Глава тринадцатая. Пить надо меньше.    Впрочем, я не стала затягивать паузу, поскольку за последнее время как-то привыкла к самым разнообразным сюрпризам и считала их почти нормой. -Чем может быть вам полезен Исмаил-бей? – крайне вежливо осведомилась я. -Мне позвонил друг моего мужа и сказал, что Олег…Олег Анатольевич – в тюрьме. И что помочь мне связаться с ним может только Исмаил-бей.

Глава тринадцатая. Пить надо меньше.    Впрочем, я не стала затягивать паузу, поскольку за последнее время как-то привыкла к самым разнообразным сюрпризам и считала их почти нормой. -Чем может быть вам полезен Исмаил-бей? – крайне вежливо осведомилась я. -Мне позвонил друг моего мужа и сказал, что Олег…Олег Анатольевич – в тюрьме. И что помочь мне связаться с ним может только Исмаил-бей.

Я перевела все это, попутно разглядывая ту, о которой в свое время так часто думала, и которую представляла себе совсем другой. По рассказам Олега мне представлялось хрупкое, почти неземное создание, почему-то очень светлая блондинка с голубыми глазами.

А тут сидела вполне упитанная и земная дама, с явно подкрашенной рыжеватой гривой, причем причесанная так, как я никогда еще не видела: из всей массы волос она соорудила нечто вроде конского хвоста, но закрепила его почему-то не на затылке, а над левым ухом. Ресницы были явно искусственные, а уж о количестве косметики на лице даже говорить страшно.

-Я могу договориться о вашем свидании с мужем, - неторопливо ответил Исмаил-бей. – Но дело очень серьезное, по-моему, серьезнее, чем вы себе представляете.

-Сколько? – спросила Анна, выслушав мой перевод.

-Что – сколько? – не поняла я.

-Сколько я должна заплатить этому дяденьке, чтобы вытащить Олега из тюрьмы?

Вопрос, конечно, интересный. Судя по всему, девушка не имела даже отдаленного понятия о том, с кем она разговаривает, и пошла по хорошо знакомому ей чисто российскому пути. Ну-ну…

-Вы, кажется все еще не понимаете. Вашему мужу предъявлено сразу несколько обвинений. В контрабанде, попытке торговли поддельными драгоценностями, заказном убийстве и попытке устроить террористический акт. К сожалению, если три пункта – это только попытки, ничем конкретным не закончившиеся, то заказное убийство – это очень серьезно.

-Он что, меня полной идиоткой считает? – обратилась ко мне Анна, выслушав перевод. – Когда это задерживали заказчика убийства? Это ведь невозможно доказать.

Про «идиотку» я переводить не стала, остальное донесла в точности.

-Увы, уважаемая ханум, на месте преступления взяли непосредственно киллера. И тот все рассказал…

-Что значит – все? – изумилась Анна.

-Все, значит все. Дело в том, что у него было два заказа на два убийства. И так уж получилось, что обе намеченные жертвы оказались в Кемере одновременно.

-Вы же сказали, что мой муж… как бы заказал одно убийство.

-Правильно. А второе – вполне возможно – заказали вы, уважаемая ханум. Если честно, я крайне удивлен тем, что вы рискнули сюда приехать. Двухместные камеры для супругов в наших тюрьмах пока еще не построены.

-Я не заказывала никакого убийства! – закричала Анна. – Не видела никакого киллера. Я просто хочу внести за мужа залог, как это принято в цивилизованных странах!

Господи, да она еще и дура, оказывается. В чужой стране вносить залог за такой букет преступлений. Максимум, чего она может добиться, это экстрадиции Олега в Россию.. Н-да… ситуация, однако, забавная.

-Убиталюбовницавашего мужа, - довольно безжалостно продолжил Исмаил-бей. – Ее муж тоже убит. Удивительное совпадение: оба трупа имеют одного исполнителя, но двух разных заказчиков.

-У моего мужа вполне могли быть любовницы, - тоном ниже отозвалась Анна. – Я точно не знала, но догадывалась. А потом нашла у него в компьютере фотографию…Чем-то похожа на вас.

И она ткнула пальцем в мою сторону. Н-да сюрприз за сюрпризом и сюрпризом погоняет. Зачем Олег держал мою фотку в компьютере? Насколько я помню, сама я ему ничего подобного не посылала и своих изображений на добрую память не дарила.

-И тогда я наняла частного сыщика, - как ни в чем не бывало продолжала Анна. - Оказалось, что я подозревала совсем другую, с которой Олега в Питере никогда вместе не видели. Зачем ему еефотопонадобилось, понятия не имею. А настоящая, эта гадюка, хотела за Олега замуж выйти, хотя муж у нее уже имелся, я выяснила. Они встречались почти каждую неделю. В общем, когда она приезжала в Питер по своим делам… Бизнес-леди…

Последнее слово прозвучало в ее устах, как матерное ругательство.

-И после этого вы ее «заказали»? – осведомился Исмаил-бей.

-Шутите? Мне бы это и в голову не пришло: откуда у меня такие деньги? Да и где его взять, киллера-то? Олег, конечно, давал мне кое-что на расходы, но вседеньгибыли у него. Так что устраивайте мне очную ставку, с кем хотите, только помогите встретиться с Олежкой. Тогда я достану денег и внесу за него залог.

-Мне кажется, вы что-то не договариваете, - со свойственной ему проницательностью заметил Исмаил-бей. – Ну, выследили вы любовницу вашего мужа и что? Успокоились и жили дальше, как ни в чем ни бывало?

На лице Анны промелькнула злорадная улыбка, совершенно ее не украсившая.

-Почему же? Я послала копию отчета детектива и снимки мужу этой дряни. Надеюсь, семейную жизнь я им немного подпортила. Но убивать… Может, сам супруг ее и замочил, а свалил все на киллера?

Действительно, «хрупкая и беспомощная овечка». Умереть можно!

Как ни странно, я ей поверила. Именно так и должна была поступить женщина такого типа: обычная жена «нового русского», попавшая «из грязи в князи», да еще и не слишком образованная. Я смутно припомнила, что Олег мне когда-то говорил об очень среднем сельском образовании и отсутствии профессии как таковой.

Денег на сыщика она еще могла наскрести, продать там что-нибудь из шмоток или украшений, но оплатить услуги киллера… Вообще не тот менталитет. Вот ее тезка, убиенная Анна, та смогла бы провернуть этот гешефт в лучшем виде.

И Алексей, по-моему, прекрасно мог пристрелить неверную жену, да вот незадача, его самого убили прежде чем отправить на тот свет его лучшую половину. Так что теоретически он мог заказать убийство жены, но сам ее уж точно не убивал. Тут у него такое алиби, которое только раз в жизни бывает: собственная смерть.

Все это я быстро изложила Исмаил-бею, который слегка задумался, а потом сказал:

-А знаете, Фэриде, очень может быть. Как должен поступить обманутый муж, получив доказательства неверности своей лучшей половины? Или развестись с ней…

-Но при этом потерпеть материальный ущерб из-за общего бизнеса, - подхватила я.

-Верно. Или решить проблему кардинально. Боюсь только, что это мы никогда не докажем, все это останется только гипотезой. С Алексея же уже не спросишь…

Анна с напряженным видом слушала наш диалог, явно ничегошеньки в нем не понимая. Да, преподавание английского языка в ее школе явно было не на высоте.

-Исмаил-бей, а устроить им свидание вообще-то возможно?

-Если вы хотите…

-Жалко тетку-то, - вздохнула я. – Прямо с огорода – и в мафиозные структуры. Единственное, чего я не понимаю, это как ей удалось стать женой Олега. Мне казалось, у него со вкусом полный порядок.

-Вы уж не ревнуете ли, друг мой? – вскинул бровь Исмаил-бей.

-Абсолютно лишена этого чувства, - пожала я плечами. – Наверное, какой-то дефект психики…

-У всех бы женщин был такой дефект… - пробормотал Исмаил-бей. – Ладно, переведите, пожалуйста, этой даме, что сейчас ее отвезут на квартиру, где она будет жить несколько дней, а завтра, скорее всего, увидится со своим драгоценным супругом. Только на встречу тет-а-тет пусть не рассчитывает, я не желаю злоупотреблять своим влиянием из-за всякой ерунды.

Я перевела. Анна прослезилась и чуть было не кинулась на шею Исмаил-бею, но он очень изящно уклонился от этой чести.

-Если не сложно, приставьте к ней кого-нибудь русскоговорящего, - попросила я. – Мне вовсе не улыбается такая роль.

-Естественно! – как бы даже изумился Исмаил-бей. – Неужели вы решили, что я пожертвую возможностью быть с вами ради совершенно незнакомых мне людей? Конечно, у нее будет переводчик или переводчица, а мы с вами займемся куда более интересными делами. Если позволите, я сделаю пару звонков.

Он занялся телефонными переговорами, а мне волей-неволей пришлось общаться с незваной гостей. Когда я закурила, она тут же попросила у меня сигарету.

-Вообще-то Олег терпеть не может курящих женщин, - поведала она мне, затягиваясь. – При нем я никогда не курю.

-У вас есть дети? – задала я светски-равнодушный вопрос, ответ на который сама знала.

-Да, сын, ему десять лет. Сейчас он у моих родителей в деревне под Петербургом.

-Откуда вы узнали про Олега?

-Мне позвонил Сергей, его приятель. Я ведь даже не знала, что Олег в Кемере, за границей, мне он сказал, что улетает на пару недель в Новосибирск. Хорошо, что у меня есть заграничный паспорт, два года назад получила, когда мы все в Испании отдыхали. Собрала все свои сбережения-заначки, да еще у меня подружка есть – стюардесса на международных линиях. Так что сюда я прилетела вообще-то бесплатно.

Н-да. Есть женщины, у них есть практическая сметка, сильный характер и все остальное, что необходимо для выживания в этом жестоком мире. Это скорее Олег без нее пропадет, чем она без него. А образованность и манеры – дело наживное. Много ли, кстати, они мне до недавнего времени приносили пользы.

-А вы секретарша Исмаил-бея? – с любопытством спросила Анна. – Имя у вас восточное, а на турчанку вы совершенно не похожи, да и по-русски без акцента говорите.

-Турчанки разные бывают, - неопределенно ответила я. – А у меня мама – русская.

Чистая правда, между прочим. Кстати, я на нее и похожа, кто угодно подтвердит.

-Вы будете мне здесь помогать?

Размечталась!

-Нет, голубушка, - с нечеловеческой мягкостью ответила я, - у вас будет другой переводчик. Я слишком занята, чтобы этим заниматься.

-А сколько вам платит Исмаил-бей?

-Почему вас это интересует? – удивилась я. – Здесь вообще не принято задавать такие вопросы.

-Ну, я подумала, что могла бы работать помощницей у кого-нибудь здесь, пока с Олегом вопрос решается.

-Без знания языка? – с огромным сомнением произнесла я. – Только уж совсем черная и плохо оплачиваемая работа. Не придумывайте ерунды, голубушка. Встретитесь с мужем, поговорите, он вам сам скажет, что делать.

-И то правда, - со вздохом согласилась Анна. – А как хорошо жили, когда он был просто инженером! В кино ходили, в гости, телевизор вместе смотрели…

Ну, все ясно. Чей-то день рождения, смазливая девчушка, наверняка приехавшая в Питер поступать куда-то учиться, короткий романчик и брак «по залету». Я могла даже не задавать никаких вопросов, все было предельно ясно.

Тут очень кстати вернулся Исмаил-бей с какой-то дамой среднего возраста, которая взяла шефство над Анной и увезла ее из офиса. Облегчение, которое я при этом испытала, описанию не поддавалось.

-Веселая история получилась, - сказал Исмаил-бей, усаживаясь на свое место. – Одному и тому же человеку разные люди «заказали» супружескую пару. Все бы ничего, да жертвы собрались в одном небольшом городе. Киллер, наверное, хорошо повеселился.

-Веселее всего сейчас будет Олегу, - усмехнулась я. – Я же предлагала установить ему пожизненное заключение с дамой его сердца. Оказывается, он его будет отбывать с женой и, право, не знаю, лучший ли это для него вариант. Правда, и ей придется рассказать ему о слежке, которую она за ним установила.

-Удачно, что за ним не следили в Москве, - заметил Исмаил-бей. – Хотя вы на фотографиях наверняка выглядели бы более привлекательно, чем эта его роковая брюнетка.

-Мерси за комплимент, - хмыкнула я, - только компромат на меня посылать абсолютно некому. Я женщина свободная. Кстати, теперь я еще более уверена в том, что свобода от супружеских уз – великое везение.

-Пока вы еще окончательно не эмансипировались, я вас похищаю, - заявил Исмаил-бей. – Нас ждетпикникна водопадах. Красота сказочная, всего час на вертолете.

Что ж, я и к полетам уже начинала привыкать. Вертолет, так вертолет. Тем более, что в любую легковую машину я почему-то сажусь спокойно, хотя прекрасно знаю, что по статистике – это самый опасный вид транспорта. Удивительно все-таки устроена человеческая психика!

Что ж,пикниквозле невероятнойкрасотыводопадов удался на славу. Ко всему прочему там были еще и лошади, на которых можно было прокатиться под контролем опытного инструктора. Честно сказать, верховая езда всегда была для меня абсолютно нереализуемой хрустальной (или голубой, кому что нравится) мечтой, поэтому удовольствие я получила совершенно неописуемое. Впрочем, как и всегда, когда Исмаил-бей брался за устройство моего культурного досуга.

Именно поэтому оставшиеся до отлета дни слились для меня в какой-то фантасмагорический дивертисмент, где одно развлечение сменяло другое, а одно удовольствие плавно переходило сначала в другое, а потом в третье – и далее по нарастающей. Все жутковатые события первых дней моего отпуска напрочь выветрились из моей головы. Только один раз я о них вспомнила, когда Исмаил-бей сделал мне довольно развернутый доклад о том, как проистекалисобытияв местной тюрьме и немного за ее пределами.

-В принципе, вашему экс-другу грозило пожизненное тюремное заключение в Турции, - сказал Исмаил-бей, когда мы в очередной раз вышли в море на его яхте. – Лично я за попытку разделаться с вами, просто посадил бы его на электрический стул. Но поскольку весь эпизод с бриллиантами я из дела благополучно убрал…

Я вытаращила на него глаза. Что значит – убрал? Ведь это все запротоколировано.

-Не удивляйтесь, - усмехнулся Исмаил-бей, по достоинству оценив мою мимику. – Взял и изъял, поскольку без вас этот эпизод не проходил, а вам незачем быть замешанной в уголовном деле. То же самое и с документами: Олег подтвердил, что привез их с собой. Но при этом, к сожалению, пришлось пожертвовать и эпизодом с попыткой взорвать самолет.

-Почему? – окончательно ошалела я.

-Опять же для того, чтобы ваших следов в этом деле не было вообще: ни в качестве исполнителя, ни в качестве подозреваемой, ни в качестве свидетельницы, ни даже в качестве возможно пострадавшей. Официально Олег Анатольевич ни с какой Викторией вообще не знаком. А обвиняется он в организации убийства своего делового партнера. Думаю, его все-таки депортируют в Россию, никому он тут не нужен.

-А если он захочет там свести со мной счеты? – поинтересовалась я.

-Какие? То, что именно вы способствовали исчезновению двух пунктов обвинения? Так он вам еще за это должен быть благодарен. Но насколько я понимаю ситуацию, вряд ли вы когда-нибудь еще встретитесь.

-Пожалуй. Лично я, например, такого желания не испытываю. А возлюбленную его действительно заказал ревнивый муж?

-Действительно. Супруга Олега тут абсолютно не при чем. Вот киллер-то посидит в Турции, лет эдак десять. Если амнистии не случится. Не надо было попадаться.

-Разумно, - заметила я. – Надеюсь на один рейс с Олегом Анатольевичем и его супругой я не попаду…

-Вам это вообще не грозит, - пожал плечами Исмаил-бей. – Мы же договорились: вы летите на моем самолете, в Москве вас встречают и отвозят домой. Я уже сделал все необходимые распоряжения.

К сожалению, все хорошее имеет тенденцию быстро заканчиваться. Закончился и мой великолепный отпуск: шесть чемоданов уже погрузили в лимузин, а мы с Исмаил-беем по русскому обычаю присели на дорожку, а по-турецкому – выпили при этом по чашечке кофе. Удивительно, но перспектива полета меня не пугала совершенно, я воспринимала ее так, как очередную увеселительную поездку.

Конечно, я не удержалась и пустила слезу на прощание, но быстро взяла себя врукии с трапа самолета помахала Исмаил-бею вполне жизнерадостно. Ведь если хорошенько подумать, праздник, который длится вечно – это уже не праздник, а просто образ жизни. Но моя-то жизнь к этому образу мало подходила…

С комфортом разместившись в самолете, который больше был похож на каюту роскошной яхты, я стоически перенесла процедуру взлета, занимая себя мыслями о том, какая невероятная удача мне выпала, и как интересно будет снова встретиться с Исмаил-беем в Москве или… в любом другом городе, который он выберет для встречи. Если, конечно, не забудет…

Нет, не буду думать о грустном! Стюардесса по моей просьбе принесла джин с тоником, я неторопливо выкурила сигарету и, прикрыв глаза, и стала думать о более приятных вещах. Например, о том, какую квартиру купить на свой выигрыш в казино, какой в ней сделать ремонт и какую поставить мебель.

Долго колебалась между необходимым количеством комнат, потом решила, что по жизни мне нужно две: средних размеров спальню и большой кабинет-гостиную. А вот кухня должна быть таких размеров, чтобы одновременно служить столовой. Санузел с джакузи и с душевой кабиной, не такой роскошной, как здесь, естественно, но со всеми необходимыми примочками.

Наверное, я задремала, потому что уже как бы оказалась в этой новой квартире, выдержанной в золотисто-коричневых и лиловато-серых тонах. И в квартире, конечно же, должна быть большая, утепленная лоджия. Там у меня будет зимний сад с розами и лимонным деревом, небольшой фонтанчик, два легких кресла и столик.

И чтобы вид из этой лоджии был не на соседнюю пятиэтажку, а на какой-нибудь парк. Или на Москва-реку. В общем, на что-то, чем можно любоваться в любое время дня и ночи, попивая кофе, чай или что-нибудь покрепче.

-Вика, - услышала я откуда-то издалека незнакомый голос. – Виктория!

-М-м-м? – вопросительно протянула я, не открывая глаз.

-Прилетели, сели уже, скоро нужно из самолета выходить. Просыпайтесь же, Виктория!

-Что, уже Москва? – совершенно ошалевшим голосом спросила я, открывая глаза и обнаруживая себя в салоне первого класса самолета.

Рядом сидел смутно знакомый человек, который, собственно, меня и разбудил. Кажется, его зовут Алексеем. Да-да, все правильно, именно так. Но…

-Так вас не убили? – спросила я ошарашено.

Тут уж он вытаращил на меня глаза, а потом расхохотался:

-Все как раз наоборот. Это я думал, что напоил вас до смерти. Наверное, коктейль был все-таки крепковат. Второй же вас просто доконал.

-Мы с вами курили внизу…- не без усилий вспомнила я.

-Потом поднялись обратно наверх, вы выпили второй стакан и отключились совершенно. Два с половиной часа, минута в минуту. Вот, хлебните минералки, а то вы, по-моему, еще спите. А нам нужно еще вашего шофера разыскать.

Минералка ликвидировала сухость во рту, но не более того. Тем не менее, я проследовала за Алексеем на довольно уже твердых ногах, нормально прошла паспортный контроль и вышла на площадь перед зданием аэропорта. Там дожидалось несколько человек, один из которых держал в руках табличку с крупно написанными русскими буквами словами: «Виктория».

-Ну, счастливо добраться, Виктория, - протянул мне руку Алексей. – Может еще увидимся.

-Счастливо, - пробормотала я, мечтая только об одном: добраться до места и лечь спать по-настоящему, в постель.

Шофер кое-как изъяснялся по-русски, я попросила его притормозить где-нибудь и купить банку холодного пива. После этого откинулась на спинку сидения и принялась соображать, на каком я свете. Надо сказать, что пиво в этом процессе очень даже помогало, туман в голове постепенно рассеивался.

Ехали мы примерно час, сначала по гладкому шоссе вдоль моря, потом – по ярко освещенным и заполненным нарядной толпой улицам небольшого городка. И чем дольше мы ехали, тем все более смутными становились мои воспоминания о приснившихся событиях. Надо же было так крепко заснуть, причем в самолете! Никогда в жизни не спала в транспорте, даже в поезде мне обеспечена стопроцентная бессонница.

-Кемер, - объяснил шофер, не поворачивая головы.

Слава Богу, скоро можно будет остаться одной и лечь спать!

Машина остановилась у подъезда четырехэтажного нового дома с балконами. Шофер помог мне поднять сумку на второй этаж, отдал ключи и откланялся. Я даже не стала осматривать свое новое жилище – утром успеется.

Бросила сумку на пол в большой комнате, достав из нее только умывальные принадлежности и ночную рубашку, приняла душ и с блаженным стоном опустилась на широкую, мягкую кровать, занимавшей почти всю спальню. Беспрецедентный случай – я даже не курила на ночь!

Проснулась я, без особого восторга, от шума на стройке, и какое-то время никак не могла сориентироваться во времени и пространстве. Дома у меня всегда тихо: окна выходят в сад. Минут через пять, правда, я более или менее пришла в себя и определилась, после чего вылезла из постели и босиком, в полном неглиже отправилась осматривать помещение.

Я вышла на лоджию, залитую солнцем, полюбовалась видом на море и гавань, затем отыскала в квартире микроскопическую кухню со всеми, впрочем, необходимыми предметами и продуктами, сделала себе чашку крепкого растворимого кофе и распечатала пакетик с какими-то рогаликами. Завтракать я решила на лоджии, а потом – к морю, купаться.

Правда, сначала нужно было обменять деньги, иначе практически все блага цивилизации пройдут мимо меня. Мне говорили, что пляж тут – платный, за лежак тоже вроде бы надо платить, а уж если захочется что-нибудь выпить или съесть в городе… Ладно, снять сотню долларов с карточки и обменять их на местные лиры много времени не займет. Уж сегодня я точно никакими покупками заниматься не буду, весь день у моря проведу, раз уж до него добралась.

Быстро собрав все необходимое для полноценного и правильного проведения времени в ближайшие несколько часов, я отправилась на выход, предвкушая все прелести солнца, моря и цивилизованного пляжа. И тут заметила, что из-под входной двери проглядывает белый край конверта.

Адреса на конверте не было – естественно! – а внутри оказался небольшой, сложенный вдвое листок. Развернув его, я прочитала одну-единственную содержавшуюся там фразу, написанную по-русски печатными буквами:

«Вам лучше отсюда уехать»…

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.