Глава четвертая. Ряд волшебных изменений…    Столик Алексей заказал в ресторане соседнего отеля, на открытой террасе. Солнце уже село, но электрического освещения хватало с избытком. Равно как и музыки: на небольших подмостках соловьем заливалась какая-то девица в блестках. Надо полагать, местная дива. -Шумновато, конечно, - вздохнул Алексей, - но тут хоть живая музыка. В других местах на полную мощь кассеты включают, там вообще разговаривать невозможно. А вот и наш кормилец бежит, меню несет. Вы какую кухню предпочитаете?

Глава четвертая. Ряд волшебных изменений…    Столик Алексей заказал в ресторане соседнего отеля, на открытой террасе. Солнце уже село, но электрического освещения хватало с избытком. Равно как и музыки: на небольших подмостках соловьем заливалась какая-то девица в блестках. Надо полагать, местная дива. -Шумновато, конечно, - вздохнул Алексей, - но тут хоть живая музыка. В других местах на полную мощь кассеты включают, там вообще разговаривать невозможно. А вот и наш кормилец бежит, меню несет. Вы какую кухню предпочитаете?

-Ту, где самой у плиты стоять не надо, - усмехнулась я. – Я быстрее отвечу, какую терпеть не могу: японскую. Наверное, у меня плебейские вкусы, но полусырую или вообще сырую рыбу и прочие морепродукты – это без меня.

-Ну, здесь вам это вряд ли предложат. Рекомендую салат по-гречески и фондю.

-Что-что? – изумилась я.

-Фондю. Вы что, не пробовали никогда?

-Даже не знаю, что это такое, - честно призналась я. – Судя по названию, что-то французское.

-Почти угадали. Швейцарское. Полагаетесь на мой вкус?

-Уговорили. Любопытно к тому же. Потом тоже буду небрежно говорить, что бифштекс – это для лохов, а вот фондю…

-На самом деле это мясо почти мгновенного приготовления. Готовить будем сами.

Очень мило! Я же только что ему сказала, что сама у плиты предпочитаю не стоять. И не уверена, что готовить, сидя за столиком в ресторане, мне может понравиться больше, чем традиционный способ.

Официант стоял возле нашего столика совершенно неподвижно: то ли был так вышколен, то ли по-русски все-таки не понимал. Когда Алексей стал делать заказ по-английски, я поняла, что верным было второе предположение, хотя понять этот английский мне, например, было трудновато. Но главное – официант его понимал!

-Пить что будем? Вино или пиво?

-А что полагается к этому самому фондю?

-А все равно, что. По вашему усмотрению.

-Тогда вино. Красное.

Н-да, кажется я начала входить во вкус. Давненько я не бывала в ресторанах. Пожалуй, с тех самых пор, как познакомилась с Олегом…Что ж, грех не воспользоваться ситуацией – когда еще такой случай подвернется.

А как все тогда роскошно начиналось! Нет, первый раз, в деньзнакомствавсе было, конечно, на должном уровне, но присутствие третьего как-то принижало пафос момента. Светская болтовня, ничего личного, интересно – да!, но не до умопомрачения. К тому же Сергей рекордно быстро напился, а я пьяных мужиков не выношу совершенно.

А вот после того, как Олег приехал ко мне «на кофе», точнее, уже после кофе и всего остального, мы среди ночи подхватились и поехали в какой-то хитрый кабак в старомосковских переулках, открытый только «для своих». Так мне, во всяком случае, было многозначительно сказано. Действительно, народу в зале почти не наблюдалось, а нами занималась, как я поняла, сама хозяйка заведения, дородная дама со следами былойкрасотына лице, которая как-то очень лебезила перед Олегом.

Да, хорошо тогда посидели, до рассвета. Жаль, что со временем это происходило все реже и скучнее, пока не прекратилось окончательно. Были только неожиданные появления – и мгновенные исчезновения. Интересно, почему я с этим идиотским положением мирилась почти год?

Впрочем, не предложи мне Олег эту поездку на море вдвоем, я бы, наверное, нашла в себе силы этот роман прекратить. По уму, наверное, и надо было прекращать, не соглашаться никуда ехать, но я-то восприняла это как начало нового этапа в наших отношениях. А этап почему-то не начинался, в Москве куковала одна в ожидании своего ненаглядного и здесь продолжаю делать тоже самое. Правда, не одна.

Я с трудом оторвалась от процесса воспоминаний и подняла глаза. Алексей смотрел на меня с плохо скрытой усмешкой:

-Уже вернулись? – спросил он.

-Откуда?

-Из последнего посещения подобного места.

На какое-то мгновение я даже опешила. Чтение мыслей никак не вписывалось в облик моего нового знакомого. Или у него сверхразвитая интуиция? Впрочем, это качество больше свойственно все-таки женщинам.

-С чего вы взяли, что я думала об этом?

-Мне так показалось. Во всяком случае, мысли ваши были где-то очень далеко. Тоскуете о своем кавалере?

-Честно? Не то, чтобы очень. Понимаю, такое признание меня не украшает, но в чем-то вы правы. Я подумала, что мы и в Москве не часто видимся, и здесь, судя по всему, мало что изменится.

-Возможно, я лезу не в свое дело, но почему вы прилетели одна?

-Понятия не имею, - пожала я плечами. – Олег вообще плохо предсказуемый человек, но тут, конечно вообще особый случай. Наверняка это его бизнес, будь он неладен!

-Бизнес – штука коварная, - охотно подтвердил Алексей. – Никогда не знаешь, что тебя завтра ожидает. Это я по своей супруге могу судить. Даже не помню, когда мы последний раз вместе отдыхали. Вообще не помню, когда отдыхали. А чем ваш друг занимается?

-По-моему, строительством, - не совсем уверенно произнесла я. – Или какое-то производство чего-то. Как-то не могу я суть ухватить.

Я даже не заметила, как передо мной появилось блюдо с салатом и корзинка с хлебом. Врубилась, когда официант начал наливать мне вино в бокал.

-За что пьем? – осведомился Алексей.

-За мир во всем мире, - предложила я. – Или за нормальный отдых каждому нормальному человеку.

-Очень хороший тост, - похвалил Алексей. – Особенно в первой части. Вторую, пожалуй, будет труднее реализовать.

-Ну, я лично намерена все-таки как следует отдохнуть. Пусть бы и в одиночестве.

-Это вам не грозит.

-Думаю, не грозит. Меня уже сегодня куда только ни приглашали. Даже на дискотеку. Жаль, на поздний час, да и кавалер не вполне в моем вкусе. Ну, так ведь лиха беда начало.

-А если ваш… друг все-таки приедет?

Я философски пожала плечами:

-Все в жизни случается, в принципе, неожиданно. Разница только в том, приятная это неожиданность или не слишком.

-У вас сейчас будет приятная неожиданность. Вы танцевать любите?

-Обожаю, - искренне ответила я. – Жаль, что редко удается этим заниматься.

-Вот сейчас и займетесь. Вас приглашают, между прочим. Уже минуты две над вами маячит робкий кавалер.

Я повернула голову вправо и действительно обнаружила молодого человека, в наружности которого, слава богу, не было ничего отталкивающего. Поймав мой взгляд, он сделал что-то вроде полупоклона и произнес:

-Will you be so kind, bayana?

-«Байяна» – это по-турецки «госпожа», - вполголоса перевел Алексей последнее непонятное слово. – Если хотите попрыгать, не возражаю. Сам, к сожалению, в этом не силен и не любитель.

Ну, вот это уже его проблемы. Я встала и пошла за молодым человеком к танцплощадке. Не танцевала я действительно давно, но это ведь как езда на велосипеде: раз научился, никогда уже не забудешь. Тем более, что современные танцы особых правил не предполагают, каждый двигается под музыку так, как это ему нравится, разница только в темпе.

В данном случае, темп был довольно резвый, но мой кавалер все-таки пытался даже в этом ритме взять у меня короткое интервью: как меня зовут, давно ли приехала, где остановилась. В первых двух случаях я его любопытство удовлетворила, третий вопрос предпочла пропустить мимо ушей. Возможно, здесь действительно никто, нигде и ничего не ворует, но показывать дорогу к дому совершенно постороннему человеку мне было как-то неинтересно.

Танец кончился и я вернулась к Алексею.

-Браво, байяна, - с усмешкой сказал он. – Где научились так отплясывать?

-Пару лет назад было модно танцевать фламенко. Так что я какое-то время этим очень увлекалась, даже специальную группу посещала. Правда, мужчин там практически не было, плясали либо все вместе, либо шерочка с машерочкой. В конце концов, мне надоело, или дела закружили, не помню уже.

-Никогда не видел это самое фламенко.

-Много потеряли, - оживилась я. – Танецкрасотыфантастической, ритм просто завораживает, а если еще и кастаньеты… Умереть, уснуть и проснуться, рыдая.

-Вот бы посмотреть…

-Ну, я даже не знаю… - растерялась я. – Кастаньет нет, музыка опять же не совсем…

-Значит, если бы были кастаньеты и музыка, вы бы станцевали?

-Конечно, - легкомысленно брякнула я, не подумав. - Платье на мне достаточно длинное, каблуки имеются, еще как бы станцевала!

Салат был невероятно вкусным, да и проголодаться я за день все-таки успела, несмотря на крекеры. Опять же вино: чуть терпкое, темно-красное, почти совсем не пьянящее…

-Вас опять приглашают, - сообщил мне Алексей. – По-моему, вы тут пользуетесь бешенным успехом.

Действительно, приглашал еще какой-то молодой мужчина. Более, кстати, воспитанный, чем первый, потому что разрешение пригласить меня, испросил у Алексея. Да и музыка была приятнее: певица ушла на перерыв, а оркестр изображал что-то из Поля Мориа с местным, конечно, колоритом. В остальном, правда, заметной разницы не было, в том числе и прежде всего в задаваемых мне вопросах. Ну уж дудки! Если тут каждому давать свои координаты, так я соскучусь дверь в квартиру открывать и закрывать. Кстати, дверь-то я заперла? А то за мной иногда водится некая забывчивость.

Вернувшись к Алексею я сказала, что объявляю перерыв с танцами, потому что когда-то и поесть нужно. Так что третий, практически тут же возникший кавалер, получил от ворот поворот: я со всей доступной мне деликатностью объяснила ему (по-английски, естественно), что немного притомилась и хочу спокойно посидеть.

-Да, - посмеиваясь сказал Алексей, - успехом вы тут пользуетесь прямо-таки бешеным. Знаете, как они вас между собой называют? Я тут случайно подслушал.

-И как же? – живо заинтересовалась я.

-Байяна руссо. Русская госпожа.

-Да, времена меняются. Вообще-то я мечтала, что меня тут будут называть ханум-эфенди. Все-таки у меня высшее образование…

-А что это меняет?

-Это я в книге вычитала, из турецкой жизни. «Птичка певчая» называется. Так вот там, как только главная героиня закончила школу, ее тут же все, кроме родственников, естественно, стали звать ханум-эфенди. Мне понравилось. А про байяну там вообще ничего не говорилось. Правда, дело было почти сто лет назад…

-И с тех пор кое-что могло измениться, - подхватил Алексей. – Но теперь берегитесь: вас приметили и на улице проходу не дадут.

-Ну и что! – фыркнула я. – Полдня сегодня по Кемеру болталась, устала от знакомств отбиваться, но ведь насильно никто никуда никого не тащит.

-Жарко было. Люди делами занимались. Вас никто не знал. А теперь присмотрятся и…

-И что, завалят меня букетами и драгоценностями? – саркастически осведомилась я.

-Насчет букетов я бы на вашем месте не обольщался. Тут вокруг столько цветов растет, что дарить живые никому в голову не приходит. А драгоценности – почему нет? Тем более что серебро здесь стоит сущие копейки. Если поторговаться, конечно.

-Вот чего не умею – того не умею, - вздохнула я. – Как-то не мое это. Всегда плачу столько, сколько запрашивают.

-Оставьте это для больших магазинов, - посоветовал Алексей. – Там это действительно не принято. А в маленьких магазинчиках, тем более – в лавочках, тем более – на открытом воздухе вы просто обязаны торговаться. Тут такой местный обычай, они никакого кайфа не получают, если с ними не торгуются.

-Одно слово – турки, - подытожила я. – Смотрите, нам что-то несут, по-моему. Довольно впечатляющее сооружение.

-Это нам несут фондю. А это блюдо требует внимания и некоторой ловкости рук, так что не расслабляйтесь, но и не пугайтесь особенно. Делайте, как я, и все будет в порядке. Сразу все пугаются, потом привыкают.

Вот тут он был совершенно прав, насчет первоначального испуга. Такую штуковину я видела первый раз в жизни, даже в кино не доводилось. Большой горшок с кипящим маслом, под ним – огонь, самый настоящий, а в добавление к этому – несколько тарелок с кусочками разного мяса, мелко-мелко нарезанного. Все это великолепие предлагалось цеплять на специальную двузубую вилку и окунать в кипящее масло. Через пару минут порция готова к употреблению.

В общем, конечно, не еда, а какой-то цирковой аттракцион. Максимум внимания нужно было уделять самому процессу, а не вкусовым ощущениям, которые, впрочем, были очень даже и недурны. Давно я не получала от еды такого откровенного удовольствия. А ведь так просто, если вдуматься. Та же фритюрница только с другой технологией.

-Что будете на десерт? – поинтересовался официант, очень вовремя появившийся возле столика. – Сладости, кофе, мороженое?

-Кофе обязательно, - сказала я. – После такой трапезы надо взбодриться. А насчет остального… ну, только не сладкое.

-Мы подумаем, - сказал Алексей, - займитесь пока кофе. А у меня для вас сюрприз, Вика. Пока вы там отплясывали, я тут немного подсуетился.

Он приподнял салфетку возле своего прибора и я увидела… пару кастаньет. Самых что ни на есть настоящих. Где он их тут достал, да еще не вставая с места, ума не приложу.

-Здесь все можно получить, страна такая, - прочел мои мысли Алексей. – Так как насчет обещанного фламенко? Музыка будет соответствующая, это я вам обещаю. А на этих условиях вы мне обещали показать танец.

Я растерянно мигала глазами. Вот что значит расслабилась и потеряла бдительность. С другой стороны, новую русскую пословицу «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует», пока, по-моему, никто не отменял. А поскольку у меня было такое чувство, что более лирические отношения со мной в планы Алексея не входят (пока, во всяком случае), то, наверное, нужно все-таки попробовать. Не канкан же он просит станцевать, а просто исполнить очень хорошо знакомое мне действие. Что-то вроде гимнастического упражнения.

-Назвался груздем, не говори, что не дюж, - вздохнула я. – Что ж, давайте эту вашу соответствующую музыку, а я постараюсь ей соответствовать. Кофе потом выпью.

Алексей обернулся к оркестру и сделал какой-то неуловимый знак. Очередное восточное благозвучие закончилось, и я услышала первые такты именно той мелодии, под которую несколько месяцев плясала в женском клубе в Москве. Ну, что ж, трус не пьет шампанского (или, в данном случае, кофе), а обещания надо выполнять.

Конечно, свою роль сыграли и два бокала вина. Опьянения я не чувствовала, но вот ощущение «море по колено» – это, пожалуй, присутствовало. Так что я отмахнулась от мысли, что на меня будут смотреть не товарки по классу танца и даже не преподаватель, а совершенно посторонние люди, решительно взяла у Алексея кастаньеты и направилась в середину танцплощадки, где народ явно не совсем понимал, что происходит.

Не знаю, хорошо я танцевала или плохо – не мне судить. Но меня ожидал еще один сюрприз: у меня появился партнер! Седовласый, поджарый мужчина вполне европейского вида тоже, судя по всему, пустился во все тяжкие и присоединился к моим па. Буквально пару минут мы присматривались и прилаживались друг к другу, а потом вдруг спелись, точнее, станцевались так, что по окончании «номера» были награждены бурными аплодисментами, чуть ли не переходящими в овацию. Я думаю: такое зрелище и совершенно бесплатно.

Когда мы остановились, партнер взял мою руку и поднес к губам.

-Я давно не получал такого удовольствия, мадам, - произнес он по-английски, очень медленно и четко выговаривая слова. – Меня зовут Исмаил-бей, ваш покорный слуга.

-Виктория, - отозвалась я.

-Позволите проводить вас к вашему столику, Виктория-ханум?

Я чуть не прыснула от изумления. Сбылись, называется, мечты идиотки! Но каков стиль! Похоже, некоторые местные жители сто очков вперед дадут большинству европейцев. Про соотечественников вообще молчу.

Но все сюрпризы, оказывается, были еще впереди. Когда мы подошли к столику, Алексей встал и… поклонился, по-настоящему поклонился моему партнеру по танцам.

-Добрый вечер, Исмаил-бей. Рад видеть вас в добром здравии.

-Добрый вечер, Алексей-бей. Опять к нам? Все те же дела?

-Все те же, Исмаил-бей. Присаживайтесь, прошу вас.

Я только переводила округлившиеся глаза с одного на другого. Что за пьесу из светской жизни они тут разыгрывают? И что еще за Исмаил-бей свалился на мою голову?

-Буду очень рад. С вашего позволения только отдам кое-какие распоряжения.

-Окажите нам такую честь.

Исмаил-бей отошел, а я схватила Алексея за рукав, что было, конечно, не совсем прилично, но сдерживаться я уже не могла.

-Это что за тип?

-Это не «тип», Вика, - с некоторой даже торжественностью ответил Алексей. – Это один из хозяев этой деревни. А если совсем точно, хозяин, двое других помельче будут. Между прочим, и этот ресторан его, и дом, в котором у вас квартира, и все отели в окрестностях.

-Миллионер, что ли? – окончательно обалдела я. – Так с какого перепугу он со мной плясать пошел? Совсем ку-ку?

-У богатых свои причуды, - усмехнулся Алексей. – Сейчас вернется, может, объяснится. А может, и не объяснится.

-А может, и не вернется? – предположила я. – Попью-ка я пока кофейку. Как говорит один из героев культового фильма: «Кажется, вечер перестает быть томным».

-Во всяком случае, танцевать вам сегодня уже вряд ли придется.

-Это еще почему?

-А тут нет сумасшедших с Исмаилом тягаться. Он им всем так или иначе хозяином приходится. И, похоже, на вас глаз положил.

Вот только поклонника-миллионера мне и не хватало для полного счастья. То-то Олег обрадуется… если приедет. А если не приедет? И в этот момент зазвонил мой мобильник. Легок, как говорится, на помине.

-Ты как, малыш?

-А ты вообще-то где? – ответила я вопросом на вопрос, хотя прекрасно знала, что Олег такие штучки не выносит.

-Это принципиально? – не обманул он моих ожиданий.

-Отнюдь. Адрес меня не интересует, интересует географическая близость ко мне.

-Географически я от тебя пока далеко. Потерпи еще немного, ладно?

-У меня есть альтернатива?

-Есть! Можешь не терпеть, садиться в самолет и возвращаться. У тебя обратный билет с открытой датой.

-Ты что, злишься? – сухо спросила я. – Я опять спросила что-то запретное?

-Я не злюсь, просто жизнь так по-дурацки складывается. Ты посылку получила?

-Конечно. Я…

-Это мобильный телефон, малыш, его очень легко прослушивать. Так что подробности пока оставь. Получила – и прекрасно, что делать дальше, я тебе напишу. Потом можешь расслабиться и отдыхать по полной программе. И не забывай пару раз в день смотреть почту.

-Какую почту? Городскую?
-Электронную, глупышка. Мне проще тебе писать, чем звонить. Кстати, чем ты сейчас занимаешься?

-Сижу в ресторане, - честно ответила я. – Только что поужинала.

-Надеюсь, ты ведешь себя благоразумно?

-Ты бы прослезился от умиления, если бы мог меня сейчас увидеть, - не без яда отозвалась я. – Надеюсь, танцы входят в программу благоразумного поведения?

-Если они приличны, - не остался в долгу Олег. - В общем, не забывай про почту. И постарайся не обгореть.

-Постараюсь, заботливый ты мой, - вздохнула я. – Только спину кремом мазать не очень удобно, а попросить пока некого.

-Значит, я приеду скоро, - отрубил Олег. – Все, пока, целую тебя.

-И я тебя тоже, - со вздохом отозвалась я.

Удивительное рядом: Олег звонит два вечера подряд. Вряд ли потому, что так уж безумно по мне скучает: пока я пребывала в Москве, он очень спокойно переносил разлуки.

Что-то меня настораживало в этих звонках, а что – я никак не могла понять. Теперь еще одно задание резиденту: читать почту. Хорошо, что электронную, а то пришлось бы искать какое-нибудь дупло в местной пальме.

В этот момент передо мной на стол легла роскошная алая роза. Я подняла глаза и обнаружила… Исмаила-бея, который и обеспечил меня этим великолепием. А Алексей говорил, что здесь цветы дарить не принято. Впрочем, у неголицотоже было, мягко говоря, ошарашенное.

-Ваша подруга, Алексей-бей, буквально заставила меня потерять голову. Такого удовольствия, как сегодня, я давно уже не получал.

Забавно: комплимент вроде бы мне, а делается через мою голову. Что ж, это все-таки Восток: когда мужчины разговаривают, женщины должны помалкивать. Но когда Алексей ответил, у меня буквально отвалилась челюсть:

-К сожалению, Виктория не моя подруга. Мы просто вместе летели в самолете. Ну, а первый вечер в незнакомом городе проводить одной… грустно, наверное. Вот я и предложил поужинать.

И за борт ее бросает в надлежащую волну… Здорово он, наверное, зависит от прихотей или желаний этого турецкого паши.

Официант уже притащил подходящую по размерам хрустальную вазу – для цветка. Исмаил-бей сделал какой-то неуловимый жест и официант мгновенно придвинул ему кресло, а потом, выслушав короткую фразу на турецком языке, буквально испарился. Н-да, вышколил он тут их всех отменно. Как у нас раньше писали: беспощадная эксплуатация трудящихся.

-Я взял на себя смелость заказать вам местный фирменный десерт. И хочу спросить вас, Виктория-ханум: вы умеете танцевать вальс?

-Конечно, - с некоторым недоумением ответила я. – Кто же этого не умеет?

-Сейчас – практически никто. А я получил образование во Франции, до сих пор Париж забыть не могу. И если бы я пригласил вас на вальс…

-То я бы с удовольствием приняла ваше приглашение, - совершенно искренне сказала я. – Это один из моих любимых танцев. И заодно с наслаждением поговорила бы с вами по-французски. Мой любимый язык.

-Тогда прошу вас, Виктория-ханум.

Оркестр заиграл вальс, едва Исмаил-бей поднялся с кресла. Н-да, круто у них тут. Мои бы желания кто так выполнял, ведь даже пальцами щелкать не нужно, выдрессированы по высшему классу.

Мы закружились по вмиг опустевшей площадке. То ли никто больше вальс танцевать не умел, то ли не осмеливались составлять конкуренцию патрону. Танцевал он, надо сказать, отменно: давно у меня не было такого партнера по танцам. То есть, если называть вещи своими именами, такого не было вообще никогда. Мне нужно было только подчиняться, все остальное происходило как бы само собой.

Когда музыка смолкла, все дружно зааплодировали. Что ж, возможно, со стороны это выглядело тоже неплохо. Исмаил-бей церемонно поклонился мне и под локоток сопроводил до места, где меня на столе уже ожидало нечто разноцветное и воздушное.

-Это фирменный десерт ресторана, - пояснил Исмаил-бей, заметив мое изумление. – Обычно его здесь готовят для меня и для самых моих дорогих гостей. Попробуйте.

Я попробовала. Описать простыми словами вкус этого блюда просто невозможно. Нежнейшие взбитые сливки, привкус шоколада, который тут же перебивался каким-то более экзотическим вкусом – то ли фейхоа, то ли еще чего-то более экзотического. И это не было похоже на обычно слишком приторные сладости. Это было сказкой, приветом от багдадского халифа, завтраком пери, мечтой любого гурмана… Только чрезвычайным усилием воли я заставила себя не вылизать вазочку до блеска.

Исмаил-бей наблюдал за мной с улыбкой. Алексей тоже улыбался, но как-то не слишком весело. С другой стороны, ему-то с чего было веселиться? Десерта не предложили, девушку уводят прямо из-под носа, да еще практически перешли на незнакомый ему, простому российскому бизнесмену, французский язык.. Хотя, возможно, я преувеличиваю остроту ситуации и никаких видов на меня Алексей вообще не имел. Так, средство от скуки, пока не подвернулось что-то более заманчивое.

-Благодарю вас, Исмаил-бей, - сказала я. – Я получила просто сказочное удовольствие.

-Могу только сказать, что это взаимно, - улыбнулся он. – Давно не танцевал и давно не получал такого удовольствия от танцев. Вы давно приехали в Кемер, Виктория-ханум?

-Вчера ночью. И уже успела понять, что не пожалею об этой поездке.

Сказать, что ли, об этом идиотском письме? Судя по всему, он любую проблему тут решает на раз-два-три. Нет, не стоит. Не стоит портить такой сказочный вечер просьбами. Судьба редко преподносит такие подарки, и это нужно ценить по достоинству.

-Хотите погулять по вечернему Кемеру, дорогая ханум? А потом выпьем здесь кофе или чего-нибудь по вашему усмотрению на сон грядущий.

-С удовольствием, - искренне ответила я.

-А вы, Алексей-бей?

-Сочту за честь, - церемонно наклонил тот голову.

-Тогда позвольте мне все организовать. Один телефонный звонок…

Он действительно куда-то позвонил и отдал одно или два коротких приказания, смысла которых я не поняла, поскольку ни одного уже знакомого турецкого слова в них не содержалось. А потом выключил телефон и с милой улыбкой сказал:

-Через десять минут все будет готово.

Улицы он, что ли, приказал помыть по пути нашего следования? Или устроить толпы восторженных граждан, забрасывающих нас розовыми лепестками? Мне начинало казаться, что от этого в общем-то чудаковатого миллионера можно ожидать чего угодно. Но действительность превзошла все мои ожидания.

Ровно через десять минут на набережной у входа в ресторан остановилась… старинная коляска, запряженная парой невероятно красивых лошадей. Даже затрудняюсь сказать, какой они были масти, потому что роскошная сбруя затмевала практически все.

-Экипаж подан, дорогая ханум. Прошу вас.

И «дорогая ханум», как сомнамбула приняла предложенную ей руку Исмаил-бея и проследовала к экипажу. Алексей шел сзади, как бы изображая собой эскорт. Не знаю, насколько его на самом деле манила подобная прогулка, но даже я уже поняла: не то чтобы приказы – просьбы Исмаила-бея обязательно выполняются всеми. Вне зависимости от возраста, национальности и социального положения.

Никогда в жизни не испытывала подобных ощущений, и вряд ли еще когда-нибудь испытаю. Исмаил-бей точно знал о моей давней и нереализованной мечте: прокатиться в конном экипаже по улицам какого-нибудь города. В мечтах мерещились Рим или Флоренция, но вряд ли там подобные прогулки были бы обставлены такими экзотическими декорациями. Море, пальмы, иллюминация, музыка отовсюду, люди, которые глазели на нас, как на седьмое чудо света. В довершении ко всему в гавани устроили настоящий фейерверк, после чего я поняла: жизнь удалась.

Когда прогулка закончилась и мы вернулись в ресторан к кофе и шампанскому, Исмаил-бей, по-моему крайне довольный реакцией, благодушно осведомился:

-Что собираетесь делать завтра?

-То же, что и сегодня – отдыхать, - мило улыбнулась я. – Обожаю море и все, что с ним связано. Возможно, поеду кататься на яхте, я слышала на пляже, что туда предлагают билеты.

-А если я вам предложу чуть-чуть другой вариант отдыха?

-Какой именно?

-Я хочу пригласить вас провести день на моей собственной яхте. Это немного комфортнее, чем толкаться в толпе туристов.

-Вы очень добры, Исмаил-бей, - забормотала я, решительно не зная, как отнестись к подобному предложению.

И вообще все это сильно смахивало на какой-то голливудский фильм. Миллионер, море, яхта. Ущипнуть, что ли, себя покрепче? Или он так шутит? Хотя на шутника вроде бы не похож.

-Рекомендую принять приглашение, Вика, - сказал вдруг Алексей на таком чудовищном английском, что я даже не сразу его поняла. – Второй раз такой шанс не выпадет.

Исмаил-бей одарил его полуулыбкой, от которой тот буквально расцвел, и повернулся ко мне:

-Так что мы решим, дорогая ханум?

-Я не знаю, насколько это удобно…

-Уверяю вас, не пожалеете. К тому же обещаю вести себя, как джентльмен.

-А вы разве умеете по-другому? – невольно вырвалось у меня.

Конечно, комплимент я ему отвесила хоть и косвенный, но вполне приличный. С другой стороны, я как-то не могла представить себе этого вылощенного, с безупречными манерами господина, хватающим меня за коленки или что-то в этом роде.

Ну, а если даже допустить… Олег, по-видимому, думает, что кроме него других мужчин на свете просто не существует, отправил меня сюда, да еще нагрузил какими-то сомнительными поручениями. Конечно, то, что я собиралась сделать, было не совсем нравственным, но… Но уж лучше я буду безнравственной, чем несчастной! Не на танцы же с администратором ресторана идти.

-Я с удовольствием покатаюсь на вашей яхте, Исмаил-бей, - решительно ответила я.

Алексей совершенно прав: второй раз такой шанс может и не подвернуться, а кораблик с туристами от меня никуда не денется. Они тут каждый день плавают, двадцать пять долларов все удовольствие вместе с обедом на борту. И наверняка только я там окажусь одинокой девушкой. Да ну их всех!

-Чудесно! Тогда завтра я за вами заеду. Где вы остановились? В каком отеле?

-Вот в этом доме, - повела я головой в сторону своего временного пристанища. – Вон мой балкон отсюда видно.

-Вы довольны апартаментами?

-Еще бы!

-Я рад. Видите ли, на самом деле я хозяин этого дома, и мне приятно, что вы уже моя гостья. Конечно, сам я во все дела не вникаю, для этого есть управляющий. Впрочем… Какой номер апартаментов?

-Третий.

-Неплохо, но довольно скромно. Впрочем, все это поправимо.

Он снова сделал какой-то неуловимый жест рукой и сказал несколько коротких фраз мгновенно появившемуся официанту, а потом снова повернулся ко мне.

-Сейчас я познакомлю вас с управляющим. При малейших затруднениях или проблемах обращайтесь к нему, я сделаю соответствующие распоряжения. А нам, пожалуй, можно выпить по бокалу шампанского в честь такого замечательного знакомства.

Вот от шампанского я отказалась категорически, попросив заменить его все тем же красным вином, которое пила весь вечер. Во-первых, я эту шипучку не слишком жалую, а во-вторых, устраивать ерш в данном случае было совершенно неуместно, тем более, что днем я еще и пиво пила. Тут и на трезвую голову дай бог уследить за событиями.

Управляющий оказался довольно пожилым человеком, ни слова не понимающим ни по-русски, ни по-английски, поэтому содержание его короткого разговора с Исмаилом-беем я не уловила. Поняла только, что речь идет обо мне – пару раз мелькнуло ставшее уже привычным Виктория-ханум. Управляющий только кивал и низко кланялся, а потом чуть ли не рысью куда-то помчался, не иначе, выполнять только что полученные указания. Интересно, что за сюрприз меня ожидает в квартире?

Долго мучиться неизвестностью мне не пришлось. Управляющий вернулся практически мгновенно и на лице его были отчетливые следы нешуточной паники. Он пробормотал несколько опять-таки непонятных турецких фраз, после чего Исмаил-бей резко встал, отшвырнул кресло, что-то прошипел сквозь зубы, но довольно быстро взял себя в руки.

-Виктория-ханум, нам придется прямо сейчас пойти к вам.

-Что-то случилось? – ошарашено спросила я.

-Никогда ничего подобного в этом городе не было, - вместо ответа отчеканил Исмаил-бей. – Алексей-бей, пойдемте с нами, оставьте в покое бумажник, вы сегодня были моим гостем. Прошу вас, Виктория-ханум…

Когда мы подошли к моей квартире, я поняла, что так разозлило всесильного миллионера. Дверь была полуоткрыта и буквально все перевернуто вверх дном, даже обивка на мебели была вспорота. Вечер, начавшийся мелодрамой, оборачивался неслабым боевиком.

продолжение следует...

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.