Глава третья. Светские развлечения. "Что хотела, то и получила, - мрачно думала Зоя через неделю после описываемых событий, собирая беспорядочно разбросанные по спальне вещи мужа. - Теперь супруг каждый вечер приезжает домой не позже девяти часов, только… Только лучше бы он этого не делал".

Глава третья. Светские развлечения. "Что хотела, то и получила, - мрачно думала Зоя через неделю после описываемых событий, собирая беспорядочно разбросанные по спальне вещи мужа. - Теперь супруг каждый вечер приезжает домой не позже девяти часов, только… Только лучше бы он этого не делал".

Действительно, настроение у Константина, мягко говоря, оставляло желать лучшего. На робкие вопросы Зои, в чем дело, он только огрызался, а иногда и впрямую хамил, был всем стабильно недоволен, даже тем, что дочка то уже спит и с ней нельзя пообщаться, то еще не спит, а это непорядок. Но основные претензии были, конечно, к Зое: кофе слабый, омлет пересушен, ужин невозможно есть, так все пересолено и переперчено, а уж о том, чтобы она хотя бы делала ради мужа приветливое лицо, он даже и не просит. Она же зудела, чтобы он приходил домой пораньше? Зудела. Он приходит? Приходит. Что теперь не так?

Зоя искренне не понимала, что не так, зато Константин понимал это очень даже хорошо, и оттого еще больше злился. Несколько дней тому назад он всерьез разругался с Кларой - и не из-за ерунды какой-нибудь и даже не из-за денег. Просто утром, после "предельно важных съемок" нигде не мог ее найти, мобильник она отключила, а дома никто к телефону не подходил. Наконец, Константин поехал к Кларе домой, совершенно не уверенный, во-первых, в том, что она сейчас именно там, а во-вторых, в том, что она откроет ему дверь. Характер у его любовницы был непредсказуемым.

Из-за двери Клары доносились громкая музыка и голоса, а дверь Константину открыл какой-то то ли обкуренный, то ли совершенно пьяный молодой человек. Судя по всему, вечеринка была в самом разгаре и удалась на славу: всюду валялись пустые бутылки и разбитые бокалы, пепельницы были переполнены окурками и вообще большая гостиная больше всего напоминала третьесортный кабак поздно вечером. В ванной, где главное место занимала роскошная белоснежная джакузи, какая-то парочка именно в ней занималась приятным делом, не обращая внимания на окружающих, а в спальне…

А в спальне на широченной постели резвились несколько человек, совершенно обнаженных, причем пары то составлялись, то распадались, то превращались в трио, то вообще черт знает во что. В этом клубке молодых, загорелых тел извивалась и Клара, получавшая, судя по выражению лица, самое неподдельное удовольствие от процесса. На несколько секунд Константин потерял дар речи, потом шагнул к постели, улучил подходящий момент, схватил свою любовницу за руку и выдернул из теплой компании. Клара поняла на него глаза, тщетно пытаясь сфокусировать их и навести на резкость, а потом радостно запищала:

-Папочка пришел! Папочка пришел к своей девочке!

Косметика на ее красивом личике размазалась,волосыспутались, и почти ничто не напоминало утонченную и рафинированную топ-модель, которую привык видеть Константин.

-Ты похожа на пьяную шлюху, - резко сообщил он ей. - Впрочем, ты и есть шлюха.

И от души залепил ей пощечину.

Клара слегка протрезвела, но тут же пришла в ярость.

-Убирайся отсюда! - завизжала она. - Ты мне весь кайф ломаешь, вечно ты мне все ломаешь! Я тебя не звала, здесь я хозяйка, что хочу, то и делаю.

-Ты - хозяйка? - зло усмехнулся Константин. - А кто купил тебе все это?

Он широким взмахомрукиобвел помещение.

-Допустим, ты. Но меня ты не купил, я не продаюсь. Я подписала контракт, замечательный, теперь мои снимки будут повсюду, повсюду, и я буду жить так как хочу на свои деньги.

-Твоих денег тебе только на туалетную бумагу хватит, - начал по-настоящему заводиться Константин.

-Ты не единственный в этой стране мужчина, - скорчила ему гримасу Клара. - Мне стоит только щелкнуть пальцами, тут очередь выстроится из таких, как ты.

-Вот и щелкай на здоровье, - подвел итог содержательной беседы Константин. - А с меня твоих фокусов и капризов хватит. Я ухожу, расти большая.

-Не вздумай возвращаться, - фыркнула ему вслед Клара и нетвердой походкой направилась в ванную.

В тот вечер Константин домой не поехал. Вместо этого закатился в ночной клуб, встретил там пару приятелей, взял девочек и загулял на всю ночь. Благо перед этим позвонил жене и предупредил, что будет поздно. Правда, он думал провести ночь у Клары, но… И чем больше он пил, тем меньше его брал хмель, только злость все росла и росла. Девочки не волновали совершенно, как ни пытались они расшевелить денежного клиента. Ему, черт побери, нужна была Клара, только Клара, с ее хрупким телом и острыми девичьими грудками, с ее неистовством и нежностью, с ее запахом и блеском зеленых глаз. Но с Кларой покончено: с пьяными шлюхами он дела иметь не намерен, тем более, с такой неблагодарной тварью, как эта дрянь.

Обещание свое он сдержал, хотя ему было невероятно трудно удержаться от искушения набрать знакомый номер и услышать голос Клары. Но все еще кипевшая в нем ярость служила как бы тормозом: он и хотел услышать (а лучше - увидеть) Клару, и боялся, что не справится с собой и натворит непоправимых глупостей. В тот вечер, кстати, он вполне мог ее убить, задушить голыми руками. Что ему помешало это сделать, он так до конца и не понял.

Зато с тех пор он, как примерный семьянин, возвращался домой не позже девяти часов, чтобы отравить домашним настроение. Даже общение с любимой дочкой не радовало, а скорее раздражало, и как тщательно он это ни скрывал, девочка мгновенно уловила перемену в отношении отца к ней и стала дичиться и замыкаться в себе. Кончилось тем, что Зоя сочла за благо снова отправить Алину к бабушке и дедушке и принять все удары плохого настроения супруга на себя. Если бы она поняла причины этого настроения… Впрочем, чем она могла бы помочь?

Но в один из вечеров все, казалось, стало меняться к лучшему. Константин сообщил, что назавтра они приглашены на большой прием во французское посольство по случаю какого-то там праздника, что там будут сливки общества и вообще достаточно интересно.

-Тем более, - добавил он, - мы очень давно нигде не были вместе. Тебе полезно встряхнуться. Наведи завтра красоту по полной программе, оденься соответственно, к семи часам я пришлю за тобой машину. Сам переоденусь в офисе и встретимся непосредственно на приеме. Довольна?

Зоя была не столько довольна, сколько удивлена такой внезапной переменой, но постаралась это скрыть и, кажется, преуспела. Константин выдал ей солидную пачку денег, велел ни в чем себе не отказывать, при необходимости даже новое платье купить, а ночью между ними впервые за три месяца что-то произошло. Правда, у Зои сложилось впечатление, что супруг просто отрабатывал номер под названием "исполнение супружеского долга", но свою партию в этом номере исполнила достойно и даже получила какое-то удовольствие. Похоже, жизнь начинала налаживаться, и один из критических периодов, неизбежных в жизни любой супружеской пары, они благополучно миновали.

На следующий день Зоя с утра пораньше отправилась всалон красотыи провела там несколько часов, пытаясь довести свой внешний вид до полного совершенства. Надо сказать, что с помощью первоклассных мастеров ей это почти удалось. Из салона вышла красавица с матовой кожей, пушистыми ресницами, и прекрасными синими глазами, мастерски подчеркнутыми тенями. Сама Зоя так накладыватьмакияжне умела, сколько ни пыталась. Все-таки каждым делом должен заниматься профессионал.

Из салона Зоя поехала в свой любимый небольшой бутик на Ленинском проспекте, где обычно бывали эксклюзивные и очень элегантные модели, причем не по запредельным ценам, а вполне терпимо. Там ей сразу предложили платье, которое первоначально показалось ей немного экстравагантным: темно-синий бархат и покрой с налетом средневековья.

Но когда по настоянии продавщицы Зоя платье примерила, оказалось, что оно словно специально для нее сшито: средний глубины вырез красиво подчеркивал высокую грудь, длинные рукава, расширяющееся книзу, напоминали иллюстрацию к книге сказок, а сам цвет великолепно гармонировал с глазами, подчеркивая их необыкновенно красивый цвет. Платье не было приталено, чего Зоя в последнее время старалась избегать, зато красиво облекало стройную фигуру, ниспадая до пола.

-Сюда нужна бирюза, - сказала продавщица. - На шею и кольцо на руку. Есть у вас что-нибудь такое?

Зоя кивнула, хотя покривила при этом душой. Дома у нее была единственная ее собственная, ни разу не надеванная драгоценность: бабушкин кулон с сапфиром. Ни бабушка в самые трудные времена, ни мать, когда времена все-таки стали полегче, не нашли в себе сил расстаться с фамильной драгоценностью, а Зоя получила ее в подарок к своему тридцатилетию. Вещь была элегантная, а не роскошная, но именно этим она Зое и нравилось. Это был ее стиль, ее наследство, как бы часть ее самой, а не купленные мужем на ходу престижные, но холодные бриллианты.

К половине седьмого вечера Зоя, слегка помешанная на пунктуальности, уже была абсолютно готова. Нарукиона решила не надевать никаких украшений, кроме обручального кольца, в уши вдела паутинной тонкости золотые сережки, скорее даже намек на сережки. Зато кулон сиял во всем блеске, не заслоняемый другими драгоценностями. И духи Зоя на сей раз выбрала по своему вкусу: Константин предпочитал тяжелые и пряные восточные ароматы, такие и дарил, а Зоя любила Шанель, особенно ее последние духи "Мадемуазель Коко".

Как ни странно, настроение у Зои было приподнятое, хотя от таких протокольных мероприятий, как правило, не приходилось ждать ничего из ряда вон выходящего. Но все-таки развлечение, все-таки новое, красивое платье, новые люди, смена обстановки. Даже нелепый эпизод с Владиленом был надежно запрятан куда-то в самый дальний уголок памяти. Да и вряд ли он мог быть приглашен на прием в посольство: не тот уровень. Впрочем, если даже и случится невероятное (французы бывают достаточно экстравагантны и непредсказуемы), Зоя была уверена, что справится с ситуацией. Вообще у нее было какое-то предчувствие перемен, причем к лучшему, хотя объяснить это состояние она вряд ли смогла бы.

Машина пришла четверть восьмого. Зоя накинула поверх платья светло-серую шелковую накидку, взяла сумочку и вышла из дома, предварительно проделав все манипуляции с охранной сигнализацией. Конечно, поселок охраняется на совесть, но береженого, как говорится, Бог бережет, да и муж ей то и дело напоминает об осторожности и благоразумии.

До Большой Якиманки, в девичестве улицы Дмитрова, доехали очень быстро. Шофер молчал, что вполне устраивало Зою, которая вспоминала изучавшийся в институте, да так и не слишком пригодившийся в жизни французский. Когда она недолгое время работала в горкоме, ей несколько раз приходилось выступать в роли переводчицы, но это было так давно, еще до замужества. А потом оставались только фильмы на видео - под настроение, да занятия с Алиной, которая, кстати сказать, их терпеть не могла: ни с мамой, ни с бабушкой. Девочка предпочитала компьютер, а там все больше английский…

Сколько раз Зое случалось проезжать мимо французского посольства, столько раз ее поражало удивительное, на грани безвкусицы, сочетание старинного здания "а ля рюс" с новейшей модерновой пристройкой. Безобразным это правда не выглядело, но общее впечатление создавалось довольно специфическое. Особенно когда с высокого каменного резного крыльца попадаешь в довольно длинный коридор со стеклянными стенами и стеклянной же крышей. Коридор вел в новую часть здания, а в старой размещались личные апартаменты посла и зала для официальных приемов на высшем уровне.

Посол с супругой еще встречали гостей у входа в огромный зал, так что Зоя, судя по всему, не опоздала. Поблагодарив посла за дежурный комплимент и вернув его супруге обворожительную улыбку, Зоя вошла внутрь и поискала глазами Константина. Но муж, судя по всему, еще не появился, иначе она заметила бы его высокую, массивную фигуру.

-Как поживаете? - услышала она незнакомый мужской голос и, обернувшись, обнаружила рядом с собой высокого седовласого мужчину,лицокоторого показалось ей смутно знакомым.

Через несколько секунд она вспомнила, кто это и с улыбкой протянула руку для приветствия:

-Здравствуйте, мой спаситель. К сожалению, не знаю, как вас зовут, мы ведь не успели познакомиться.

-Мы можем сделать это сейчас. Меня зовут Евгений. А Вас?

-Зоя.

-Очень приятно.

-Мне тоже.

-Познакомьтесь, пожалуйста, с моей подругой. Лиля, это Зоя.

Только теперь Зоя заметила рядом с Евгением очень красивую девушку, миниатюрную блондинку, с пухлыми, капризными губами. Она была очень похожа на юную Брижит Бардо, но чего-то в ней не хватало для полного сходства. Подумав, Зоя поняла: живости, огня, свойственных французскому секс-символу. Лиля была холодна и безучастна, совершенно, по-видимому, сконцентрировавшись на сознании собственной красоты.

-Очень приятно, - сказала Зоя, совершенно не испытывая этого чувства. - Вам, конечно, говорили, что вы…

-Копия Брижит Бардо, - со смехом закончил Евгений. - Да ей об этом все уши прожужжали.

-А разве это не так, милый? - равнодушно спросила Лиля.

-Так, так. Я разве возражаю. Ну, будь немного поживее, детка, мы все видим, как ты красива.

По лицу Лили скользнула самодовольная улыбка, но тут же черты снова застыли в привычной маске.

-Вот ты где, - раздался сзади Зои голос Константина. - Извини, дорогая, дела задержали, но я почти вовремя. Ты сегодня просто великолепна. Это твои знакомые?

Зоя решила не посвящать мужа в подробности этогознакомстваи просто представила всех друг другу.

-Позвольте, - вдруг воскликнул Константин, - вы же Евгений Шейнин! Наш знаменитый кинорежиссер. Вас, по-моему, даже на Оскара выдвигали, как лучший иностранный фильм.

-Знаете, - рассмеялся Евгений, - это как в старом-старом анекдоте. "-Знаешь, я вагон за задний буфер поднимал. -Ну? - Ну, и не поднял". Выдвигали. Но…

-Но ведь это само по себе признание таланта!

-Настоящий талант не нуждается в признании, милый, - равнодушно процедила Лиля.

Константин слегка опешил от такого обращения, но потом сообразил, что красотка ко всем так обращается, чтобы не запоминать имена. Экономила мозговые клетки, по-видимому.

-А я вас не узнала, - виновато сказала Зоя.

-Ты же, кроме своих идиотских мелодрам ничего не смотришь. А Евгений снимает Кино с большой буквы, - высокомерно ответил ей Константин.

-Кстати, сам очень люблю мелодрамы, - заметил Евгений, слегка приподняв брови. - Вы слишком строги к жене, Константин. Большинство кинорежиссеров сплошь и рядом сами не понимают, что такое они хотели сказать своими произведениями. Давайте лучше посидим где-нибудь в сторонке, отметим знакомство.

-Хорошая мысль! - одобрил Константин.

Лиля слегка надула губки:

-Мы же хотели потанцевать, милый.

-Но танцы еще не начинались, крошка. Видишь, никто не танцует. Попозже.

Они заняли столик в углу залы и к ним тут же скользнул официант.

-Что желают господа?

-Шампанское дамам и бренди нам, - привычно распорядился Константин и тут же спохватился, - надеюсь, возражений нет?

-Принимается, - кивнул Евгений и добавил. - Принесите еще фруктов на ваше усмотрение. И каких-нибудь конфет.

Зоя не любила ни шампанское, ни бренди, предпочитала хорошее вино, но ее мнения, судя по всему, никто не собирался спрашивать. Лиля вытащила из сумочки пудреницу и стала сосредоточенно приводить в порядок свое и без того идеальное лицо. Краем глаза Зоя заметила легкую гримасу недовольства, скользнувшую по лицу Евгения, которому нарциссизм его подруги по-видимому, немного надоел.

Когда принесли напитки, Лиля наконец оторвалась от своего увлекательного занятия, чтобы также сосредоточенно заняться шампанским и сигаретой. В беспорядочном общем разговоре она не принимала никакого участия и, судя по всему, не собиралась принимать. Наконец, заиграла музыка и Константин пригласил Лилю танцевать. К большому облегчению оставшихся за столом Евгения и Зои.

-Видите, как тесен мир, - с улыбкой сказал Евгений. - Сначала мы с вами столкнулись в арбатском переулке, а теперь встретились во французском посольстве. Не знаю, как вы, а я очень рад этой тесноте.

Зоя ограничилась улыбкой. Наедине с Евгением, который, как выяснилось, был известным режиссером, она вдруг почувствовала себя глупой и зажатой провинциалкой.

-А вам идет синий цвет, - продолжал Евгений. - Я еще в первый раз обратил внимание на ваши глаза, такие удивительно синие. Вы знаете, что у вас очень красивые глаза?

-Когда женщине говорят, что у нее красивые глаза, значит, все остальное никуда не годится, - решилась щегольнуть цитатой из классика Зоя.

-Ну, не кокетничайте. Вы отлично знаете, что все остальное у вас более чем на уровне. Да и не в этом дело. От вас исходит какое-то удивительное ощущение спокойствия и доброжелательности. А я в нашем киномире так устал от пустоголовых красоток…

-Разве все актрисы - дурочки? - усомнилась Зоя.

-Нет, конечно, да я не про актрис говорю. Кстати, вот вы хотели бы стать актрисой? Сняться в каком-нибудь фильме хотя бы в эпизодической роли?

-Мне это в голову как-то не приходило, - растерялась Зоя. - Даже в молодости, а уж сейчас - тем более .

-Ну, понятно, при вашем нынешнем почтенном возрасте… Не сердитесь, я шучу. Просто вы не только красивая, но и умная, более того, здравомыслящая женщина. А это большая редкость, поверьте мне.

-Я самая обыкновенная жена обыкновенного "нового русского", - невесело усмехнулась Зоя.

-Между прочим, не многие рискнули бы так открыто это признать - еще одно очко в вашу пользу. Что же касается красоток… Лилю, например, интересует только ее внешность и она считает, что этого достаточно, чтобы я женился на ней и тут же дал главную роль в очередной картине.

-А вы…

-А я не собираюсь делать ни того, ни другого. Через небольшое количество времени она это поймет и найдет мне замену. Я же просто терплю ее, чтобы не впасть в депрессию после очень неприятного развода. У Лили есть одно несомненное достоинство: она почти все время молчит. То есть напрягает меня по-минимуму.

-Вы потом не пожалеете о своей откровенности? - вдруг вырвалось у Зои.

Евгений покачал головой.

-Моя профессия научила меня разбираться в людях. Вы добрая, милая умница, с вами легко и спокойно. Надеюсь ваш супруг это понимает. Хотите потанцевать?

-А Лиля?

-Насколько я могу видеть, она уже сменила партнера. Танцы - это ее страсть, вторая, после созерцания своей персоны в зеркале.

-Сменила партнера? А…

-Что?

-Нет, чепуха. Просто здесь немного душно. Извините, я вернусь через пару минут.

"Интересно, а куда делся Константин? Почему он не вернулся к столику? Встретил кого-то из знакомых? Ладно, не маленький".

Зоя направилась в дамскую комнату, освежить макияж, потому что в зале действительно было немного душно. По дороге она поискала глазами мужа, но его высокой фигуры нигде не было заметно. Куда он мог подеваться в посольстве? Вряд ли он тут станет заниматься какими-то делами.

В туалетной комнате Лиля перед высоким зеркалом совершенствовала и без того безупречную прическу. На Зою она бросила мимолетный взгляд, лишенный всякого интереса.

-А куда вы дели моего супруга? - как можно непринужденнее и веселее спросила Зоя. - Или он пал замертво перед вашими чарами?

-Ваш муж? Ах, да! Он увидел какую-то девицу и ринулся к ней. По-моему, они в зимнем саду.

-Да? Спасибо.

-Не за что, милая, - обронила Лиля, возвращаясь к прежнему занятию.

Зоя прошла в зимний сад, где, как ей сначала показалось, никого не было. Но потом она заметила в полумраке, в самом углу две тесно прижавшиеся друг к другу фигуры и ей показалось, что она различает очертания широких плеч и мощного торса Константина. Как можно тише она подошла ближе и услышала горячечный шепот:

-Я не могу без тебя, не могу… В тебе - вся моя жизнь… Мне ночью мерещится твоя грудь, твои губы, меня преследует твой запах… Ты просто свела меня с ума, я больше никогда, никуда тебя не отпущу…

Зоя отказывалась верить глазам и ушам. Ее супруг и какая-то женщина или девушка в весьма недвусмысленной позе… Его слова, которых он никогда в жизни не произносил вслух… Платье женщины было задрано чуть ли не до талии и… Зоя повернулась и беззвучно скользнула обратно в залу…

Константин заметил Клару, как только она вошла в зал с каким-то явным гомиком и с ужасом понял, что ничего в его чувствах к этой женщине не изменилось. Он готов был забыть отвратительную сцену в ее квартире, свой уход "навсегда", все забыть, лишь бы снова быть рядом с нею. Он забыл, что где-то здесь, рядом, его жена, что вокруг люди, забыл свою партнершу по танцу. Он видел только зеленые русалочьи глаза и медовую волну волос над тонкой фигурой. И - рванулся к Кларе.

-Здравствуй.

-Добрый день, - ледяным голосом ответила она. - Какая неожиданность!

-Нам надо поговорить.

-Мы уже разговаривали.

В этот момент музыка заиграла какой-то медленный танец и Константин просто сгреб Клару в охапку и заскользил по паркету, оставив ее сопровождающего на месте с открытом ртом.

-Оставь меня в покое, - шипела Клара, почти не разжимая губ. - Все кончено я тебя знать не хочу. Не-на-ви-жу!

-Кларочка, успокойся. Я виноват, погорячился. Конечно, ты вольна жить своей жизнь, я тебе ничего не навязываю.

-Ты женат, между прочим. И мне надоело прятаться с тобой по темным углам и заштатным кабакам.

-Я женюсь на тебе.

-Не нуждаюсь. Просто не хочу постоянного вранья.

-Его и не будет. Все будет так, как ты захочешь. Я все устрою, только не прогоняй меня больше… Кларочка, милая…

Он постепенно увлекал ее в сторону зимнего сада, где было прохладнее и почти не было народа. Он прижимал ее к себе все теснее и все ближе и чувствовал, как она постепенно начинает оттаивать и отвечать на его ласки. По крайней мере, она перестала возражать против них и против его слов, а когда они оказались в темном уголке сада, раскрыла губы для поцелуя и позволила Константину делать все, что ему захочется…

Евгений решил, что отсутствие Зои что-то затянулось. Возможно, он был не слишком тактичен, вывалив на нее свои личные переживания. Но ведь ей он ничего обидного не сказал. Впрочем, она могла встретить кого-то знакомого или просто танцует со своим мужем, что вполне естественно, особенно для первого танца.

В этот момент к столику вернулась Лиля, заглянула в почти пустой бокал и скорчила гримаску:

-Я хочу пить, милый.

Евгений поднял руку, привлекая внимание официанта, который, к счастью, был неподалеку.

-Еще шампанское даме и бренди мне, - распорядился он.

Вышколенный официант принес требуемое почти мгновенно. Лиля действительно умирала от жажды: свой бокал она осушали в несколько глотков.

-Ты не видела наших соседей по столику? - просил ее Евгений, совершенно не надеясь получить какую-то конкретную информацию.

-Видела, милый, - неожиданно отозвалась Лиля. - Мужчина встретил какую-то девицу, бросил меня и поволок ее в сторону зимнего сада. По-моему, они любовники. А женщину я видела в дамской комнате.

-Его жену, ты хочешь сказать?

-Ну, да, его жену. Она спросила меня, где ее муж. Я сказала.

-Господи! - схватился за голову Евгений, - как раз тут тебе нужно было помолчать. Зачем ты это сделала?

-Не кричи на меня, - надменно сказала Лиля. - Я лучше пойду танцевать, от тебя сегодня никакого толку.

И встала, уверенная, что ее немедленно кто-нибудь пригласит на танец. Так и произошло. А Евгений бросился искать Зою, хотя понимал, что шансы найти ее невероятно малы, но где-то в середине зала она буквально влетела в его объятия, ибо шла очень быстро, почти не глядя перед собой и тиснув зубы.

-Зоя, что случилось? - схватил ее за плечи Евгений.

Она подняла на него полные лез, невидящие глаза, попыталась что-то сказать, но только всхлипнула. Тогда он быстро повел ее обратно к столику, прихватив по пути из бара неполную бутылку бренди. Усадив, он налил ей примерно четверть бокала и приказал:

-Залпом. Как лекарство. Остальное потом.

Зоя послушно, как ребенок, выпила обжигающую жидкость, закашлялась и… заплакала по-настоящему. Евгений сел так, чтобы максимально закрыть ее от любопытствующей публики и предложил:

-Давайте я отвезу вас домой. А по дороге вы мне все расскажете, если захотите.

Молча и быстро он вывел ее в гардероб, забрал ее шелковую накидку, взял под руку и повел на улицу к своему "Мерседесу". Усадил на переднее сидение, заботливо пристегнул, сам сел на водительское место и спросил:

-Где вы живете?

-В Липках, - всхлипнула Зоя. - Это десять километров…

-Знаю. Элитный коттеджный поселок. Поехали.

Машины выехала со стоянки и, развернувшись на Большой Дмитровке, плавно помчалась на запад.

-Так что случилось? - нарушил молчание Евгений.

-Я хочу развестись, - выпалила Зоя.

И неожиданно для себя рассказала Евгению все, увиденное в зимнем саду посольства.

-Какая же я дура! - закончила она. - Это продолжалось несколько месяцев, а я словно ослепла. Но больше терпеть я не буду. Никаких денег мне не надо, особняков тоже, получу развод, буду спокойно жить с дочкой.

-Хотите я поговорю с вашим супругом, когда вернусь в посольство? - спросил Евгений. - Я немного знаю эту девицу, ничего хорошего с ней его не ждет.

-А вот это уже его проблемы, - почти спокойно ответила Зоя. - Не хочу, чтобы меня использовали и надо мной же смеялись. Я устала от такой жизни.

-Прежде всего, вам нужно успокоиться. Сгоряча такие вещи не решают. Поверьте дважды разведенному.

-Верю, - сказала Зоя. - Но я развожусь один раз и навсегда. С меня хватит. А вам спасибо за то, что поддержали меня, иначе я наделала бы массу никому не нужных глупостей. Но вам пришлось оставить Лилю…

-Лиля не пропадет, - жестко ответил Евгений. - Ваш душевный покой мне в данном случае важнее. А вот и ваш поселок. Позвоните мне, если понадобится помощь.

И почти насильно вложил ей в руку визитную карточку…

Когда Евгений вернулся в посольство, гости уже начинали расходиться. Константина он заметил у входа в зимний сад, тот явно кого-то искал.

-Если вы ищете Зою, то напрасно, - сказал Евгений, подходя к Константину. - Боюсь, она видела вас с вашей пассией и все поняла. На вашем месте я бы сегодня не ездил домой. Дал бы ей немного остыть, а то она решительно настроена на развод.

-Во-первых, не суйтесь не в свое дело! - рявкнул Константин. - Где я буду ночевать, вас не касается. А во-вторых, не лезьте к моей жене, иначе…

Евгений пожал плечами, повернулся на каблуках и ушел. Лилю он даже не стал искать, почувствовав вдруг невероятную усталость и отвращение ко всему на свете. В первую очередь, к человеческой глупости.

продолжение следует...

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.