Глава 5.    Я слышала о лечебном голодании и чистках. Это когда люди добровольно истязают себя с целью избавиться от каких-нибудь болячек. Проведя неделю в таком режиме, могу уверенно сказать – эти люди герои. Таких жутких мук я не испытывала никогда. В первый день самые большие мучения доставляли мне не завывания в желудке, а воображение, рисовавшее ежесекундно одно лакомство за другим. На второй день меня снова заперли в хижине – чтобы я не наелась чего-нибудь в джунглях, где в изобилии росли как съедобные, так и ядовитые плоды.

Глава 5.    Я слышала о лечебном голодании и чистках. Это когда люди добровольно истязают себя с целью избавиться от каких-нибудь болячек. Проведя неделю в таком режиме, могу уверенно сказать – эти люди герои. Таких жутких мук я не испытывала никогда. В первый день самые большие мучения доставляли мне не завывания в желудке, а воображение, рисовавшее ежесекундно одно лакомство за другим. На второй день меня снова заперли в хижине – чтобы я не наелась чего-нибудь в джунглях, где в изобилии росли как съедобные, так и ядовитые плоды.

Сати научила меня медитировать и, хотя мне это показалось поначалу странным, именно медитация спасла меня от нервного срыва. Она отвлекала меня, унося в другой мир. Но голод доставал меня и там. Ночь и день, из-за того, что я плохо спала, перемешались за трое суток в один черно-белый клубок, заставляя меня путать сон с явью. Мне стали слышаться голоса, непонятные звуки, я видела вспышки и искры перед глазами. Впрочем, все это меня не удивляло, поскольку в таких условиях трудно было ожидать чего-то другого. К Никите меня не пускали, давая только раз в день заглянуть через дверной проем и убедиться, что он дышит. За ним ухаживала Сати и еще какая-то пожилая молчаливая женщина с совершенно черной кожей, в белом сари. Завидев меня, она всегда удалялась на почтительное расстояние и кланялась. Мук мне добавляла еще и невозможность нормально помыться. Единственным источником воды был протекавший неподалеку полувысохший ручей.

На четвертый день я почувствовала, что голод отпускает жуткие тиски, и подкидываемые воображением жареные цыплята с картофелем фри уже не вызывают во мне прежней реакции. Меня выпустили из темницы. Обезьяны, во множестве живущие на деревьях и бросающие в меня кожурой бананов, которую раньше я была готова проглотить целиком, перестали раздражать. Различные насекомые и ящерицы, вначале вызывавшие у меня ужас, а затем – желание попробовать их на вкус, тоже перестали волновать. Я больше не хотела есть. В голове прояснилось, исчезли искры перед глазами, тело стало каким-то невесомым. Сати сказала, что теперь можно приступать к очищению и дала мне выпить горький порошок. На этом моя голодная эйфория закончилась.

Остальные дни я описывать не стану, дабы не ранить чувства читателя. Скажу только, что аюрведческая чистка организма – штука не для слабонервных. Травы, которые давала мне Сати, были сильным слабительным. В общем, я не скучала. К концу недели (или месяца? Время тут тянулось бесконечно долго) я перестала делать последнее, на что еще была способна. Я перестала злиться. Все вокруг перестало меня интересовать. Я смирилась с тем, что нам с Ником придется умереть в этих глухих индийских джунглях. «Они жили счастливо, но недолго – и умерли в один день...» - трагично звучал у меня в голове голос актрисы из радиотеатра. Одно омрачало романтику такой кончины. Я умру не от яда или кинжала, и даже не от пули, а от банальной медвежьей болезни. Все-таки Сати настоящая извращенка. Так мучить человека перед смертью! Впрочем, для душевнобольной, она вела себя по-божески – вообразила себя хранительницей великой миссии и знахаркой. Бывает и хуже.

  • Мисс Лилия, - Сати заглянула под куст, где я лежала, наблюдая за каким-то красным жучком, катящим по земле кусок сухого обезьяньего помета. – Мисс Лилия! Сегодня на закате мы уходим.

  • Куда? – равнодушно спросила я.

  • Сначала к водопаду. Здесь поблизости. А затем в город Счастья.

  • К водопаду – это хорошо, - вяло откликнулась я, ткнув жучка в бок прутиком.

  • Идемте, - Сати подала мне руку, поднимая с земли.

Тело мое стало легким и тонким, идти было нетрудно, хотя немного кружилась голова. Мы направились прямо в джунгли и по какой-то, только ей видимой тропе, Сати привела меня к водопаду. Он стекал с невысокой скалы и с шумом нырял в небольшое озеро у подножия горы. Когда мы приблизились, обезьяны, шныряющие вокруг воды, бросились врассыпную. Это было очень живописное место, и в другое время я бы, наверно, долго восхищалась великолепным видом водной стены. Но после многодневного голода и «очищения» я была не в силах реагировать даже на красоту. Маленькая радость шевельнулась не в душе - в теле – оно обрадовалось возможности окунуться в прохладу и чистоту. Я вошла в озеро прямо в одежде и нырнула с головой. Вода была теплой, но все-таки холоднее воздуха и потому давала долгожданное облегчение от жары. Пока я плескалась в водопаде, Сати на берегу что-то толкла в маленькой ступке. Опять будет поить меня зельем – подумала я. Малодушная мысль – утопиться в прекрасном озере, мелькнула в голове.

  • Мисс Лилия, выпейте это, - раздался голос Сати.

  • Дай же мне помыться! – впервые за много дней я вспылила.

  • Это придаст вам сил. И вы сможете оставаться в воде столько, сколько захотите.

Ну да, - подумала я, - после твоего чая я уже через секунду буду сидеть в соседних кустах.

  • Давай свою отраву, - я вышла на берег и взяла из рук Сати ступку с какой-то желтой гадостью, залитой сырой водой. Зажмурилась и проглотила напиток.

И вдруг по телу разлилось мягкое тепло. Кончики пальцев на руках и ногах запульсировали, загорелись, как будто от прикосновения ласкового пламени. Голова перестала кружиться, а краски леса, окружавшего меня, стали ярче.

  • Что это, Сати? Наркотик?

  • Это мерлуция. Очень редкий цветок. Его лепестки обладают бодрящим действием. Но на человека, прошедшего очищение, она действует сильнее. Это не наркотик. Просто ваши чувства после голода приобрели первозданную свежесть восприятия. Теперь все вам будет казаться ярче, вкуснее, громче, вы будете сильнее чувствовать запахи. Ваша интуиция вернется к интуиции ребенка.

  • Вкуснее? – выбрала я наиболее волнующее меня слово. – Значит, ты не уморишь меня до смерти голодом?

  • Мисс Лилия, вы считаете меня чудовищем. Но я – всего лишь ваш проводник. Я делаю то, что необходимо. Без голода и очищения нельзя было обойтись. Вы съели слишком много мяса убитых животных. Их предсмертный ужас и боль, поглощаемые вместе с мясом, заглушают в человеке божественную сущность. Человек сам становится похож на животное. Он становится агрессивен и туп.

  • Спасибо за комплимент, – усмехнулась я. – Однако ж, я с трудом представляю жизнь без мяса. Я бы сейчас съела ... ну да ладно, молчу.

  • Вы не виноваты в этом. Ваше общество слишком давило на вас. Но теперь вы стали другой. А после посещения города Счастья вы родитесь заново. Вы больше не будете есть трупы животных. Сами не захотите.

  • Это что значит – родитесь заново? Мне придется умереть?

  • В некотором смысле. Но не физически, не бойтесь. Вам придется отказаться от многого, что было вам дорого в вашей прошлой жизни и принять новую систему ценностей.

  • А если она мне не понравится?

  • Этого не может быть, мисс Лилия. Внутри вас живет Истина. Она не даст вам ошибиться. Теперь вы будете слышать ее голос. Ничто не будет заглушать его.

  • Ну и где этот твой город Счастья?

  • Мы двинемся в путь с заходом солнца. Вы не слишком сильны, а идти придется в гору. Дождемся, пока спадет жара. А пока можете вдоволь поплескаться в водопаде. Сила воды будет вам очень кстати.

Про «силу воды» я пропустила мимо ушей, а вот предложения поплескаться мне очень понравилось. До самых сумерек я не вылезала из маленького озера, резвясь в нем, как ребенок, позабыв обо всем на свете. И странно – чем дольше я находилась в воде, тем лучше себя чувствовала. Когда наступили сумерки, я ощутила, что сильна и бодра, как никогда. Энергия во мне била через край. И это была энергия радости. Все вокруг казалось прекрасным, перспектива идти по ночным джунглям с Сати забавляла, и даже воспоминания о Никите не вызывали отчаяния, а давали надежду.

  • Сати! – засмеялась я, увидев, как она входит в воду, снимая сари. – Эта твоя мерлуция все-таки наркотик.

  • Мисс Лилия, это ваше внутреннее счастье.

  • Внутреннее счастье? – удивилась я. – Откуда оно взялось?

  • Все у человека внутри. И счастье, и несчастье. И радость, и злоба. И здоровье, и болезни. И богатство, и нищета.

  • Ну, допустим. Откуда ж во мне столько счастья? Причин вроде нет.

  • Причины не нужны. В вашей жизни было мало радости. Она накопилась. Вы открыли ей дорогу. И радость выливается наружу, - ответила Сати.

  • А в городе Счастья – там все счастливые?

  • Да, мисс Лилия.

  • Когда мы пойдем?

  • Пора, - она намотала на себя мокрое сари. Я надеюсь, нас уже ждут.

Сати достала из-под дерева небольшой фонарик и мы двинулись в путь.

Глава 6.

Мы долго шли по темным шумным джунглям. Сати часто останавливалась, словно прислушиваясь к чему-то и пару раз резко меняла направление. Я следовала за ней по пятам. Ощущение легкости на душе так и не покидало меня и было уже все равно куда и зачем мы идем. Мы нравилось все – и стрекот ночных цикад, и крики невидимых птиц, и шуршащие под ногами листья, и даже лианы, цепляющиеся за одежду. Я была благодарна Сати за этот странный «чай» - а я ни минуты не сомневалась, что он содержит наркотик – иначе откуда эта эйфория и полное отсутствие страха? Но в этом глупом состоянии счастья мне было гораздо легче переносить путешествие, тем более, что идти пришлось всю ночь, при этом все время поднимаясь в гору. Не прими я волшебный чай, я бы просто умерла от усталости и красот собственного воображения, рисовавшего мне опасности на каждом шагу. А бояться было чего. Судя по моим познаниям об Индии, здесь водились и дикие звери, и ядовитые змеи, не считая опасных для жизни насекомых и микроорганизмов. К восходу солнца я начала уставать, к тому же пару раз мне показалось, что я вижу змею, - видимо действие «веселящей» травки заканчивалось.

  • Сати, как долго нам еще идти? – спросила я молчаливую проводницу.

  • Мы уже почти на месте, - ответила Сати, продолжая пробиваться сквозь растения и распугивая фонариком спящих наверху мартышек. Они каждый раз поднимали жуткий гвалт.

С первыми лучами солнца Сати остановилась, как вкопанная.

  • Мы пришли, - заявила она.

Я огляделась. Сбылись мои самые худшие ожидания. Она завела меня в непроходимые джунгли. Отсюда не выбраться... Никакого города Счастья, конечно, не было. Как и других признаков жилья. Я закусила губу. Неужели она хочет меня убить? Здесь, в чаще? Зачем было вести меня так далеко? Да еще мучить перед смертью? Впрочем, логика умалишенных не поддается объяснению...

Я молчала и ждала. Сати тоже молчала, только прислушивалась. Вдруг вдалеке раздался непонятный свистящий звук. Услышав его, Сати стремительно бросилась на меня и повалила на землю. В ответ я вцепилась ей в горло. Так просто я свою жизнь не отдам! Мы покатились по земле и я сразу же взяла верх над худосочной Сати.

  • Мисс Лилия! – захрипела Сати, - отпустите меня!

  • Нет, я так просто не дамся! – сжала я еще крепче руки на ее тонкой шее. Я была раза в два больше и сильнее.

  • Отпустите... – прошептала она, закатывая глаза. И тут я пришла в себя. Что я делаю? Даже если я задушу эту дурочку, мне никогда не выбраться самой... . Я отпустила тонкую шею и захлопала по побуревшим щекам индианки.

  • Сати! Сати! Очнись! – она медленно открыла глаза, взгляд ее из мутного медленно перешел в осмысленный, а затем на лице отразился страх.

  • Тише! – прошептала она, - тише, Мисс Лилия, умоляю!

  • Чего? – не поняла я, - почему?

  • Они услышат вас. И тогда нам несдобровать...

  • Да кто услышит! – рассердилась я. Видать, Сати еще сильнее сбрендила от удушья. – Здесь только мы с тобой, да обезьяны!

  • Курумбы.

  • Кто?!

  • Тише, я вас заклинаю, мисс Лилия, - она закрыла мне рот рукой, - они близко.

  • Кто это - курумбы? – спросила я уже шепотом.

Она только сделала знак молчать. Я притихла. Может – «курумбы» - местное название зверей? Тигров, например, или диких слонов... Мы еще долго лежали на траве, прислушиваясь к джунглям. Наконец, Сати встала, отряхнув сари и достав из складок маленькую трубочку, сделанную из бамбука, дунула в нее. Раздался необычный звук, похожий на крик раненного животного. Мне стало не по себе. Снова зашевелилась мысль о сумасшествии. Но в этот момент откуда-то сбоку я услышала ответный похожий звук. Лицо Сати осветилось радостью.

  • Нас ждали! Мисс Лилия! Нас ждали! Идемте! – и она потащила меня вглубь зарослей, откуда раздался звук.

К моему удивлению, буквально в двух шагах от места, где мы прятались от неведомых «курумбов», стоял человек. Это был молодой юноша. Ни его одежда, ни лицо, ни сложение не соответствовали признакам индийской расы. Это был мальчик лет семнадцати, высокий, крепкого сложения, с оливковой кожей и голубыми глазами, его черты скорее напоминали кавказца или грека, волосы были черными и очень длинными, завязаны в хвост. Одет он был во что-то наподобие греческой туники, может, поэтому он и показался мне похожим на грека. Я, удивившись наличию в этих местах человека белой расы, на мгновение онемела, а затем затараторила без остановки.

  • Мистер, вы говорите по-английски? – получив утвердительный кивок, я взмолилась, - прошу вас! Спасите меня! Покажите мне дорогу в Дели! Спасите моего жениха! Я отдам вам все деньги, которые у меня есть... – и, не дождавшись реакции, - он просто с любопытством и большим вниманием смотрел на меня, добавила, - я вас умоляю! Спасите меня и Никиту! Нам нужно в госпиталь, в Дели!

  • В Дели? – он улыбнулся, - но это очень далеко, мисс. Может быть, вас устроит Нильгири?

  • Какое еще.. Гири? Нет, мне нужно в Дели. Я там остановилась, отель... – я запнулась, глядя на него, он улыбался.

  • Нильгири – город неподалеку от Мадраса. Это рядом, в паре дней пути.

  • Мад... Мад..раса?! – потрясенная, я вытаращила глаза. Какого Мадраса? Того, что на юге Индии?!

  • Именно.

  • Но... как это может быть?!

  • Мисс Лилия, - вмешалась Сати, - я не говорила вам, мы прилетели в Мадрас самолетом...

  • Что?! – я перевела глаза на нее, - ты увезла меня за тысячу километров от Дели? И Никиту?! Какое сегодня число? Сколько времени я в Индии?!

  • Сегодня 30 декабря, мисс Лилия, - ответила Сати.

  • Тридцатое?! Да завтра же Новый Год! Прошло две недели! Я должна была вернуться домой 31 утром! Что вы наделали?! Как я вернусь домой?! – я в ужасе посмотрела вокруг.

  • Мисс, - вступил в разговор юноша, - не беспокойтесь, мы все сделаем так, что вы попадете домой вовремя.

  • Неужели? – усмехнулась я мрачно.

  • Я вам обещаю, а сейчас мне бы хотелось пригласить вас в Верхнее Нильгири. Или город Счастья, как называют его в народе.

  • Значит, он все-таки существует? – удивилась я.

  • Конечно, - в свою очередь удивился он, – я провожу вас. Меня зовут Метхор. Я из тоддов.

  • Ах, ну если из тоддов – это все меняет! – съехидничала я, - А кто такие тодды? Там у вас, в этой вашей Нильгири, есть связь?

  • В Нильгири есть все, а с тоддами вы еще познакомитесь, - улыбнулся он, - идемте.

Лариса КАЛУГИНА

продолжение следует...