверенностью сказать, что ты бы мне не простила, если я тебя не вспомнила бы в перечне моих ближайших подруг. У тебя всё будет хорошо. Счастье свое нужно выстрадать. Потерпи ещё немного. Твой принц уже где-то рядом, может, стоит в пробке, а может, стучит тебе в «аську». Пойди проверь почту.

Юра Беляев

Тебе, Юр, хочу сказать отдельное спасибо. Для меня твоя поддержка, неподдельная радость за мои успехи и искренние переживания за мои неудачи очень многое значат. Ты – один из самых авторитетных людей в моей жизни. Ты – один из моих главных учителей. Знаешь почему?

Рядом с тобой я очень хочу быть достойной тебя спутницей, соответствовать твоему уровню. Потому что ты – умный, мудрый и чертовки привлекательный. Для меня всегда очень много значила твоя оценка моих поступков, характера и моего внешнего вида. Рядом с тобой я подсознательно всегда превращалась в старательную ученицу.

И видит Бог, Юр, во многом благодаря тебе я разительно изменилась к лучшему. Благодаря тебе научилась куче нужных и полезных вещей: читать книги и смотреть кино не просто как зритель и потребитель этого продукта, а как его участник, стала грамотно подбирать одежду и разбираться в парфюмах, да и… я больше практически не сутулюсь. Я нравлюсь себе такой гораздо больше.

И эта моя победа во многом - твоя. Спасибо тебе, Юрий Юрьевич, за то, что ты есть у меня.

Гюзель

Гузик, милая, я не знаю более жизнерадостного человека, чем ты. Ты заряжаешь меня позитивом, и каждый разговор с тобой, даже на отвлеченные темы, придает мне какое-то… жизненное ускорение.

Признаюсь честно, иногда я звоню тебе, выдумав какой-нибудь глупый повод, потому что мне в этот момент просто приспичило услышать твой голос. Ты - чудо, ни в коем случае не меняйся. Это приказ. Сереге привет.

Танюшка Дудко

Ты мне как сестра. Вместе мы - сила. Дерзай – и всё получится. Твой новый парень – просто чудо. Держись за него.

Все вышеперечисленные и все остальные мои близкие люди. Вы – лучшие. Ради вас стоит жить. Спасибо, что терпите меня и любите. Я это чувствую и всеми силами своей души отвечаю вам взаимностью.

**_ДО СВИДАНИЯ, ДРУЗЬЯ!!!

С уважением, преклонением
и надеждой на дальнейшее сотрудничество,

Савельева Ольга
или Ваша ОСА._**