27 декабря 2005 года мой тест наконец-то показал две заветные полоски. Как я была рада. Конечно же, все мои родственники радовались вместе со мной, ведь мне так долго не удавалась беременность.

   27 декабря 2005 года мой тест наконец-то показал две заветные полоски. Как я была рада. Конечно же, все мои родственники радовались вместе со мной, ведь мне так долго не удавалась беременность.

Больше всех ликовал мой муж, он в буквальном смысле носил меня на руках. Эти 9 месяцев прошли для меня очень легко. Давление, вес, анализы - все в норме. И ни одного сохранения. Единственное, что немного напрягало, это то, что таз был все-таки узковат. Но врачи в женскойконсультациименя успокоили, сказав что среднестатистический ребенок весом до 3.700 кг. пройдет.

И вот уже прошел день, когда, ориентировочно, я должна родить, а схваток все не было. Решила сама ехать в роддом. Несмотря на то, что у меня пошла 41 неделя беременности, врачи делать ничего не собирались, положили меня в ОПБ. На 42 неделе ребенку в матке стало так тесно, что он практически перестал шевелиться. И, наконец, врач предложила мне стимулированные роды.

На следующий день с утра мне сделали клизму, я приняла душ, врач проколол мне плодный пузырь. Перед тем, как проколоть, он долго ковырялся во мне своими толстыми пальцами. Было очень больно. Такую сильную боль я не испытала даже во время схваток и родов. В тот момент мне казалось, что он специально пытается причинить мне боль.

После этой процедуры из меня хлынули воды и перевели меня в предродовую палату. Она была рассчитана на 6 человек и все койки были заняты. От отхождения вод и начала схваток прошло 10 часов, но шейка матки все не раскрывалась.

Соседке по палате с такой же ситуацией предложили кесарево сечение. Мне не предложили. Я просила прооперировать меня, мне отказали. Наконец, еще через 5 часов у меня начались сильные схватки, за ними - потуги. На родильное кресло меня уже буквально тащили по коридору, сама я идти уже не могла. Тужилась я изо всех сил, но ребенок упорно не желал выходить. Подошел врач, посмотрел меня и, наконец, сам понял, что все идет не так как надо.

Мой малыш застрял у меня в тазу, и все мои усилия были напрасными. Пришла заведующая родильным отделением и налегла на меня всей своей огромной массой. Я почувствовала, что не могу из-за нее даже вдохнуть, сквозь пелену видела, как, схватившись за голову, вокруг меня бегал врач, как кричали что-то акушерки, но голоса их я слышала все дальше и дальше.

Почему-то увидела себя на берегу моря, закат солнца над горизонтом, мелкий морской песок, приятный шум прибоя. Легкий морской бриз развевал мне волосы. А я смотрела на закат, и мне хотелось навсегда остаться в этом месте.

Очнулась я от яркого света, бьющего мне в глаза. В последний момент увидела, как от меня уносят сине-фиолетового ребенка. Он не плакал и не шевелился. На следующий день я подписала бумаги, и врачи увезли его в детскую реанимацию. Родился он на1-3 балла по Апгару, весом 4.520 кг!

На протяжение недели нахождения в роддоме, я звонила в ту детскую реанимацию и каждый раз мне отвечали, что шансов на спасение моего малыша практически нет. После выписки из роддома я сразу поехала к моему карапузу. Когда я его увидела, слезы брызнули из моих глаз - весь в проводочках, исколотый, под глазками синие круги и в коме.

Голова похожа на вытянутый кабачок, кости черепа сместились, когда он во мне застрял, мозг почти полностью раздавлен. Месяц он лежал в реанимации в коме, а я каждый день звонила и спрашивала, нет ли ухудшений. Мои молитвы были услышаны, через месяц мой малыш очнулся.

Его перевели в палату интенсивной терапии. Через несколько дней и я легла в больницу, ждать, когда его переведут ко мне.

Его лечащий врач сказал, что прогнозы на будущее очень не утешительные, что малыш мой будет вечным инвалидом, короче говоря, овощем. Сразу от нас открестился, сказал, что такой диагноз это приговор и за лечение не возьмется ни он, ни другие врачи, т.к. это бесполезно.

Когда ребенок полностью пришел в себя, начала сходить с ума уже я. У него всегда и сильно болела голова. Он не плакал, а истошно кричал. Это продолжалось до тех пор, пока он не терял сознание. Успокоить его я не могла в любом положение и при любом укачивании. Врачи говорили, что ничем не могут помочь и только разводили руками. Кричать он начинал примерно в 1.30 ночи и продолжал до 7.30 утра.

Потом нас перевели в другую больницу. Там одна медсестра сказала мне, что такие детки, как у меня, долго не живут. Сделали УЗИ головного мозга, оказалось, идет процесс деградации мозга. Видимо, под влиянием этого он перестал видеть и слышать, усилились судороги. Я была в вечной депрессии и всегда хотела спать.

Промучился мой малыш на этом свете долгих для него 5 месяцев. Потом Бог забрал его к себе. Рожала я в прошлом году. Сейчас идет 31 неделя моей новой беременности. Чем меньше времени остается до родов, тем больше меня гложет страх, что все это, не дай Бог, снова повторится.

Разумеется, теперь я рожать буду платно, и платить будем именно за кесарево сечение. Но везде ведь соломки не подстелешь, правда?